Общество6 сентября 2021 7:10

Когда сатурация упала до 82% - думала, что умираю: дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Часть вторая: несколько суток в бреду и кислородное голодание
Дневник корреспондента КП, прошедшего через тяжелую форму COVID-19

Дневник корреспондента КП, прошедшего через тяжелую форму COVID-19

Фото: Мария ЛЕНЦ

Третья волна коронавируса или, как ее еще называют, индийский штамм, оказалась намного коварнее того, с чем мы столкнулись весной 2020 года. Лечение идет сложнее, а последствия страшнее. Продолжаем историю журналиста, испытавшего коронавирус на себе. Начало читайте здесь.

Пришла зараза, откуда не ждали

Где я могла подцепить ковид? Поначалу этот вопрос не давал покоя, но потом успокоилась – да где угодно, какая теперь разница. Я ведь не сидела дома взаперти под тремя слоями масок – меня нелегкая понесла в заслуженный отпуск. Там столько людей было, что по факту любой мог сделать «подарок». Я береглась, честно, насколько это было возможно. Но, видимо, где-то согрешила.

Никогда не была фаталисткой, поэтому, когда началась массовая вакцинация, в первых рядах отправилась в поликлинику. Обе прививки перенесла отлично. Перед отпуском твердо решила, что в августе сделаю ревакцинацию. Но, как говорится, хочешь посмешить бога – расскажи ему о своих планах.

В начале июля, сияя от счастья, запрыгиваю в иркутский поезд и еду на Байкал. Семь счастливых дней: экскурсии, прогулки, рассветы, купание на закате, эмоции. Но за все в жизни надо платить, вот и я заплатила. Возможно, меня заразил водитель водовоза на турбазе в день моего отъезда. Пока я ждала свой микроавтобус на веранде административного домика, он сел рядом со мной на лавку и доказывал, что ковид – это «ложь, трындежь и провокация». Другой подозреваемый – таксист в Иркутске, который вез от гостиницы до железнодорожного вокзала и уверял, что ковид ему не страшен, прививки – зло и «только дураки могут заразиться». Возможно, раздавал вирус кто-то из пассажиров битком набитого душного вагона, в котором я возвращалась домой. Не исключаю, что щедротами мог поделиться и кто-то из нашей небольшой дружной группы, с кем я моталась по экскурсиям на Малом море.

Душный заполненный до отказа вагон поезда и пассажиры без масок - идеальные условия для заражения коронавирусом

Душный заполненный до отказа вагон поезда и пассажиры без масок - идеальные условия для заражения коронавирусом

Фото: Елена СЕРЕБРОВСКАЯ

«Колбасить» начало на третий день, после возвращения домой. Сначала заболело горло, как при бронхите, плюс температура 37,3. Простыть не могла, это исключено. Не без труда дозвонилась до горячей линии своей поликлинику и спросила, что делать, если у меня подозрение на коронавирус. Голос из трубки ответил:

- Тогда вам надо прийти на прием к терапевту в кабинет неотложной помощи. Вход в здание со двора.

Меня не расслышали? Какое слово в моей фразе не поняли? Повторяю, что мне нужна ковидная бригада: зуб даю, что я подхватила коронавирус. А мне снова в ответ: приходите на прием. Ну ладно, поликлиника так поликлиника. Из-за сильной слабости пешком пару километров я не одолела бы, поэтому обмоталась платком, надела две маски и приехала – на автобусе! (простите меня, люди, если кого-то я заразила за эти 5 минут поездки). А в кабинет неотложки – очередь человек 30. Кто-то сидит прямо на траве, кто-то на погнувшейся ограде, ибо лавок нет. Невыносимая жара, а в очереди половина ковидников, как и я сама, с температурой и воспаленными глазами.

Когда началась массовая вакцинация, в числе первых помчалась на прививку

Когда началась массовая вакцинация, в числе первых помчалась на прививку

Фото: Мария ЛЕНЦ

Горький опыт

Сказалась невыносимая июльская жара на улице: добравшись с горем пополам до кабинета терапевта, чуть не потеряла сознание. Нашатыря не оказалось, поэтому медсестра дала понюхать ватку, смоченную медицинском спиртом. Помогло. Нюх тогда еще был в наличии. После положенных манипуляций молодая докторша в возрасте вчерашнего интерна распечатала целую портянку с рекомендациями и названиями лекарств, которые я должна купить. Предупредила: «Сейчас идите на первый этаж, сдайте тест. Дома принимайте лекарство. Обильное питье, покой. Если станет плохо – вызывайте скорую». Так безэмоционально она это произнесла… Хотя я ее понимаю: врачу нельзя жалеть своих пациентов.

