Премия Рунета-2020
Красноярск
-16°
Boom metrics
Происшествия28 февраля 2012 15:51

Жители ближайшего к эпицентру землетрясения села спасают дома от наводнения

Дома не рухнули, и даже не покосились
Источник:kp.ru
По словам руководителя интерната, здания признаны аварийными

По словам руководителя интерната, здания признаны аварийными

Земля под ногами завибрировала, и вздрогнула один раз, потом другой. Мне на шапку с дерева ухнул снег. Ну вот, опять. Похоже, начинаешь привыкать и вот к таким катаклизмам. Сейчас я в Абакане, мы ближайшие соседи Тывы, где 26 февраля произошло землетрясение силой 8,5 баллов, «аукнувшееся», как я потом узнала, по всей Сибири. Если здесь люстры качались и посуда в серванте противно позвякивала, то что же тогда в Тыве? Лучше бы я об этом не задумывалась. Потому что на следующий день, когда подземные толчки еще продолжались, мне предстояло отправиться туда в командировку.

Печные трубы в домах рассыпались

Дорога, а нам от Абакана предстоит пройти полтыщи километров, затягивает в серпантин горы. Они заканчиваются, теперь дорога петляет по степи… Изредка то слева, то справа появляются деревни, чуть притормаживаем и читаем их названия – нет, не наша. Мы едем в Сарыг-Сеп – село, которое первым приняло на себя волну землетрясения. От эпицентра оно находится в 80 километрах. Ничтожное расстояние для «волны», которая распространяется со скоростью 4 километра в секунду.

Табличка с названием Сарыг-Сеп появилась резко и неожиданно. А село–то большое! Едем по дороге, разглядывая дома. На первый взгляд, все нормально.

В деревне Сарыг-Сеп отвалилось крыльцо

В деревне Сарыг-Сеп отвалилось крыльцо

В селе, слава богу, дома не рухнули, и даже не покосились. Трещин в стенах тоже нет, - домики невысокие, могут выдержать сильную тряску. А вот печные трубы, у кого они были сложены из кирпича, рассыпались полностью. На крышах некоторых домов, мы увидели, сверкают трубы железные, видно, что совсем новые. Это после первого 9-балльного землетрясения 27 декабря некоторые хозяева успели «подсуетиться» и поставить их вместо старых, рассыпавшихся по кирпичику. Но землетрясение не прошло для села без последствий. Впервые в жизни среди зимы селу грозит… наводнение.

Афтершоков местные уже не замечают

Стучу в дом, где явно топится печка, значит, хозяева дома.

- Когда с потолка посыпалась штукатурка, начала трескаться печка, мы с женой собрались и пошли к дочке, - рассказывает, впустив нас внутрь, хозяин этой избушки Тулуж Экер-оол. - Она живет недалеко, и дом у нее новый. Вот только сегодня вернулись, когда все успокоилось.

Успокоилось?! Я вдруг чувствую, как под ногами запульсировала земля, и пол заходил ходуном (специалисты называют это «афтершоками» - когда толчки продолжаются, но становятся все слабее). Смотрю на хозяина, а он словно этого не замечает!

На пороге неожиданно появляется соседка. Женщина увидела, что приехали гости, да зашла на разведку – кто такие:

- Я вчера думала, что дом развалится, - подхватывает она. - Гул от горы пошел. И так сразу резко трясти начало. Дочка в панике заметалась по комнате, я ее прижала к себе, и встала в дверном проеме. А тут и кошка мечется. Кстати, первым о приближении землетрясения предупредила собака – сильно лаяла, прямо с цепи срывалась. Я еще подумала – на кого это так?

Пока женщина рассказывала, подземная вибрация утихла.

Да, в Абакане и 3 балла маленькими не кажутся, а если в два раза сильнее?

Главу Каа-Хемского района Александра Шелехова мы поймали на реке Мерген.

- Сколько живу, впервые вода прорвала лед и вышла из берега. Третий день воюем, но, думаю, справимся, - Александр Васильевич тоже третий день без сна. Глаза воспаленные, сам - уставший.

