2019-08-12T18:41:29+03:00

«Спасибо судье, она мне поверила»: бабушку, которую обвинили в растрате денег внука, оправдали!

Надежда Булатова не отчитывалась по чекам за пособия внука-инвалида, и попала под уголовную статью
Поделиться:
Комментарии: comments29
Сначала Надежде Денисовне дали 2,5 года условнСначала Надежде Денисовне дали 2,5 года условнФото: из семейного архива
Изменить размер текста:

Шушенский районный суд оправдал «опекуншу-растратчицу», которая 10 лет воспитывает двух своих внуков, один из которых – инвалид детства. Прокуратура отозвала обвинение против бабушки по всем пунктам! Неожиданный, прямо скажем, поворот в истории 70-летней бабушки из Шушенского района. А ведь еще два месяца назад в этом же самом зале суда именно прокурор доказывал, что она из корыстных побуждений целые 10 лет крала пособие по инвалидности – 1,2 миллиона рублей.

Куда ушли большие деньги?

Два месяца назад на 70-летнюю Надежду Булатову из небольшого села Первомайск обрушилась вся правоохранительная система. На нее завели тяжкую статью, ей грозил срок до 10 лет лишения свободы за то, что промотала деньги внука-инвалида. А на самом деле оказалось, что бабушка всего лишь не отчитывалась по всем затратам, не собирала чеки. Да и какие чеки могут быть в селе, где товарно-денежные между населением проходят на договорной основе.

Историю Надежды Денисовны и ее внуков Оксаны и Сережи * (имена детей изменены – прим.ред.) «Комсомолка» ведет с ноября прошлого года. Сразу, как вышел официальный релиз прокуратуры о возбуждении уголовного дела. Что-то зацепило в строчках, написанных официальным прокурорским языком. Главный вопрос: как и куда могла бабушка в деревне потратить больше миллиона рублей? Поди, скопила да отгрохала себе хоромы? «Комсомолка» обзвонила все возможные инстанции, даже министерство социальной политики Красноярского края. И чем больше становилось известно о бабушке, тем меньше верилось в ее вину.

Спасибо коллегам из Шушенского, помогли найти домашний телефон бабушки. В ее деревеньке только два телефона и стоят – у нее дома, да в библиотеке. Надежда Денисовна поначалу не хотела общаться с незнакомым человеком. Но, видимо, накопилось у нее внутри – и все выплеснулось наружу. Целый час рассказывала о себе, о внучатах. Искренне недоумевала, что от нее хотят. И сильно боялась предстоящего суда, переживала: если посадят, куда внучат-то?

- Младшая дочка моя – непутевая, - призналась она. – Проглядела я ее в свое время. Она родила Оксаночку в 2001 году, а когда девочке исполнилось 6, мою дочку лишили родительских прав. Я когда узнала, что внучку отправили в детский дом, помчалась туда. Сказала, что хочу забрать девочку, негоже ей при живой бабушке в казенном доме жить. И обомлела: оказывается, у Оксаночки есть еще и трехлетний братик Сережа, про которого я даже не знала. Я собрала целую кучу справок. И в 2008 году мне разрешили, наконец, забрать Оксану и Сережу домой.

С тех пор Надежда Денисовна и воспитывала внуков. По местным меркам она богачка: в месяц получает около 50 000 рублей. Из них пенсия по старости около 9 000 рублей. Плюс опекунские по 13 000 рублей на каждого внука. И еще около 15 000 пенсии по инвалидности на Сережу. Деньги уходят на еду, одежду, дрова, предметы быта. И еще на лечение Сережи. Ему требуются дорогостоящие лекарства.

Как гром среди ясного неба

И вдруг как гром среди ясного неба: прокуратура устроила проверку в опеке и обнаружила, что все эти 10 лет бабушка не отчитывалась перед ними за потраченные средства. Ну, и завертелось колесо правосудия. Очень быстро дело возбудили, расследовали и посадили бабушку на скамью подсудимых. Так же быстро вынесли приговор – 2,5 года с выплатой ущерба со своей пенсии. Платить Надежде Денисовне пришлось бы 20 лет.

Но к моменту суда историю Надежды Булатовой «Комсомолка» уже выпустила свою публикацию, ее вовсю обсуждали в социальных сетях, в федеральных СМИ. И новый поворот: краевая прокуратура подала в краевой суд иск с требованием признать решение районного суда незаконным на основании того, что была нарушен процессуальный порядок.

Нам же кажется, не возымей дело такого резонанса, не прогреми благодаря «Комсомолке» на всю страну, о нем второй бы раз и не вспомнили

Нам же кажется, не возымей дело такого резонанса, не прогреми благодаря «Комсомолке» на всю страну, о нем второй бы раз и не вспомнили

- Первый раз дело рассматривалось в особом порядке, - говорит старший помощник прокурора Красноярского края Ольга Гайдук. – То есть бабушка признала вину и решение вынесено без исследования всех обстоятельств, допроса свидетелей. А статья тяжкая – растрата в особо крупном размере. Прокурор посчитал это процессуальным нарушением. И подал апелляцию, чтобы дело рассматривалось не в особом, а в обычном порядке.

