Премия Рунета-2020
Красноярск
+17°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
1 марта 2022 5:36

«За всех переживаем, но верим, что закончится хорошо»: как переживают события в Донбассе украинцы из сибирского села

Спустя 8 лет корреспонденты «Комсомолки» снова побывали в уникальной Переясловке Красноярского края
Село было основано переселенцами в 1983 году

Село было основано переселенцами в 1983 году

Фото: Мария ЛЕНЦ

150 километров от Красноярска, почти 3 500 – от Москвы, 4 200 – от Украины... Жители сибирского села Переясловка в Красноярском снова не отрываются от выпусков новостей. Многие жители здесь – украинцы, село было основано переселенцами в 1893 году. Мы были здесь в 2014, после переворота на Украине, чтобы и поддержать, и спросить – как переживаете происходящее на родине, как связываетесь с родными и близкими? Спустя 8 лет, по понятным причинам, возвращаемся снова.

Дорога из Красноярска – полторы сотни километров

Дорога из Красноярска – полторы сотни километров

Фото: Мария ЛЕНЦ

Дорога из Красноярска – полторы сотни километров. Есть время вспомнить историю. Во второй половине 19 века западные губернии Российской империи были перенаселены крестьянами. Земли на всех не хватало, отсюда голод и другие невзгоды. В результате в 1889 году появился закон, облегчавший переселение крестьян в Сибирь. До Столыпинской аграрной реформы было еще далеко (она началась в 1906 году), но бедняки стали сниматься с насиженных мест целыми семьями и на телегах с нехитрым скарбом и кучей ребятишек потянулись через половину страны. Сначала, как правило, отправлялись в путь мужики, на новом месте ставили избы, столбили себе земельные наделы и затем вызывали родных: «землицы тута немеряно». На новом месте рождались новые села. Зачастую их связывали названием со своей исторической родиной. Одним из таких сел и стала Переясловка. И самые популярные фамилии тут – с украинскими корнями.

«Людям станет легче»

Трасса белая, ровная, долетаем до Переясловки меньше чем за два часа. На въезде в село - площадь с автобусной остановкой и несколько магазинов. Традиционное место встреч местных жителей... все разговоры сейчас только об одном:

Фото: Мария ЛЕНЦ

- Люди наконец вздохнут спокойно, те, кто в Донбасе, - нас, журналистов, встречают открыто. - Столько лет терпели издевательства, сколько лет по подвалам прятались, за детей боялись. Это же надо – родной язык им запрещали! Они на нем испокон веков говорили. Мы тут и телевизор смотрим, и интернет у нас есть, у многих из наших там тесные связи, родные. Мы за всех переживаем. Надеемся, что все скоро закончится хорошо.

Отправляемся в сельсовет.

Фото: Мария ЛЕНЦ

Прошлый глава Михаил Остапенко или, как его называют сельчане, Михай Лексеич, на последних выборах уступил всего несколько голосов Александру Суренкову – Сан Санычу. Сельсовет в Переясловке с виду обычный дом, не сразу разглядишь, что тут местная власть заседает. Только вошли внутрь, начали здороваться с сотрудниками, как следом прибыл глава - «доброго ранку, здрастуйтэ». Гостям рад, слегка извиняется, что запоздал. Говорит, ездил в Заозерное, увез в пункт приема гуманитарную помощь.

Местная предпринимательница Светлана Григорьева собрала четыре больших коробки – крупу, макароны, сахар, чай, туалетные принадлежности, все для беженцев из ДЛНР, которые сейчас в Ростовской области размещены.

Александр Суренков

Александр Суренков

Фото: Мария ЛЕНЦ

- Там же наши, русские люди, сколько можно было терпеть издевательства, - Александр Суренков не скрывает эмоций. – Представьте, пошел человек в магазин, если на мове не говорит – то ничего и не купит, ему не продадут. Я не понаслышке знаю, напрямую. И многие наши сельчане имеют связи в Украине. Обсуждаем друг с другом, знаем, у кого что. У нас многонациональная страна, мы никого не гоним. Взять Переясловку – кто только ни живет: есть и русские, и украинцы, и чуваши, и татары. И никого не гоним. Коли чужой человек приехал и русского языка не знаешь, на пальцах объясни – поймем ведь. Главное, чтобы человек был хорошим. Почему же там не могут жить мирно, как в России?

