Общество28 сентября 2021 3:07

«Туплю и слова сказать не могу»: дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Часть четвертая: как оказалось, больницей дело не заканчивается
Дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Фото: Мария ЛЕНЦ

Как оказалось, выпиской из больницы дело не заканчивается. Задача врачей в ковидном госпитале – убить в твоем организме коронавирус, чтобы очередной ПЦР-тест показал отрицательный результат. И вылечить пневмонию, добиться стабильной динамики для пациента. На этом их миссия завершается. Восстанавливаться предстоит в домашних условиях, под чутким руководством (или без него) участкового врача. И вот тут начинаются проблемы, о которых ты пока еще не знаешь, но наверняка столкнешься с ними. Это четвертая часть истории, начало читайте тут: часть 1, часть 2, часть 3.

Как не в себя

При выписке из БСМП врач вручил мне подробный анамнез на шести страницах метким шрифтом. Перечитала его три раза вдоль и поперек и каждый раз ощущала холодок на спине при фразе «течение заболевания: тяжелое». Меня предупредили, что я должна теперь долечиваться на дому. Я готова была к тому, что у меня могут быть последствия после коронавируса. Но чтобы такие…

Елена Серебровская

Елена Серебровская

- Ты как? Дышишь? Ходишь? Кашляешь? Я вот до сих пор кашляю, никак не проходит, уже сил никаких нет. В прямом смысле сил нет, очень устаю, - это мне позвонила подруга, которая отлежала в больнице в апреле, за три месяца до меня. Другая подруга переболела в конце прошлого года, почти бессимптомно, но у нее обнаружились проблемы с вестибулярным аппаратом, она месяца три медленно ходила по открытому пространству, стараясь искать опору, пока не отпустило.

Через четыре дня после выхода из больницы я сразу же сдала кровь на развернутый анализ. Взяли пол-литра (шучу). Мой доктор посмотрел результаты и сообщил две новости, одну хорошую и одну плохую (классика жанра). Хорошая заключается в том, что кровь чистая, СПИДа нет и вообще никаких таких заболеваний нет. А плохая заключалась в том, что у меня проблемы с печенью.

Бедняжечка… бедная меня печенка – она же никогда в жизни меня не подводила, служила мне с самого рождения верой-правдой. И вдруг такое… Она и сейчас старалась вести себя тихо, не доставляя неприятных ощущений. Настало время мне позаботиться о ней. Доктор сказал: таблетки и щадящая диета. С первым я справилась, а вот со вторым…

Одна из проблем пост-больничного периода - нарушение режима питания

Одна из проблем пост-больничного периода - нарушение режима питания

Фото: Мария ЛЕНЦ

Моей мечтой было, когда я выпишусь из больницы, нажарить мяса. Когда вышла, так и сделала. Гормональные препараты, которые кололи в больнице, дали о себе знать: я целую неделю ела, как не в себя. Представьте себе ноющие боли в области желудка, словно там что-то грызло изнутри, хотелось есть-есть-есть…. Причем сытость длилась часа два, не больше, независимо от вида пищи – будь то мясо или овощной салат. Старалась налегать на супы, как менее калорийные. Но все равно проходило полтора – два часа, и все повторялось. Поэтому приходилось прибегать к способу французских королей, чтобы облегчить тяжесть в желудке. Скажете, нужно было терпеть? А вы попробуйте поголодайте пару дней так, чтобы потом руки тряслись от голода. Вот и у меня было так же, но только каждые два часа. В результате из восьми потерянных мною килограммов три вернулись уже за неделю. И только потом жор отступил.

Психолога мне, психолога

Попав в больницу, первые пару суток была в депрессии. Причем сама не поняла почему. В больнице я была в безопасности, потому что верила в докторов. Пытки уколами ко мне не применяли – у всех медсестер рука была легкая, ни разу мне вену не «порвали». Но почему-то преследовала навязчивая мысль, что мне надо составить духовное завещание. Если вы понимаете, о чем я. А если нет – скажу: я не хочу быть похороненной в Красноярске, среди чужих мне людей. Лучше там, где мои родители. Особенно тяжело навалилось на меня, когда из нашей палаты на рассвете вывезли скончавшуюся от короны старушку.

Потом (видимо, кислород в голову окончательно вернулся) пришла в себя. Соседка по палате Ирина подсказала, что можно позвать психолога, он иногда ходит по палатам, спрашивает у пациентов об их настроении, самочувствии. Может, и ко мне подходил, да я отмахнулась?