Надежда Денисовка сокрушалась:

- Мне уже дали 2,5 года условно, а теперь что, передумали? Оставили бы нас в покое.

И вот новый поворот

28 февраля в Шушенском районом суде состоялось новое заседание по делу «бабушки-растратчицы». Сначала помощник прокурора зачитывал обвинение, а потом взял перерыв. И уже после заявил: сторона обвинения претензий к гражданке Булатовой не имеет и все обвинения снимает. Потому что приехали в дом к ней и не нашли ничего, что указывало на предметы роскоши. Вместо хором обычный деревенский дом с печным отоплением. Зато у внуков есть все, что нужно – одежда, обувь, книги, мебель. И сами внуки за бабушку горой, она у них сейчас самый родной человек.

Надежда Денисовна давно уже узнает «Комсомолку» по голосу. Чувствую – улыбается на том конце провода. Еще бы: повторный суд, который прошел 28 февраля, полностью оправдал ее.

- Переживала я перед этим судом. Никто же не знал, как это все обернется. Сейчас понемногу прихожу в себя. Напридумали волокиту, а теперь мне приходится расхлебывать, - говорит бабушка. – Мне Сережины деньги не нужны, я даже свою пенсию на него трачу. Иной раз даже не хватает. Суд длился часа три. Судья была другая, не та, которая в первый раз. Она молчала, слушала, что другие говорили, потом зачитала решение. Я далековато сидела, не видела выражение ее глаз, но ей спасибо – она мне поверила.

Сейчас Надежда Денисовна жалуется только на одно: весна ранняя, вот они и захворали немного. Но в целом болеть-то некогда. Впереди весна, огороды пойдут. Рассаду вон надо сеять. У внучки скоро экзамены, она в 11-м классе учится. Бабушка переживает, как Оксана будет на консультации ездить, школа-то в соседней деревне. А Сережа молодец, у него большие успехи.

КОММЕНТАРИЙ ПРОКУРАТУРЫ

«Оснований для привлечения ее к уголовной ответственности нет»

В первый раз, когда бабушку осудили, стороной обвинения выступала прокуратура. Во второй, когда оправдали – те же самые представители прокуратуры попросили закрыть дело. Почему? Как объясняют в ведомстве – читайте ниже, в комментарии официального представителя. Вкратце так: бабушка согласилась, чтобы дело слушалось в особом порядке – то есть, признала вину, и тогда приговор выносится без рассмотрения всех фактов. Правда, если в первый раз бабушке никто не объяснил, что надо собирать чеки, в этом вряд ли сказал – что по закону в таком случае приговор может быть только обвинительным.

Нам же кажется, не возымей дело такого резонанса, не прогреми благодаря «Комсомолке» на всю страну, о нем второй бы раз и не вспомнили. Впрочем, этого, как говорится, «к делу не пришьешь».

Бабушка живет в поселке в Шушенском районе, в 45 километрах от районного центра Фото: из семейного архива

Бабушка живет в поселке в Шушенском районе, в 45 километрах от районного центра Фото: из семейного архива

Ольга Гайдук, старший помощник прокурора Красноярского края по связям со СМИ:

- В первом случае обвиняемая сама заявила ходатайство о том, чтобы ее дело было рассмотрено в порядке особого делопроизводства, согласившись с предъявленными ей обвинениями. Это ее законное право. Но при этом нет возможности изучить в суде обстоятельства дела, и, по закону, можно вынести ТОЛЬКО обвинительный приговор. Других приговоров не бывает. Однако прокуратура всегда проверяет законность вынесенного судом решения. И если есть нарушение закона, то применяется апелляционное представление. Приговор суда первой инстанции был отменен и направлен на новое рассмотрение.

Уголовное дело вновь было принято к производству, рассмотрено судом с участием гособвинителя. И после исследования доказательств прокурор попросил суд прекратить уголовное дело в связи с отказом от обвинения. То есть посчитал, что доказательств недостаточно, чтобы признать Булатову виновной. Следовательно, оснований для привлечения ее к уголовной ответственности нет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Бабушка-растратчица: «Дали мне 2,5 года условно. А теперь передумали, что ли?!»

Надежда Булатова, которая живет в небольшом поселке под Шушенским, по местным меркам богачка. Ее ежемесячный доход составляет, страшно сказать, около 50 000 рублей! Из них пенсия 9 000 и опекунские по 13 000 рублей на внуков - 17-летнюю Оксану (ей платят последний год) и 14-летнего Сережу. (Подробности)

«К бабушке претензий нет, но по закону она виновата»: на 70-летнюю опекуншу завели дело за растрату миллиона внука-инвалида

На 70-летнюю бабушку из крошечного села под Шушенским обрушилась целая система: МВД, прокуратура, суд. Растратчица, прогулявшая миллион родного внука-инвалида! (Подробности)

Бабушку оправдали.Больше 1 млн рублей «растратила» 70-летняя опекунша двух внуков. Расследование «КП» заставило прокуратуру пересмотреть дело, и женщину оправдали.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также