«Аптеки нынче наживаются» - это не мои слова, а врачей, с кем мне довелось общаться за три недели. То, что до ковида стоило сто рублей, сейчас в пять-семь раз дороже. Для примера, «Бронхомунал» - 1503 рубля. Всего на лечение плюс реабилитацию у меня ушло больше 15 тысяч рублей. А, нет, плюс 3,5 тысячи – пульсоксиметр, очень нужная оказалась штука.

В очереди к экстренному терапевту выстроились человек тридцать, половина из них - выраженные ковидники

В очереди к экстренному терапевту выстроились человек тридцать, половина из них - выраженные ковидники

Фото: Мария ЛЕНЦ

Узнав о том, что я заболела, мне стали звонить и писать в мессенджер родные, друзья, коллеги. Интересовались состоянием, искренне переживали, давали советы – всем благодарна за поддержку. Переболевшие делились опытом: «первые 4 – 5 дней будет высокая температура, потом станет лучше». Я набралась терпения. Но «что-то пошло не так» с самого начала. Температура держалась на отметке выше 39, сбить ее было невозможно. Жуткий озноб чередовался с состоянием, когда внутри все горит. Стоило лечь – забивал кашель, приходилось спать сидя, от этого болела спина и шея. Заливала горло спреем, который не помогал от слова «совсем». Таблетки, которые принимала горстями по три раза в день, вызывали изжогу и другую побочку.

Хотелось есть, но дойти до кухни стало настоящим подвигом. Единственное, что смогла, это наполнила четыре литровых банки водой, добавила варенья и поставила морс на столик возле кровати – с голодухи пила много, потом по стенке ползала в туалет. На четвертые сутки, согнувшись калачиком на кровати, заплакала: «Покормите меня, кто-нибудь»… А ведь холодильник был битком набит всякой всячиной, но дойти до него и открыть – это было сверх возможностей.

Наконец, вызвала скорую, сразу предупредила, что ковидница – прислали кого надо. Врач в спецкостюме сделала мне укол и предложила:

- Может, все-таки в больницу поедете?

Я упрямо отказалась. Это была ошибка, которая могла привести к непоправимому. Сейчас, задним умом, понимаю это. А тогда пульсоксиметр показывал 93 %, я ждала, что температура после укола спадет и мне станет лучше. Какое же заблуждение! Температура действительно упала, но ненадолго. Через сутки она поднялась до 40 градусов. В бреду я провела еще одни сутки. Стала задыхаться. Разбудила кошка, которая тревожно терлась мордой о мое лицо и царапала лапой. А если бы ее не было?

Аптеки за год взвинтили цены в разы, отмечают медики

Аптеки за год взвинтили цены в разы, отмечают медики

Фото: Мария ЛЕНЦ

Когда очнулась и сунула палец в пульсоксиметр, он показывал уже 82 %. Критичный показатель – выходит, уже сутки кислородное голодание. Вот тогда мне впервые стало страшно. Положив посреди комнаты походную сумку, стала складывать в нее все, что могло пригодиться в больнице. Шаталась, цеплялась за все подряд, чтобы удержаться. Сумела под завязку полить цветы. Наполнила кошачьи миски едой и водой - на первое время хватит, потом дети приедут и позаботятся о мурке.

И стала вызывать скорую. Но звонок сбрасывался после первого же гудка. Наверное, это из-за большого количества звонков на 103. Когда набрала 112, то ответили быстро. Соединили со скорой и вскоре уже знакомая врач, укутанная в белую защитную одежду, словно ангел, вновь появилась на пороге моей квартиры:

- Ну что, сегодня поедем со мной? Вы зарядку к телефону взяли? А тапочки? Паспорт не забудьте. У вас все выключено? - она помогла запереть замки на двери. И под руку повела по ступеням к ожидавшей у подъезда неотложке.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Увидела смерть своими глазами: дневник пациента, пережившего тяжелую форму коронавируса

Последние полтора года для многих врачей – единая «красная зона». Коронавирус не дает расслабляться. И пока красноярцы, разбившись на два лагеря, ведут полемику о вакцинации, врачи продолжают спасать, вытаскивать с того света. Продолжаем историю журналиста, испытавшего коронавирус на себе. (подробнее)

Знать бы, выживу или нет?! Дневник пациента, прошедшего через тяжелую форму COVID-19

Коронавирус появился в нашей жизни полтора года назад. О нем много говорят и спорят. Но одно дело – слышать о ковиде со стороны и совсем другое – столкнуться с ним, переболеть в тяжелой форме, пройти через кислород, капельницы и панический страх. А затем подавить в себе чувство неприязни к тем, кого сейчас называют «ковид-диссидентами». Это – одна из историй пациентов, переболевших коронавирусом. От начала и до конца (подробнее).