Потолок в Тывинском интернета после землетрясения пошел трещинами

Потолок в Тывинском интернета после землетрясения пошел трещинами

Дело к вечеру, основные работы по возведению дамбы – хоть какого-то защитного устройства на реке прекращены, лишь грейдер выгребает лед, пытаясь хоть как-то остановить воду.

А вода уже дошла до дороги, а кое-где и перешла ее, приближаясь к воротам домов. Кто-то набил мешки шлаком, и выставил их в качестве преграды, кто-то соорудил земляные насыпи. Лиши ребятне нипочем – вода замерзла тонким слоем – и вот, на речку теперь бежать не надо – каток прямо рядом с домом.

Наводнение удалось остановить

На обратной дороге никакая техника, спешащая на помощь людям, нам не встретилась. Назад мы ехали молча – как пройдет эта ночь? Не затопит ли людей?

Поэтому первый звонок на следующее утро – в правительство Тувы: как там жители села Сарыг-Сеп?

После первых толчков детей перевели в столовую

После первых толчков детей перевели в столовую

- В селе создали рабочие бригады, которые пытаются пропилить лед, чтобы пустить воду в противоположную от районного центра сторону. Распространение наледевых вод удалось остановить, угроза селу миновала. Продолжается возведение дамбы, - успокоили в пресс-службе тувинского правительства…

Трещины пошли по несущим стенам

Долго петляя по ночным улицам столицы Тывы, наконец-то мы нашли нужную улицу и интернат, который стал родным домом для 145 подростков, оставшихся без родителей. Здание интерната сильнее всего пострадало во время предыдущего землетрясения.

Кто-то из них – сироты, у кого-то мамы и папы лишены родительских прав.

Директор интерната Аида Дадар-оол проводит нас по пустынным коридорам учебного трехэтажного корпуса. По несущим стенам то и дело встречаются трещины, да такой ширины, что в них проходит мужская рука.

- Трещины в несколько миллиметров появились после декабрьского землетрясения. Они вот так резко разошлись после вчерашних толчков, - показывает Аиды Маадыр-ооловна.

- И ребятишки ходят сюда заниматься?

- Да, а где мы их еще учить будем?

Поскорее бы отсюда. Не дай Бог тряханет – и все.

Для того чтобы пройти в общежитие – спальный корпус, приходится одеваться и идти по улице. Здесь ребятня смотрит телевизор, играет в настольный теннис, кто-то растягивает паужин – чай с пышным яблочным пирогом.

После прошлого толчка трещина стала шире

После прошлого толчка трещина стала шире

Нас повели в спальни. Лучше бы мы остались в учебном корпусе. Обвалившаяся штукатурка, обнажившиеся провода. В одной из спален мальчиков потолочные плиты словно начали заходить друг на друга.

- А мальчики продолжают здесь спать?

- Куда их переселять? У нас почти все спальни в таком состоянии.

Когда пошли первые толчки, Аида Дадар-оол приняла решение – матрацы перенести в столовую – более «молодое» одноэтажное здание. Разрешила спать прямо в одежде – в случае чего успеть выбежать на улицу.

- Понятно, что ни учиться, ни спать в этих корпусах нельзя. Что лучше – откапиталить здания или построить новые?

Аида Маадыр-ооловна ответила не сразу. Как оказалось, она тоже воспитанница этого заведения.

- Конечно, нужно новое здание, - словно извиняясь за свое детство, принимает решение Аида Дадар-оол. – Эти-то не соответствуют ни одному санитарному требованию…

Перед нашим приходом была комиссия МЧС. По словам руководителя интерната, здания признаны аварийными. Что дальше? Ведь детей нужно переселять и в срочном порядке. А если еще одно землетрясение такой силы? Эти ребятишки и так достаточно настрадались в своей жизни.

- Наши дети – такие молодцы! Собраны, не паникуют, - хвалит ребятню Аида Маадыр-ооловна. И поделилась сокровенным – хочет сделать интернат образцово-показательным…

Вместо послесловия

Землетрясение предсказать невозможно. Но можно ли к нему привыкнуть? В Туве, которую трясет вот уже второй месяц, к этому природному явлению стали относиться философски: чему быть – тому не миновать. А в минуты затишья латают разрушения, нанесенные природной стихией…