Премия Рунета-2020
Красноярск
+12°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
16 мая 2024 6:28

«Люди звонили нам: "Хочу отдать почку больному другу"»: щемящий сердце рассказ красноярского трансплантолога о трагедиях и радостях профессии

Трансплантации органов в Красноярской краевой больнице исполнилось 10 лет
Трансплантации органов в Красноярской краевой больнице исполнилось 10 лет

Трансплантации органов в Красноярской краевой больнице исполнилось 10 лет

Фото: Мария ЛЕНЦ

Операция длилась всю ночь, за окном операционной забрезжил рассвет. Наконец хирург делает последний стежок на сосуде по методу Карреля – настоящее искусство. Рядом его надежная бригада. Выдохнули... сняли зажимы... пошел кровоток. Сморщенное, с сероватым оттенком и прохладное человеческое сердце на глазах начало розоветь и увеличиваться в размерах. Затем – толчок: мышца сократилась, выпрямилась с глухим звуком, еще и еще... Словно с тех пор, как оно покинуло грудь своего погибшего родного хозяина, оно истосковалось по живому телу. Теперь им предстоит сосуществовать вместе. Пациент вскоре придет в себя и откроет глаза – и будет жить. В этом и есть смысл трансплантологии.

В Красноярске три уважаемых медицинских центра занимаются пересадкой донорских органов – Красноярская краевая клиническая больница, Федеральный Сибирский научно-клинический центр ФМБА России и Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии. Зачинателем была ККБ – в этом году исполнилось 10 лет, как состоялась первая операция. Мы пригласили поговорить об этом Эллину Лукичеву, она – врач-нефролог-трансплантолог, к.м.н., врач высшей категории, одна из создателей программы трансплантации органов в ККБ.

Как все началось

- Эллина Викторовна, с чего все началось?

- Ни с чего, а с кого. В 2011 году на должность главного врача ККБ пришел Егор Евгеньевич Корчагин. И озвучил мысль, что пора внедрять программу трансплантации в Красноярском крае. Министерство здравоохранения края в лице Вадима Николаевича Янина его поддержало. Начали готовиться в 2012 году, а первую пересадку провели уже в марте 2014 года. За это время мы приобретали оборудование, обучили специалистов и решили немало организационных вопросов.

- И каковы успехи?

- В первый год – пять почек, постепенно количество таких трансплантаций увеличивалось. В октябре 2016 года сделали первую пересадку печени и сердца. Это был мультиорганный забор: в один день 2 почки, сердце, печень. За 10 лет суммарно 245 органов, конкретно почек – 142.

- Вы сказали про обучение специалистов, получается, просто перевести хирурга с полостных операций на пересадку органов невозможно?

- Медицинский персонал, принимающий участие в трансплантации,прошел обучение в НМИЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова в Москве. Там готовят всех специалистов, для всей страны. Я также два месяца там обучалась.

Эллина Лукичева, одна из создателей программы трансплантации органов в Красноярской краевой больнице. Фото предоставлено ККБ

Эллина Лукичева, одна из создателей программы трансплантации органов в Красноярской краевой больнице. Фото предоставлено ККБ

От человека к человеку

- Поясните юридический статус донора.

- Донором признается пациент со смертью головного мозга. Умер мозг – умер и человек.Решение принимает консилиум врачей различных специальностей,при этом проводится целый ряд обязательных процедур. Только после этого разрешено изымать органы, в любом случае нужна специальная подготовка и условия.

- Вызывает споры: нужно или нет брать согласие родственников донора? Тут сплетаются воедино нормы этические, религиозные, общечеловеческие.

- У нас по законодательству презумпция согласия. Мы все изначально согласны, если при жизни не сделали особого распоряжения на этот счет. Однако есть страны, где действует испрошенное согласие, там существует регистр с именами и данными потенциальных доноров.

- Если в нашу больницу придет женщина и заявит: «Я на вас в суд подам, что вы у моего мужа сердце забрали, а меня не спросили»...

- У нас люди негативно относятся к донорству до той поры, пока проблема не коснется их лично, кто-то из родных не заболеет, и вопрос не станет ребром. И тогда происходит кардинальная переоценка ценностей.

- Бывало ли на вашей памяти, такое, что лежит человек на смертном одре, понимает, что вот-вот сейчас он умрет, и произносит: «Пусть мои органы послужат на благо другим людям»?

- У нас было другое. В первые годы нашей работы, в годах 2015 – 16,люди звонили нам: «Хочу отдать свою почку больному мужу, другу, жене». Приходилось объяснять, что живым донором может стать только кровный родственник первой линии.

- Как религия относится к этому? Есть же мнение некоторых священнослужителей, что не нужно вмешиваться в дела божьи: «Не дает бог детей – вы со своим искусственным оплодотворением. Умирает человек, а вы органы ему пересаживаете».

- Русская Православная Церковь поддерживает осмысленное донорство и считает это христианским поступком. Презумпция согласия на посмертное изъятие органов, которая закреплена в действующем законодательстве подвергается критике.

