Общество

Новый год, сугробы и разбитый самолет: как пассажиры АН-2 поверили в чудо, уцелев после авиакатастрофы

«Комсомолка» нашла героев-летчиков, посадивших «Аннушку» в Эвенкии
Самолет в охотничьей бригаде, 1967 года. Фото: Краеведческий музей Эвенкии

Самолет в охотничьей бригаде, 1967 года. Фото: Краеведческий музей Эвенкии

В Новый год на чудо надеются, наверное, все, - даже те, кто уже давным-давно не верит в Деда Мороза. Наталья Хайдарова из Красноярска точно знает – чудеса под Новый год случаются. Ведь ей довелось… уцелеть в авиакатастрофе, которая произошла аккурат под Новый год, 30 декабря 1992 года. Более того, в той катастрофе выжили абсолютно все, кто находился на борту АН-2, следовавшего рейсом Тура – Тутончаны (Красноярский край, Эвенкия). 6 пассажиров и три члена экипажа – ни у кого ни единого синяка. Скажете, такого не бывает? Бывает. И вот как именно все произошло.

Домой с подарками

Утро 30 декабря было солнечным и морозным. Для Эвенкии -47 градусов в это время года – норма. Небольшой самолет АН-2 на лыжах (зимой на Севере так проще летать), под завязку загруженный медикаментами, бочками с рыбьим жиром для чернобурок и продуктами на Новый год, уже поджидал работниц совхоза «Тутончанский», одного из самых передовых на Севере.

Наталья Хайдарова

Наталья Хайдарова

Фото: из личного архива

В Туру женщины летали за припасами для лисиц, а заодно и за продуктами на Новый год. Как не слетать, раз появилась возможность привезти себе и близким фруктов на праздник. В те годы и на «большой земле» не особо продуктами разживешься, а на Севере тем более. Мандарины и апельсины – настоящая диковинка. А Новый год хотелось отметить хорошо, побаловать детей. Вот и набрали к праздничному столу, чего могли: коробками колбасу, сыр, сало, мороженое, фрукты и, конечно, популярный в то время ликер «Амаретто». Без него не обходился ни один праздник.

- У нас очень богатый совхоз был, - вспоминает 64-летняя Наталья Хайдарова. – Несколько тысяч голов оленей, серебристо-черные лисицы (мы их в Питер и Москву поставляли), свиньи, коровы – хозяйство не просто большое, а мощное. Летом до пастбищ добирались водным путем в основном, а зимой – только самолеты. За совхозом, можно сказать, была закреплена эта «Аннушка». Летали мы постоянно, – то к пастбищам надо, то в Туру за документами, медикаментами или, например, в больницу. В тот день возвращались. В самолете было 6 человек: я, главбух наш, Полина Шалунова с сестрой Леной, бухгалтер Нелли Култуева с маленькой дочкой Альбиной (ей лет 6 всего было) и доярка Лена Грудинова, - она беременная была, месяце на шестом.

АН-2. Фото: Краеведческий музей Эвенкии

АН-2. Фото: Краеведческий музей Эвенкии

… Перед полетом, когда все уже расселись по местам (они в АН-2 вдоль бортов), Полина Шалунова вдруг решила проверить, как бочки с рыбьим жиром закреплены.

- Полина, ты чего веревки-то затягиваешь, делать нечего? Бочки по 300 литров, их же не сдвинешь, брось ты это дело, - посмеялась Наталья.

- Тихо! – по-командирски шикнула на подругу Шалунова. – Упадут еще, задавят ведь всех тут.

Как в воду глядела!

«Пристегните ремни – падаем!»

От Туры до Тутончан около 300 километров – всего два часа лету и дома. Рейс был в 09.30 утра. Поначалу полет шел совершенно нормально: невысоко, в иллюминаторе можно было рассмотреть тайгу, горы и даже небольшие реки.

- Что-то запах бензина странный, - пожаловалась спустя час полета Полина Шалунова.

- Да, и спина мокрая у тебя, - всполошилась ее сестра Лена.

Шалунова бросилась в кабину к пилотам, сказала, что какая-то жидкость капает в салон. Второй пилот Андрей Чанчиков, тогда еще 25-летний парень (сейчас ему 52 года), отправился посмотреть. Оказалось, тревога ложная, - скопился конденсат с шлангов, ведущих к печке. Но… тут приборы у «Аннушки» словно сошли с ума – сначала упало давление бензина, затем давление масла… Двигатель «закашлял», из него начало вырываться пламя. Было понятно, что топливо не поступает. Пилоты попытались в воздухе запустить двигатель, - поначалу получалось с помощью ручного насоса (он у каждой «Аннушки» имеется). Но потом и он перестал подавать бензин.

Тогда кто-то из пилотов крикнул из кабины пассажирам: «Девчонки, все по местам и пристегнулись - падаем!»

