Премия Рунета-2020
Красноярск
-16°
Boom metrics
Общество17 января 2014 9:18

«Агафье Лыковой нужен работник, который напилит дров, вскопает землю, наломает козам веток»

Десятки людей вызвались помочь знаменитой отшельнице... только смогут ли? [видео]
Источник:kp.ru
Десятки людей вызвались помочь знаменитой отшельнице... только смогут ли?

Десятки людей вызвались помочь знаменитой отшельнице... только смогут ли?

Звонок в редакцию «Комсомолки», за сегодняшний день, наверное, двадцатый по счету:

- Я из Кемеровской области… Таежник. Всю жизнь проработал в лесу, на лесозаготовке. Места те сибирские знаю, к трудностям привычен. Лет? Так совпало, как и Агафье Лыковой - 68. Готов! Поеду!

После статьи о том, что Агафья Лыкова умоляет прислать ей помощника, такие звонки идут целый день. Желающих поселиться в тайге оказалось немало, большинство начинает с того, что хочет помочь знаменитой отшельнице, но очевидно, что у каждого – свои причины. Прежде всего – стремление к уединению, покою…

Напомним, Агафья Лыкова написала письмо редактору красноярской старейшей газеты «Красноярский рабочий» Владимиру Павловскому, с просьбой «прислать человека».

«Пишу вамъ, на весну не оставьте, Христа ради привезти человека помощника, ведь есть добры то люди... Если еще на ету весну никого не будетъ, даже с посадкай не знаю какъ, и садить. Как еще зиму пережить дасъ Бог. Но такъ, если человека в марте бы, лутче чтобы Пасху здесь...».

Эта история, можно сказать, не новая: Агафья Лыкова и раньше просила прислать человека в подмогу. Сейчас чувствуется - управляться одной по хозяйству отшельнице становится совсем невмоготу… Но что делать?

В заповеднике «Хакасский», что «опекает» отшельницу, говорят: готовы отправить желающих. Тем более.. что такие наконец появились.

- Мы знаем давно о том, что Агафье нужен помощник, - говорит директор «Хакасского» Виктор Непомнящий. – Но никто не хотел, из тех, с кем мы общались, в тайгу ехать. Буквально за две недели до этого письма откликнулся один парень, из Красноярского края, ему 37 лет. Деревенский человек, православный. Мы предложили госинспектором в тех местах ему устроиться. Может, если получится, по весне его туда «забросим»…

Помощник – наверное, самый лучший выход, но будет ли толк?

- Я летал к Агафье в прошлом году. Лыжники из Новокузнецка побывали у нее и выложили в Интернете информацию о том, что Агафья сильно болеет и нуждается в помощи, - говорит получивший письмо Владимир Павловский. - Эту информацию мы опубликовали в газете, но еще раньше она дошла до губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Он снарядил вертолет, а мы, по сути, напросились в попутчики, вместе с Галиной Толстовой из Литературного музея Красноярска и моим сыном.

Она действительно выглядела очень больной, но как оказалось, у нее был обыкновенный грипп. Может быть, усталость наслоилась. Болячки у нее действительно есть, всякие подозрения, но она про них сильно не распространялась.

- Ерофей, который живет рядом с ней – он уже в то время был ей не помощник?

- Ерофей Сазонтьевич… У него особая судьба. Он когда-то рядом с этими местами руководил геологами. Потом вернулся на «большую землю», но заболел, и у него отняли ногу. Врачи сказали: «Если останешься здесь жить – мы и вторую отнимем». И дали ему совет – это он мне сам рассказывал – езжай в те места, где ты всю жизнь пробыл.

И он перебрался к Агафье. Сын ему срубил домик, где он живет с тех пор, уже… Во всяком случае, одиннадцать лет назад, когда я там был, он уже там жил.

Владимир Павловский, редактор газеты «Красноярский рабочий»

Владимир Павловский, редактор газеты «Красноярский рабочий»

Фото: Мария ЛЕНЦ

Помощник из него никакой, поскольку он на одной ноге. Он ей скорее для общения, поговорить. Не более того. Ерофей пытался что-то выращивать, какие-то парники делал, картошку высаживал, но сегодня, скорее, Агафья ему помогает: таскает воду, дрова… Работает, что называется, за себя и за того парня, несмотря на то, что у самой здоровья нет. Тяжело все это, там горы. Для человека, которому в следующем году семьдесят лет будет – это очень тяжело.