Зато после выписки начался самый настоящий дурдом в голове. Тут уже не психолог, а психиатр точно бы не помешал. Нервы стали ни к черту. Нет, кидаться на людей ни в коем случае не хотелось. Наоборот, всегда наготове слезы, особенно когда вспоминала пережитое – больницу, кислородные трубки, капельницы и тот темный холодный коридор, по которому меня везли в кресле. При виде врачей, укутанных в белоснежные защитные коконы (по телевизору, конечно же), ревела. При упоминании об умерших от ковида тоже ревела. Сейчас, спустя полтора месяца, отпустило. Но все равно случается рецидив.

Как оказалось, больницей дело не заканчивается

Как оказалось, больницей дело не заканчивается

Фото: Мария ЛЕНЦ

Очень неприятное ощущение рассеянности. Это когда забываешь элементарные слова. Говоришь, говоришь – и раз! не знаешь, как правильно сформулировать предложение, какое-то важное связующее слово пропадает. Ты его представляешь, можешь показать жестами, но произнести – нет, провал. Выглядишь глупо, но ничего поделать с этим не можешь. Работоспособность падает катастрофически. Мне сказали, что через полгода все пройдет. Посмотрим.

Побочки – море

Медики до сих пор не могут точно назвать количество побочных эффектов, они у всех разные: проявляется то, чего не было до ковида. Ради интереса я поговорила с десятком знакомых, мониторила соцсети. Забегая вперед, скажу, что я, видимо, еще легко отделалась. Многие отмечают у себя боли в суставах, усталость, тяжесть в ногах, одышку, повышенную потливость. Даже выпадение волос и шелушение кожи на лице, проблемы с обонянием, слухом и вкусом, нарушение сна.

Больше всего страдают те, у кого и так проблемы со здоровьем. Например, аллергия на антибиотики, которыми лечится пневмония. Обостряются хронические заболевания. При ковиде увеличивается риск нарушений свертываемости крови, а это может обернуться инсультом или отеком легких. Это как минимум у половины переболевших. Минимум у половины больных коронавирусной пневмонией впоследствии возможны тромботические осложнения. Именно поэтому в больнице обязательно ставят уколы с препаратом, предотвращающим образование тромбов.

А вот что говорит Роспотребнадзор (цитирую): COVID-19 способен вызывать тяжелые осложнения со стороны сердца, легких, мозга, почек, сосудов и других жизненно важных систем и органов человека. Прежде всего, это – легочный фиброз, приводящий к значительной потере трудоспособности, вплоть до инвалидности. Плюс снижение иммунитета. Так что последствия коронавирусной инфекции не менее опасны, чем сама инфекция. Если упустить их развитие, они могут привести к серьезным осложнениям.

К чему я рассказывают все эти страсти–мордасти? Да, я за маски и прививки. Те, что категорически отказывается от вакцины, говорят так: «Неизвестно, чем это обернется». Побочки от вакцины – ничем не подтвержденные. А вот побочки от короны – реальные.

Тем, кто ждет, пока ковид сам пройдет, вспомните историю. Пандемия «русского гриппа» в 1889 – 1890 году выкосила миллион человек в Европе и Азии. Во время самой страшной пандемии гриппа - «испанки» - в 1918 – 1920 годах умерло, по некоторым данным, до 100 миллионов человек, умирал каждый пятый заболевший. В то время врачи испытывали все возможное – от пускания крови до разработки новых вакцин и сывороток. Но технические возможности науки столетней давности оставляли желать лучшего. И только с появлением нужной вакцины грипп перестал нести смерть. Так будет и с COVID-19.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Когда сатурация упала до 82% - думала, что умираю: дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Третья волна коронавируса или, как ее еще называют, индийский штамм, оказалась намного коварнее того, с чем мы столкнулись весной 2020 года. Лечение идет сложнее, а последствия страшнее. Продолжаем историю журналиста, испытавшего коронавирус на себе. (подробнее)

Знать бы, выживу или нет?! Дневник пациента, прошедшего через тяжелую форму COVID-19

Коронавирус появился в нашей жизни полтора года назад. О нем много говорят и спорят. Но одно дело – слышать о ковиде со стороны и совсем другое – столкнуться с ним, переболеть в тяжелой форме, пройти через кислород, капельницы и панический страх. А затем подавить в себе чувство неприязни к тем, кого сейчас называют «ковид-диссидентами». Это – одна из историй пациентов, переболевших коронавирусом. От начала и до конца (подробнее).

Увидела смерть своими глазами: дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Последние полтора года для многих врачей – единая «красная зона». Коронавирус не дает расслабляться. И пока красноярцы, разбившись на два лагеря, ведут полемику о вакцинации, врачи продолжают спасать, вытаскивать с того света. Продолжаем историю журналиста, испытавшего коронавирус на себе (подробнее).