- Я тогда, помню, закричала: «Хоть бы сразу насмерть!» Подумала – у нас бочки эти с жиром на борту, бензин… не хотелось умирать в огне, боли боялась. А Полина Шалунова мне крикнула: «Молчи! Все хорошо будет», - говорит Наталья Хайдарова. - Потом была тишина. Очень страшная тишина, когда ты понимаешь, что сидишь в кресле на огромной высоте. И мотор у «Кукурузника» должно быть слышно, а звука нет…

Заботливый «дедушка»

Члены экипажа АН-2 (пилот-инструктор Вячеслав Климаков, пилот Александр Язиков и второй пилот Андрей Чанчиков) сработали четко: первым делом подали SOS, указав квадрат, в котором находится самолет. Его подхватил проходивший мимо в тот момент лайнер, - передал в Туру.

- Диапазона UKV нам самим до Туры не хватало, но система была отработана: мы передали данные и начали присматривать площадку для вынужденной посадки,- вспоминает Андрей Чанчиков. – АН-2 мы, пилоты, еще ласково называем «дедушкой» - самолет это такой, что сам о тебе «заботится», как близкий человек. При грамотном управлении почти всегда можно сесть хорошо. Шли мы на высоте 1 200 метров. Сначала попалось неплохое место в пойме Ямбукана (приток Нижней Тунгуски – прим.ред.), но мы его «просвистели» - у самолета была еще очень большая скорость. Дальше было небольшое ущелье – последний наш шанс на удачную посадку, и Слава Климаков вместе с Сашей Язиковым его использовали: именно они самолет посадили. Мастерски посадили. Дальше за ущельем начиналась тайга. На АН-2 на деревья не сядешь: пропорет обшивку и салон – как шашлык на шампуре.

Действовали пилоты строго по инструкции - на автомате, словно роботы. У летчиков вообще считается, что в моменты ЧП рефлексировать надо как можно меньше.

- Тут не до размышлений: правильно или неправильно ты поступаешь, да как лучше, - поясняет Чанчиков, - задумаешься на минуту – совершишь ошибку. Действуешь по инструкции - есть шансы сесть хорошо: у нас эти процессы отработаны, пилоты ежегодно проходят подготовку в учебно-тренировочном центре.

Андрей Чанчиков.

Андрей Чанчиков.

Фото: из личного архива

Ущелье было узенькое, и «Аннушка» едва в него протиснулась, задев правым крылом молодую сосну. Лыжами самолет пропорол лед на реке, зацепил небольшой валун, подломив «лыжонок» (навеска лыжи, шасси) – вот и все повреждения. Пассажиров тряхнуло пару раз – не без этого. Еще несколько метров «Аннушку» по инерции волокло по реке. И наконец – самолет замер.

«Аннушка» не разлила бензин

Приземлился борт, действительно, очень удачно. Когда первая волна страха схлынула, пассажирки начали выбираться из салона – прямо в воду. Ноги, конечно, все промочили. Но было не до того: живы – вот что главное!

- У меня с собой были сменные унты и я, переобувшись в них после реки, начала утаптывать снег на берегу, - говорит Полина Шалунова (сейчас она работает в администрации Эвенкии). – Пилоты помогали. Потом топор взяла (он в каждом самолете есть) нарубила сучьев, мы стали огонь разводить. Муж-то у меня охотник, я в тайгу с ним не единожды ходила – привычна к таким условиям, вот и смогла быстро себя в руки взять.

С костром проблем не возникло: при приземлении «Аннушка» не разлила ни грамма бензина. Его и использовали, чтобы разжечь ветки, слили немного. Пилоты построили укрытие от ветра – натянули здоровенный чехол с двигателя (им его специально прикрывают зимой от мороза). Правда, не все пассажиры так быстро сориентировались, как Шалунова.

Самолет на озере Ессей. Фото: Краеведческий музей Эвенкии

Самолет на озере Ессей. Фото: Краеведческий музей Эвенкии

- Нелли Култуева, я помню, так в дочку вцепилась, что мы уже на земле не могли ей руки разжать, - Наталья Хайдарова до сих спор о случившемся вспоминает с дрожью. – Говорим ей: «Ну, все! Все хорошо, отпускай Альку». А она смотрит на нас, глаза шальные, слезы катятся, - а руки разжать не может… Я бы, наверное, тоже замерзла насмерть, если бы не Полина. Она скинула с себя шубу, меня укутала.

- Я больше всего боялась за доярку нашу, Лену Грудинову – она же в положении, а срок большой, - добавляет Полина Шалунова. – Думаю – еще начнет рожать, что делать-то тогда будем. Но – нет, она молодец, справилась. И потом все у нее хорошо было, родила крепкого малыша.

… Организовав костер, пассажиры и пилоты стали ждать помощи. Достали колбасу с сыром, фрукты, «Амаретто» и начали праздновать наступающий Новый год и… жизнь. Сами себе не верили, что дышат.