От голода не помрет

- Вы были там год назад. Агафья еще не жаловалась? Не просила помощника?

- Она жалуется всегда! Сколько я ее знаю – она всегда жалуется на свою жизнь. Может быть, это ей в какой-то мере помогает: разжалобит немножко – и помощи больше. Ну, а сейчас, действительно уже, видимо, «припекло». Меня тронули в ее письме подробности, что она уже и печку не топит, и еды у нее – чуть ли ни впроголодь живет. Хотя, крупы, соли, сахара у нее в достатке. Может быть запасы картошки закончились, каких-то овощей… Но с голоду она точно не пропадет.

Мясо? Она его сильно-то не употребляет – ей по вере нельзя есть все, что с лапами, даже зайчатину, если в капкан попадется. Она ест только то, что с копытами. Козу бы ей поймать или лося – она бы счастлива была. Своего последнего козла она еще тогда зарезала, до сих пор у меня перед глазами его голова во дворе.

Рыба – ее она ест, сушит, вялит постоянно. Вообще, она все сушит, даже бананы. Да! Иногда у Агафьи зимой бывают бананы или апельсины! Правда банан она съедает, а шкурку от него сушит. Говорит: «А может, пригодится!»

От голода она точно не помрет в ближайшие лет пять – точно: я сам лазил в лабаз, проверял ее запасы. Возят: каждый, кто туда летит, считает своим долгом, привезти Агафье продукты.

Кстати, везти ей консервы не рекомендую – она собакам выбросит прямо с банками! И еще – штрих-код нужно отрывать, хотя, если ей что-то понравилось, она его просто «не замечает». Ну вот такой она человек и ее уже не перевоспитаешь.

- То есть, для нее жалобы – это такой способ коммуникации? Попытка обратить на себя внимание?

- Да. Она всегда немного сгущает краски, выторговывает что-то.

Когда-то Агафье поставили «буек» МЧС, на тот случай, когда совсем невмоготу станет – нажмешь кнопку, прилетит вертолет. Но она стала им злоупотреблять – сильно часто нажимала, а когда прилетал вертолет… «Сено у козы кончилось», или что-то в этом роде.

И надо к этому относиться нормально. Она – дитя. И ни в коем случае не стоит стремиться сделать ей зло, ей нужно только помогать. А вот как – это другой вопрос.

Разделяй и властвуй!

- Сейчас Агафья Лыкова просит помощника и судя по письму это мало похоже на каприз. Стоит ли бросать клич, искать человека?

- Думаю, нужно. Пока она на ногах, нужно стоить краткосрочные планы - помочь ей прожить там зиму и подготовиться к следующей зимовке: заготовить дров, накосить сена, посадить огород, потом помочь выкопать картошку. Вот, хотя бы так.

Мне звонил один журналист, просил отправить его туда на год. Я знаю его, он хороший человек, но я не уверен, что он продержится там и полмесяца. Я протянул бы там максимум месяц, и это еще учитывая хорошие отношения с Агафьей Карповной. Но на больший срок я бы не строил планы.

Нужно представлять в каких условиях придется там жить. Помыться? Бани нет. Мыться можно только в речке или снегом утираться. Или как Ерофей – из тазика окатываться. Сходить в туалет? Туалета нет, и не было никогда. И это надо четко представлять.

При этом, нужно быть таежником – охотником, рыбаком, причем, уметь не спиннингом рыбачить, не сетями, а так, как они - ставить загородки из прутьев, загонять в них рыбу. Я возил туда сети, Агафья конечно их брала, но не уверен, что она хоть раз ими воспользовалась.

- Известно, что староверы – народ специфичный и ужиться с ними непросто. Агафья просит помощника, а уживется ли она с ним?

- Все предыдущие попытки не увенчались успехом. Люди сбегали оттуда. Одиннадцать лет назад, когда я был там в первый раз, у Агафьи жила послушница, москвичка, спортсменка, которая полмира объездила. Надо сказать, что у Агафьи свои порядки, даже в сравнении с просто староверческими. Да, она молится по тем же книгам, те же молитвы читает, но она… властвует. Придется жить по ее уставу. Даже если к ней приедет староверец, она постарается его подчинить. То есть она будет «матушкой», а приехавший окажется в услужении. Если приедет человек другой веры – никаких особых отношений между ними не будет, только хозяйственные.

