Премия Рунета-2020
Красноярск
+5°
Boom metrics
Общество25 августа 2021 5:35

Все горит – надо помочь: «самый северный» африканец отстоял от огня якутскую деревню

Эта земля для учителя Марка Бабатунде из Нигерии за восемь лет стала своей
Марк Бабатунде без раздумий пошел на борьбу с лесными пожарами, угрожающими деревне. Фото: архив семьи.

Марк Бабатунде без раздумий пошел на борьбу с лесными пожарами, угрожающими деревне. Фото: архив семьи.

- Везде дым, дышать нечем! Никогда не видел так близко, как горит лес! – признается Марк Бабатунде.

Этим летом самый северный африканец (так называет себя он сам) ушел добровольцем на войну с лесными пожарами в Якутии. Говорит, по-другому не мог: за восемь лет жизни фактически на «полюсе холода» эта земля стала для него родной. Сюда Марк уехал вслед за любимой, сибирячкой Натальей Ивановой, здесь родились их дети. Семья рассказала о «Комсомольской правде - Красноярск » о своей необычной истории.

Марк и Наташа после переезда в Якутию. Фото: архив семьи.

Марк и Наташа после переезда в Якутию. Фото: архив семьи.

Симпатичный ботаник

Из жарких тропиков в царство вечной мерзлоты, из +50 в -50, «разбег» температур за сотню! И какой сумасшедший кульбит судьбы: чтобы быть с Наташей, Марк преодолел десять тысяч километров, а то и больше. А познакомились на «нейтральной территории» – в Китае, куда оба приехали учиться.

- Я – на переводчика, он – на преподавателя китайского, - улыбается Наталья. – Весна 2004 года, первый курс, обоим исполнялось по 19. Столкнулись у подруги случайно. Помню, Марк был такой серьезный, всегда с учебниками. Симпатичный, но немного ботаник (смеется). А мы жили в общаге, сотовых не было, только стационарный телефон. И он начал мне звонить, мы гуляли вместе в парке, бродили по студгородку, разговаривали.

Марк в городе Санья, на Хайнане. Фото: архив семьи.

Марк в городе Санья, на Хайнане. Фото: архив семьи.

Как оказалось, Марк из обычной скромной семьи. Но, как подметила Наташа, куда более заботливый, взрослый что ли. Идет в гости в общежитие, несет «вкусняшки» на всех. Попросишь помочь, что-то наладить, приколотить – пожалуйста! Эффектные ухаживания – это точно не о нем, у африканцев такое не принято. Просто в один момент оба почувствовали: это моё. И больше не расставались, решили жить вместе.

- Совпадение, но… я мечтала учиться в Китае, - продолжает Наташа. – Поступила в университет у нас в Якутии. Но не отпускала мысль: нужно ехать в Поднебесную. Оставила учебу и на следующий год отправилась туда. Как знала!

Зной или морозы?

В Китае они провели десять счастливых лет, один за другим появились трое детей – дочка Энджел-Джулиана, сын Ари и малышка Эмили. Смуглые, улыбчивые, все в папу.

У Марка и Наташи родились трое детей. Фото: архив семьи.

У Марка и Наташи родились трое детей. Фото: архив семьи.

- Детей я рожала в Якутии, - делится Наталья. – Так что гражданство у них российское. Сначала устроились в Харбине, потом перебрались на остров Хайнань, в город Санья. Море, солнце, зелень, очень его любили.

Но в 2013-м году встал вопрос, где жить. Квартиру снимали, особых накоплений не было. А тут еще Джул должна пойти в школу, куда? Африка или Якутия, зной или лютые морозы? Подумали-подумали и выбрали. Марк улетел в Нигерию, Наташа отправила ему приглашение. И осенью 2013-го папа-африканец полетел в самое холодное, где живут люди, на земле место.

Марк на полюсе холода. Фото: архив семьи.

Марк на полюсе холода. Фото: архив семьи.

Не так давно Марк получил российский паспорт и уже успел поучаствовать в выборах. Фото: архив семьи.

Не так давно Марк получил российский паспорт и уже успел поучаствовать в выборах. Фото: архив семьи.

Модный приговор по-якутски

Тучи комаров, холод, вдобавок туалет на улице… Поначалу все казалось ему странным. А вот снег не шокировал, Марк привык к нему еще в Харбине. Другое дело – экстремальные морозы, под -50 и сильнее! Шаг за порог, и превратишься в ледышку. Правда, его мигом экипировали: меховая шапка, шуба, унты и валенки. В лютую стужу спасает только традиционная одежда, такой уж модный приговор по-якутски.

И мороз нипочем! Фото: архив семьи.

И мороз нипочем! Фото: архив семьи.

А еще на улицу нужно выходить, хорошо заправившись. И Марк знает в этом толк. Супчики, пусть и наваристые, особенно не жалует, они для него – что вода. Хлебаешь, а толку нуль. Нужно что-то поосновательнее: кусок мяса или тарелка риса в самый раз! А лучше и первое, и второе, и компот.