- Ну, вы представьте: сугробы кругом, тайга, мороз под -50 и мы в таком шоке. Конечно, без «Амаретто» не обошлось, - улыбается Наталья Хайдарова. – Пилотам предлагали, но те ни-ни. Чаем грелись. А мы жарили колбасу на костре, тушенку подогревали прямо в банках – пару банок взорвали случайно. В общем, пикник, как теперь говорят, получился среди сугробов. А потом за нами прилетел большой вертолет. Мне кажется, нас искали долго. Или просто тогда от ужаса каждая минута казалась вечностью…

Рубите, мужики!

Прилететь-то вертолет прилетел, а вот вывезти пострадавших пассажиров сразу не смог – негде было приземлиться.

- Это был арендованный у военных МИ-8МВТ, - говорит Андрей Чанчиков. – У него более мощные двигатели стоят, чем на обычном МИ-8. Приземлиться он не смог, потому что места было мало – нужно два диаметра винта освободить, чтобы сесть. Иначе винт мог зацепить деревья – еще одна аварийная посадка будет. Нам ребята с вертолета сказали по рации: «Мужики, рубите лес». Часов пять мы втроем рубили лес под площадку: топор на борту один, так что приходилось посменно. Вертолет на это время на Тунгуску ушел, там приземлился – ждал, пока мы подготовим все. Аварийно сели мы около 11.00, а эвакуировали всех уже ближе к ночи, в Туру.

Пилот Андрей Чанчиков

Пилот Андрей Чанчиков

Фото: Мария ЛЕНЦ

Главный вопрос – почему же, в итоге, заглох двигатель?

- Зимой в АН-2 положено оставлять не меньше 1 000 литров бензина, - пояснил Андрей Чанчиков. – Как потом выяснила специально созданная комиссия, у нашей машины было до полета залито всего 200 литров. Не знаю, сколько стоял так самолет. Перед полетом его заправили бензином, но его температура была выше, он был теплым. Во время полета начала образовываться конденсат-шуга – фильтр и каналы поступления топлива забились льдом. Поэтому двигатель отказал. Это уже позже, после расследования стало ясно. Нас наградили – дали премию, на нее мы все втроем пошили себе комбинезоны удобные. Норильчане и Хатанга их уже и так получали, а у нас не было – нам шубы еще давали. Вот мы себе и сшили такие курточки современные.

- Это ведь невероятное мастерство – вот так посадить самолет. Было ли у вас тогда ощущение чуда?

- Не знаю. Даже осознание того, что вообще произошло, пришло не сразу. Это уже в Туре нас всех потряхивать начало, - признается Чанчиков. - Объяснение надо было писать в пяти экземплярах – поминутно все: кто и какие действия предпринимал, какие команды отдавал… Тогда и начали анализировать. Сейчас думаю, - да, чудо. Ведь очень много факторов сошлись воедино: и мы, экипаж, сработали четко, площадка нашлась, пассажиры не замерзли и не голодали. Потом, уже когда я сам стал первым пилотом, тоже бывали аварийные посадки. Вообще, у нас на Севере летчики – асы, могут приземлиться даже на небольшой косе, это мастерство.

P.S.

Жизнь раскидала пассажиров того рейса по стране, но и спустя 27 лет после событий они отмечают 30 декабря второй день рождения. Наталья Хайдарова говорит, что долгое время потом боялась летать и даже покрестилась.

– Думаю, Бог нас спас, - говорит Хайдарова. – Когда с таким сталкиваешься в жизни, начинаешь верить, что все это не просто так. Вот такое новогоднее чудо, а вы говорите – чудес не бывают. Бывают, и еще какие.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Он объяснил мне, почему самолет сразу не падает»: летчик-герой Дамир Юсупов пообщался со школьной учительницей

Посадивший в Жуковском Airbus А-321 пилот позвонил в Игарку, где родился и вырос (подробности).

Экипажу самолета, севшего на поле кукурузы, подарили квартиры

Экипаж самолета А-321 авиакомпании «Уральские авиалинии», который в середине августа спас жизни больше 226 человек, субботним вечером обзавелся квартирами. Их команде воздушного судна подарил глава Свердловской области Евгений Куйвашев. (Подробности)

«В ближайшее время летать не буду»: пилот А-321 Дамир Юсупов рассказал, как сажал самолет в кукурузном поле

Герой из Екатеринбурга - 42-летний пилот Дамир Юсупов, который смог посадить самолет А-321 с отказавшими двигателями на кукурузном поле в Подмосковье вернулся в Екатеринбург. К жене и детям. Накануне Дамир и его экипаж спасли 233 человеческие жизни. Экипаж до сих пор не имел возможности выспаться после вчерашнего ЧП. Сейчас он сдержан и немногословен. (Подробности)