История семьи – история страны

Спросили, как поживает герой нашего прошлого репортажа Николай Куцаконь и его супруга Наталья. Хотелось заехать, поздороваться.

- Николая Андреича сейчас лучше не беспокоить. Ему ведь 83 года, он разволнуется, обязательно захочет поговорить, он доброжелательный, отзывчивый, историй много у него. Но давайте побережем его, болеет человек. Сейчас подумаем, к кому вас свозить.

Фото: Мария ЛЕНЦ

И вскоре мы уже стоим у ворот Александра Александровича Крикуна - старожила, сына бывшего председателя колхоз. И хоть застали хозяев врасплох, нам были искренне рады.

- Я внуков своих прошу: переступил мой порог – разговаривай на хохляцком, - говорит хозяйка дома Валентина Михайловна. – Чего скрывать, у меня мать хохлуша, а вообще мои родственники сюда приехали с Украины в 1894 году из-под Переславля (когда-то был столицей древнегорусского княжества, а сейчас находится в Киевской области – прим.ред.).

Александр Александрович и Валентина Михайловна

Александр Александрович и Валентина Михайловна

Фото: Мария ЛЕНЦ

- Вас не обижает слово «хохлы»? А то ведь в Украине оскорбляются.

- А кто же еще? Хохлы и есть, самые настоящие, чистокровные, правда, уже сибирские.

Муж поддерживает супругу:

- Я всегда говорю: мы из переселенцев, вот как приехали в 1894 году, так и живем тут. Самые первые обосновались тут Петецкие, Карпенко, Лысенко, Лукавенко, Охрименко. Я приехал в это село 60 лет назад, когда мне было 10 лет, а мой отец стал председателем колхоза. Так вот я всех-всех в Переясловке помню, кто где жил. Тогда было 1350 человек украинцев, а сейчас где-то уже 220 остались. А хотите посмотреть родословную нашу? Валентина целые книги написала по всем родственникам, своим и моим.

Александр Александрович и Валентина Михайловна

Александр Александрович и Валентина Михайловна

Фото: Мария ЛЕНЦ

Выносит несколько больших тетрадей, исписанных вручную красивым ровным почерком. На черно-белых фотографиях бабушки и дедушки, родители, дяди-тети, братья-сестры. Сведения по ним хозяйка дома собирала по крупицам, переписывалась с теми, кто живет далеко, уточняла, делала копии фотографий. У каждого из героев этой книги – своя интересная судьба. Например, отец Валентины Михайловны служил 5 лет в Прибалтике и после войны гонял бандеровцев. А тетя Вера Павловна во время оккупации мазала лицо дегтем и наголо стриглась, чтобы не приставали фашисты.

- Я сильно заболела несколько лет назад, а когда вернулась домой, то поняла, что должна это сделать, оставить на память своим детям и внукам. С 2007 года этим занимаюсь, пускай потомки помнят свои корни.

Фото: Мария ЛЕНЦ

Познакомились Александр Александрович и Валентина Михайловна еще в школе. Выросли, пять лет мы продружили. Она отучилась в техникуме на медика, он работал в клубе худруком, на баяне играл, потом поженились. В 2021 году отметили золотую свадьбу. У них трое детей, пять внуков и уже три правнука. За событиями в Украине следят.

- Для нас это боль, что пришли к власти чужие люди, не имеющие ничего общего с народом, отстаивать личные интересы, и давай всех разделять. Думали, без России им будет лучше. Ан нет.

Общаться с супругами Крикунами легко и интересно – и об истории, и о политике. Выяснилось, что, судя по фамилиям, мои собственные корни и по отцу, и по матери оттуда, из Украины. И стало неловко, ведь я собственных предков так глубоко не знаю. Молодец Валентина Михайловна, что собирает свои родовые книги.