Но, думаю, какие-то микроконфликты все равно будут возникать в любом случае.

Мужик нужен

- Учитывая все это, как нужно реагировать на ее письмо?

- Ситуация неоднозначная. Мы действительно подходим к тупику, но пока Агафья на ногах нужно ей помогать. Если, не дай бог, свалится – нужно будет посылать вертолет и вывозить ее оттуда, несмотря на сопротивление. А она будет против. Для нее попасть в город или даже в деревню – это неволя: там у нее свои законы, а здесь придется жить по чужим. Поэтому, пока – помогать до последнего.

Во-первых, я призываю людей подумать, как можно помочь. Во-вторых, то, что будут нести для Агафьи мы, конечно же, будем принимать и постараемся ей отправить. Ей нужно немного – семена, нитки, ткань из которого она сможет что-то сшить.

И конечно хотелось бы найти трезвомысляшего, здорового человека, непьющего, некурящего: пьянство и курение там исключено. Даже просто курящий там и появляться не должен! А уж пьющий – тем более! Нужно уважать законы, которые там установлены.

По сути, ей нужен работник, который напилит дров, вскопает землю, накосит сена, наломает веток козам, натаскает воды, что-то подремонтирует в доме… Хозяйственный мужик нужен. Именно мужик, потому что женщина зиму там не выдержит.

Наверняка, Аман Тулеев откликнется на ее письмо, но может быть и кто-то из красноярцев сможет организовать вертолет туда? Полмиллиона рублей это стоит. В конце концов, мир не без добрых людей!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Елена Сизова, врач иммунолог-аллерголог:

- Человек всю жизнь прожил в тайге, контактировал с минимальным количеством людей и не ставил никакие прививки. Оказавшись среди большого количества людей, где циркулирует множество заболеваний, этот человек, скорее всего, будет тяжело болеть. Его иммунная система не встречалась раньше с большинством вирусных заболеваний, не знает их, не обучена с ними бороться. Может быть, даже с той же ветрянкой.

К тому же, у Агафьи Лыковой, учитывая то, что она живет в тайге, может быть много хронических заболеваний, которые никогда не лечились, и на фоне острой вирусной инфекции они могут переноситься очень тяжело.

С другой стороны, если она окажется в городе, ей будет оказываться квалифицированная медицинская помощь и это конечно плюс.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Агафья Лыкова: «К вамъ большоя и великое прошение…»

На днях редактору газеты «Красноярский рабочий» Владимиру Павловскому пришло письмо с таким вот странным обратным адресом: «Река Еринат, обитель во имя Пресвятой Богородицы Троеручицы». Оказалось, это знаменитая отшельница 68-летняя Агафья Лыкова (она живет в Хакасии, ближайший поселок Мрассу - в 120 км непролазной тайги) с «оказией» передала письмо своему давнишнему другу, который не раз приезжал к ней в тайгу. (читать далее)

«Агафья Лыкова только воскликнула «о-о-о-о», когда Василия Пескова увидела!»

Именно Василий Песков поведал миру об уникальной семье староверов Лыковых, спрятавшихся от цивилизации в саянской тайге в 1938 году. Впервые Василий Михайлович приехал к Агафье в 1982 году и с тех пор уже не забывал своих героев, часто навещал, всегда с подарками, лакомствами, лекарствами. Его документальная повесть Таежный тупик» о жизни хакасских «робинзонов» пользовалась сумасшедшей популярностью, переиздавалась, была переведена на несколько языков. (Читать далее)

А В ЭТО ВРЕМЯ

Нашелся человек, готовый поехать в «таежный тупик» спасать Агафью Лыкову После того как в прессе появилось письмо отшельницы с просьбой о помощи, в заповедник позвонил 37-летний мужчина и заявил, что готов приехать на заимку. Помощника найти не так-то просто, он должен быть еще и одной веры с Агафьей, иначе им точно не ужиться вместе. Заимка Лыковой - не просто заимка, а практически монастырь, где она сама себе хозяйка. (Читать далее)

После того как в прессе появилось письмо отшельницы с просьбой о помощи, в заповедник позвонил 37-летний мужчина и заявил, что готов приехать на заимку. Помощника найти не так-то просто, он должен быть еще и одной веры с Агафьей, иначе им точно не ужиться вместе. Заимка Лыковой - не просто заимка, а практически монастырь, где она сама себе хозяйка. (Читать далее)