- В основном, кашеварю я, - говорит Наталья. – Если кухню занимает Марк, готовит свое коронное блюдо, называется банкУ. Это что-то вроде гуляша, но по-африкански. Берется говядина, курица, креветки, рыба, все вместе обжаривается в томатном соусе. А потом доводится до готовности. Едят банкУ руками, с гарниром из муки или манной крупы. Берут комочек, захватывают им соус с мясом – и в рот. Очень вкусно! Любит вся наша семья и гости тоже. Дети часто просят: «Сварите нам банкУ!».

Из +50 в -50. Фото: архив семьи.

Из +50 в -50. Фото: архив семьи.

Впрочем, несмотря на африканскую кровь, они выросли настоящими якутами. Все трое любят строганину из рыбы (чира, омуля), а также из свежей жеребятины. Кто не знает, в Якутии ее – и печень тоже – едят сырой. Зимой после забоя замораживают, нарезают слайсами, макают в соль с перцем и лакомятся. От такого деликатеса сил прибавляется втрое, никакая стужа не страшна, так что дети его обожают. Ну а Марк пока так и не оценил.

Марк на Ленских Столбах. Фото: архив семьи.

Марк на Ленских Столбах. Фото: архив семьи.

Лед и пламя

Любопытно, что они, как лед и пламя, только наоборот. Африканец Марк по характеру – само спокойствие, а якутянка Наташа, наоборот, вспыхивает, как спичка.

Ради любимой Марк уехал за тысячи километров от дома. Фото: архив семьи.

Ради любимой Марк уехал за тысячи километров от дома. Фото: архив семьи.

- Смотрю сериал или программу типа «Жди меня» и не могу сдержать слезы. Дети даже подтрунивают: «Ой, сейчас мама заплачет!». Или в другой раз могу начать выяснять на повышенных тонах: «Почему посуда не помыта?». А Марк меня всегда успокаивает. Кстати, сам он за посуду берется редко. Зато полы, например, надраивает постоянно. Когда мы начали жить вместе, я поражалась. Как проснется, сразу хватается за тряпку и давай мыть. Полы это святое! Он однажды на новый год даже купил… пылесос - СЕБЕ. А на день рождения может на полном серьезе может попросить в подарок набор ключей для машины. Вот такой домовитый. Говорит, родители приучили. Семьянин идеальный, что ни говори…

Марк с дочкой. Фото: архив семьи.

Марк с дочкой. Фото: архив семьи.

В Покровске Марк давно свой. Работает в школе, учит детей китайскому и английскому. А Наталья занимается хозяйством, смотрит за детьми.

- Марк помогает. Он не из тех, кто считает, что мужчина – добытчик, а все остальное на женщине, - поясняет жена. – Наоборот, всегда и поиграет с ними, и уроки проверит. Детей воспитываем, как растили нас. Праздники в семье общие: Новый год, День Победы, Марк всегда отмечает с нами. Кстати, в караоке поет русские песни – Олега Газманова, «Любэ». У Расторгуева очень любит: «Выйду ночью в поле с конём!». Но может выдать и Майкла Джексона, почему нет?

Сын Марка и Наташи. Фото: архив семьи.

Сын Марка и Наташи. Фото: архив семьи.

На оленях мы помчимся! Фото: архив семьи.

На оленях мы помчимся! Фото: архив семьи.

Своих не бросают

Когда начались пожары в Якутии, Марк сам вызвался помочь. Записался добровольцем, поехал вместе с родными жены.

- Как только Якутия начала гореть, стал рваться: «Надо ехать, тушить, помогать!». У нас – в Хангаласском улусе – около одного села (неподалеку от Ленских Столбов) полыхнул лес.

Марк стал добровольцем. Фото: архив семьи.

Марк стал добровольцем. Фото: архив семьи.

Пожар долго не могли потушить, огонь угрожал селу. И тогда в дело вступили добровольцы.

- Кругом едкий дым, огонь стелется прямо по земле, - рассказывал Марк. – Победить его было сложно, мы забрасывали пламя землей. Управлялись с лопатами, опрыскивателями.

И получилось: несколько дней, и спасли дома от подступающего к ним огня.

Конечно, за мужа было страшно, говорит Наталья. Когда он вернулся, заходился от кашля. Был весь в копоти, одежда пропиталась запахом гари.

Но главное – деревню отстояли, качает головой Марк. А как же иначе? Здесь своих не бросают.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вместе даже на передовой: не выдержав разлуки с любимой, вахтовик ушел вслед за ней в красную зону

«Дан приказ ему на запад, ей в другую сторону…». История – как из песни, но происходит прямо сейчас. Санитарку из Якутска Июлию Иванову отправили в красную зону республиканской больницы. Не выдержав разлуки, ее муж экстренно выучился на младшего медбрата и ушел за любимой – «на передовую» (подробнее).

«Познакомились, когда делали маски»: пандемия соединила влюбленных из Воронежа

История двух молодых людей из Воронежа - Тани и Миши - могла бы стать сюжетом классической мелодрамы. Много лет они ходили по одним и тем же коридорам вуза, но не замечали друг друга (подробнее).