И тут как-то затронули тему сала. Сколько шуток ходит про любимую национальную еду украинцев. Александр Александрович загорается: эх, были времена, когда держал хрюшек штук по десять. И насаливал себе сало самыми разными способами – с чесночком, с укропом. А сейчас ему нельзя, доктор запретил. Только и остается, что анекдоты рассказывать.

- Два соседа живут рядом. Один у себя режет шмат, запах такой стоит одуренный. Второй ходит, через забор посматривает: «Чего там у тэбе?» «Да зарезав кабана, вот сальце». «Як бы попробовать?» «Дак заходь». А у него большая собака во дворе. Сосед: «Так вон сабацюга». «Отож!».

Честно скажем, хотели на полчаса, а просидели час – настолько интересная пара. Вроде все, пора сказать: «Дорогие хозяева, а не надоели ли вам гости?», как появляется новая тема и хочется непременно обсудить. А когда, наконец, попрощались и вышли, настроение было на необычайном подъеме. Вот так пообщаешься с хорошими людьми – и отступают на второй план мрачные мысли о событиях последних дней.

Село размером два на два

На прощание глава села позвал:

- Давайте я покажу нашу Переясловку, какая она есть.

Фото: Мария ЛЕНЦ

Мы объехали ее вдоль и поперек, 2 на 2 километра: широкие улицы, тщательно расчищенные от снега подходы к воротам, добротные дома. Вот мужчина с санками и флягой стоит у колонки, наливает воду. А в школе закончились уроки и детвора высыпала из здания, тихая улица наполнилась голосами. Церковный купол на стареньком доме, где православный храм соседствует с почтой. Взъерошенная кошка сидит на обочине дороги…

- Вот тут живет овдовевшая бабушка, - показывает Александр Суренков ухоженный, явно крестовый (то есть большой, разделенный внутри крестообразно двумя стенами) дом. – У нее два сына – близнецы, ох и рукастые мужики, каждый день к ней по очереди приезжают. А туда дальше – один дом стоит поодаль, мы его хутором называем. Там тоже одна бабушка живет, ей 91 год. Помню, у них с мужем пасека была и мельница. Но потом дед умер, и все. Ее тоже дети часто навещают.

На многих домах красивые наличники и деревянные кружева.

- Заметили, да? Это у нас был мастер с золотыми руками, тоже, кстати украинец, Петр Иванович Павленко. Он и столяр, и плотник, всему селу деревянные узоры мастерил. Давно уже помер, а наследие осталось.

Фото: Мария ЛЕНЦ

Проезжаем по улицам Киевской, Полтавской, Шевченко. Мимо школы и сельского Дома культуры, рядом с которым не так давно установили монумент сельчанам-героям Великой Отечественной войны. Возле монумента на памятных плитах имена тех, кто не вернулся домой – большая часть украинские. Едем мимо офиса Переяславского угольного разреза, сам разрез находится в четырех километрах отсюда, на нем работают многие жители села. В самом селе «Сибагрохолдинг», снабжающий Бархатовскую птицефабрику зерном, установил сушилки – тоже рабочие места. Село живет, а это главное. И когда вернемся сюда в следующий раз, конечно, что-то изменится. Но люди наверняка останутся прежними.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Сибирские украинцы готовы принять земляков

За украинцев в России переживают как за своих, точнее, даже без приставки “как”. Сколько там живет родни, друзей, а у скольких течет украинская кровь... В Сибири, куда Во времена столыпинской реформы ехали переселенцы, есть целые деревни, где делить жителей на украинцев и русских вовсе невозможно, так переплелись истории семей. Например, маленькая Переясловка - уникальное село, где говорят на двух языках, в домах готовят борщи, пампушки да вареники; а улицы весьма знаменательно названы Полтавской, Киевской, Шевченко, Хмельницкого, Мира, Советской, и Ленина. (Подробнее)