Премия Рунета-2020
Красноярск
+19°
Boom metrics
Происшествия11 ноября 2013 11:03

В Хакасии начался суд по делу акушера, обвиненного в убийстве новорожденного

Процесс будет проходить в открытом режиме [видео]
Источник:kp.ru

В Хакасии начался суд над врачом, которого обвиняют в том, что он утопил в ведре новорожденного, решив, что тот не жилец. А после отнес невесомое тельце в больничную кочегарку и сжег…В зале судебного заседания республиканского Верховного суда пустынно. Напротив двери на скамье сидит, опустив плечи, в ожидании начала процесса совсем молоденький акушер с голубыми глазами, похожий больше на студента.

— Не снимайте меня, - прячется от настырного глазка камеры Александр Тышта, - ну есть у вас душа или нет?! Прошу, уберите камеру. Я этой женщине хотел помочь, она умирала, понимаете вы это или нет, у-ми-ра-ла!

В голосе у врача надрыв. Видно, что вся эта история стоит ему немалых сил, а, возможно, будет стоить и свободы, ведь обвинение стоит на своем: ребенок был утоплен в ведре с водой. После долгих уговоров и совещания с адвокатом Александр Тышта все-таки соглашается дать короткий комментарий на камеру.

— 26 февраля было сделано экстренное родоразрешение путем кесарева сечения в интересах матери, первый плод был извлечен мертвым со множественными уродствами, он не мог самостоятельно существовать, - начинает чеканить профессиональным языком акушер. – Второй плод извлечен живым, недоношенным в асфиксии.

Тышта говорит, что выбор дальнейшей судьбы младенца зависел не только от него. Врачи, которые присутствовали на операции, определили срок развития плода и приняли согласованное решение утилизировать его…

«Хороший он мужик»

На машине от Красноярска до Копьево ехать километров 350. И когда мы, наконец, пересекаем границу республики, просто дух захватывает от огромных пространств и ярких красок: за окном пролетают бескрайние степи, золотые пшеничные поля, опоясывающие горы равнины, на которых небольшими островками мелькают рыжие и черно-белые коровы. И это в ноябре, когда добрая часть Сибири уже завалена снегом.

Копьево, райцентр Орджоникидзевского района Хакасии, населяет около 5 тысяч жителей. Поселок довольно большой, но, пожалуй, нет здесь человека, который бы не слышал о жутком поступке врача-гинеколога. Его домик находится в самом начале поселка – стоит в ряду таких же новеньких деревянных коттеджей - с большой территорией, огороженной забором. Разговора «по душам» не получилось:

- Подумайте сами, если человек, который спасает жизни, помогает мамам и детям появиться на свет, искреннее переживает за своих пациентов, мог такое совершить? – волнуясь, с чувством, даже с каким-то надрывом произносит Александр. – Я надеюсь. Нет. Я верю в справедливое решение суда!

Соседи напротив знают доктора Тышту очень давно, можно сказать, дружат семьями. Отзываются о нем очень тепло, да что там соседи – все, кто живет в округе, не верят, что этот «замечательный человек и врач» мог убить младенца!

- Хороший он мужик, нормальный, - говорит Иван Гайдук, сосед доктора. - И как специалист, и как человек. Он у моей жены роды принимал и у сестры. Мы хотели у него рожать, и многие хотят! Ничего плохого про него сказать не могу. Не то чтобы я его защищаю, говорю, как есть. Я думаю, что он на такое не способен даже. Он же врач! Есть просто люди, которые ему очень сильно завидуют - хорошая семья, любимая работа, новый дом, все у них складывается, все в руки идет.

Это дом, кстати, доктору даже не принадлежит - Александру и его супруге новое жилье дали по соцнайму, как молодым специалистам. Да и чем еще привлекать на село талантливых и подающих надежды врачей? Семья Александра переехала в Копьево из Абакана три года назад. И Александр, и Елена устроились в Копьевскую ЦРБ, акушерами-гинекологами. Вскоре у них родился сын (ему сейчас два годика), Александр пошел на повышение – главврач назначила его завотделением. Надо сказать, что Копьевская больница считается одной из лучших в республике, показатели смертности здесь минимальные. За последний год умерло всего два младенца: один — от менингококковой инфекции, другой — от неустановленного вируса. И рожать будущие мамочки шли именно к Александру, причем записывались к нему не только роженицы из Хакасии, но и из соседних регионов, из Кемерово, Красноярского края.

«Больница без него опустела»

Трехэтажное кирпичное здание больницы видно с любой точки поселка. К стационару подъезжают медицинские серые «УАЗики», возле входа в больницу сидит попыхивающий сигареткой старичок в ушанке, глядит, как дурачатся, катаясь по траве, рыжие щенки. Санитарочки, кокетничая, о чем-то беседуют с водителями «скорых». Жизнь здесь идет медленно, неспешно.

Заходим в отделение к главному врачу. Приятная женщина лет 50 с короткой стрижкой, тихонько охнула, узнав, по какому поводу к ней приехали корреспонденты «Комсомолки».

- Больница без него осиротела, - печально вздыхает Людмила Новоселова, главный врач Центральной районной больницы Копьево. – Конечно, решение по делу нашего врача должен принять суд, но если вы хотите знать мое мнение – независимо от результата, я не верю в то, в чем он обвиняется. За три года работы специалиста уже можно узнать, какой у него потенциал, какие способности. Я видела, как он неоднократно оказывался в экстремальных ситуациях, когда нужно было спасать новорожденного или маму, и успешно с этим справлялся. Приведу пример. Во время родов у женщины выпала пуповина, и прижало ее головкой ребенка, делать кесарево было поздно… И он за секунды принял верное решение и успел родоразрешить женщину, не причинив вреда ни ей, ни ребенку. Они даже на одной улице живут, малыш сейчас бегает, жив-здоров. Нередко, в случае массивного кровотечения, он в таком молодом возрасте принимал ответственность на себя, и спасал и женщину и ребенка. Видела, как он сутками сидит у постели послеоперационных больных. Даже если ему говорят, что здесь, скорее всего, будет все в порядке, он остается и прокручивает в голове разные варианты – а вдруг что-то пойдет не так, а вдруг начнется осложнение? Я, честно говоря, думала, что наша больница, когда уйдут старые специалисты, закроется. А он вдохнул жизнь в наш коллектив. Талантливый, успешный, врач от бога. Без таких специалистов у медицины нет будущего.

Еще одна проблема – острый дефицит врачей. Сейчас на весь поселок один акушер-гинеколог (супруга обвиняемого – ред.), притом, что с рождаемостью в Копьево полный порядок – за три ночи бывает до 10 родов! Да и один молодой специалист другому – рознь. Один выходит из ординатуры практикующим, все умеющим врачом, а второй просидит в уголочке и приезжает никакой. Александр, окончив ординатуру, вышел оттуда уже оперирующим хирургом.

Заслужил? Пусть сидит

Коллеги и знакомые горой стоят за врача, негласный кодекс врачебной этики существовал всегда. А что же пострадавшая сторона? Как живется Вике, маме одного из погибших близнецов, как себя чувствует здоровая малышка? Она живет в соседней с Копьево деревушкой. Население – чуть больше ста человек, все друг у друга на виду. Зеленый дом со спутниковой тарелкой стоит в конце улицы. Но Вики там не оказалось.

- Да нет ее здесь, - машет рукой дородная женщина в потертом пуховике из соседнего дома. - Поругалась с сестрой, забрала ребенка и уехала.

Соседка замолкает, когда выходит сестра Вики, Ольга. Интересуемся, где молодая мама.

- К опекунам уехала, мы маленько поссорились с ней. Может даже в Шира сейчас находится.

- А что с отцом ребенка?

- Они встречались с ним, гуляли. Когда забеременела, родила – бросил. Уехал в Норильск, на заработки. Он ушастый, рыжий, конопатый, дочка вылитая его копия, только веснушек еще нет.

Нашли Вику мы в поселке Кагаево, где живут ее опекуны. Дверь открывает худенькая темноволосая девушка с пухлощекой малышкой на руках. Милане уже 8 месяцев, любопытство, как и у любого здорового ребенка ее возраста, не знает границ. Завидев оранжевый, комсомольский, микрофон, девочка забывает про соску, тянется за новой «игрушкой» и норовит ухватить ее ртом. В доме убрано, настираны пеленки, в большой комнате, которую можно назвать залом, идет по ящику «Ералаш». Мы решили спросить у Вики, когда прошло достаточно времени для того, чтобы первая боль улеглась, и неприятные эмоции немного стерлись, а справилась бы она с двумя детьми, учитывая, что второй был бы тяжелым инвалидом?

- Конечно, справилась бы, - уверенно заявляет Вика. – Есть кому помогать. Вначале, когда все произошло, много чего хотелось этому доктору сказать. А сейчас – уже нет. Заслужил? Пускай отсиживает свое.

Следующее заседание суда состоится 25 ноября. Дело копьевского акушера обещает быть непростым и долгим. Суд ответит на многочисленные вопросы: был ли ребенок мертв или все-таки утоплен, каков был его вес в момент рождения, все ли органы были у плода, мог ли он жить сам? Но главный вопрос лежит, пожалуй, в этической плоскости — где грань между нежизнеспособным плодом и ребенком и как ее определить? Мы будем следить за этой историей.

Милане очень нравится микрофон

Милане очень нравится микрофон