- По большому счету: если бы господь не хотел, врачи бы не научились делать это. Исцеление больного – промысел божий.

Показания к применению

- Каковы предпосылки для пересадки органа?

- Заболевание в стадии декомпенсации, когда орган исчерпал свои возможности и все возможные методы лечения не эффективны. Хронический воспалительный процесс в любом органе приводит к его утрате: клетки погибают, а те, что приходят на их место, нужную функцию не исполняют. Тогда единственной альтернативой для спасения жизни человека является пересадка. Например,при терминальной стадии почечной недостаточности жизнь пациента поддерживается процедурами гемодиализа, но для нормальной жизнедеятельности ему необходим другой здоровый орган.

Или паразитарное поражение печени. Можно хирургическим путем удалить пораженную часть, а после запустится процесс восстановления. Можно сделать реконструктивную операцию. Если уже и это не помогает – тогда пациента заносят в лист ожидания на трансплантацию.

- Но не все дожидаются?

- Если у пациентов с терминальным поражением почек есть поддержка, как я сказала, гемодиализ три раза в неделю, он частично снимает уремическую интоксикацию организма очищением крови, то пациенты с больным сердцем или печенью часто не доживают до трансплантации. Смертность в этих группах реципиентов высокая, мы пока никак не можем повлиять на это. Но медицина не стоит на месте.

-Какие органы пересаживать технически сложнее, сколько длится операция?

- На почку в среднем уходит по 2,5 – 3 часа. На печень – может до 12 – 16 часов. Сердце – промежуточное между ними. Все индивидуально, зависит от болезни, которая к этому привела. Например, при паразитарном поражении печени – дольше и сложнее, чем при вирусном гепатите.

- Паразитарном?

- Да, бывают паразиты, которым печени человека становится мало, они поражают соседние органы. У нас была уникальная операция, когда такой ленточный червь через диафрагму перешел на сердце. В нашей клинике пересадили женщине печень, часть нижней полой вены и предсердие.

- Название этих паразитов, кто они, кого нам нужно опасаться?

- Альвеококк, эхинококк. Мы живем в эндемичных районах, таких пациентов у нас немало и они очень сложные.

Детская трансплантация

- Пару слов о детской трансплантации.

- В нашей стране она существует. В большинстве случаев выполняют такие операции в Москве. Пересаживают часть печени или почку от близкородственных доноров – мама/отец, брат/сестра. Но доноры – исключительно совершеннолетние. Еще есть ограничения по массе ребенка – порой приходится его держать на искусственном сердце, пока он не подрастет. Точнее, пока его грудная клетка не увеличится до такого размера, чтобы в нее поместилось донорское сердце. Был случай, когда 13-летнего мальчика, в Москве год готовили к трансплантации, нашелся подходящий орган и он его получил. Операция прошла успешно.

- Но в других странах пересадка детских органов практикуется. Помню, как в 2016-м году мы всем миром собирали 3 миллиона рублей на операцию трехлетнего мальчика, там стоял вопрос о замене сердца. Ему повезло – операцию сделали в Индии, нашелся подходящий орган (от погибшей в ДТП восьмилетней девочки).

- Я об этом не знаю, но надеюсь, сейчас у него все в порядке.

Эллина Лукичева с одним из своих пациентов. Эллину Лукичеву, она – врач нефролог-трансплантолог, к.м.н., врач высшей категории, одна из создателей программы трансплантации органов в ККБ.

Эллина Лукичева с одним из своих пациентов. Эллину Лукичеву, она – врач нефролог-трансплантолог, к.м.н., врач высшей категории, одна из создателей программы трансплантации органов в ККБ.

Развенчиваем мифы

- Важнейшее из искусств (это не я сказала, это высказывание приписывают Ильичу) зачастую ради зрелищности вводит народ в заблуждение. Например, что можно купить на черном рынке первую попавшуюся почку и потом два черных трансплантолога пересадят ее в каком-нибудь полуподвальном помещении. Клянусь, сама видела недавно такой сериал.

- Купить на черном рынке априори не получится, я за не слышала о таких случаях в России, ни в наших медицинских кругах, ни в криминальных сводках. Изъятие донорских органов строго контролируется.

По поводу «первой попавшейся почки»: донорский орган должен быть иммунологически совместим с реципиентом. Самый жесткий подбор – по 12 параметрам – это костный мозг. Почка – по шести параметрам, она сложно приживается. По сердцу и печени – меньше параметров, но там и процент отторжения меньше. Прежде, чем встать в лист на пересадку, пациент проходит тщательное обследование. И ждет именно свой орган, который подойдет ему. Многие так и не дожидаются. У меня есть пациенты, которых я веду по четыре-пять лет, прежде чем их приглашают на операцию.

Есть так называемые предсуществующие антитела, провоцирующие острое отторжение пересаженного органа после трансплантации.Бывает, что орган подходит реципиенту по группе и генотипу. Но из-за антител развивается сверхострое отторжение. Смогут ли справиться с этим подпольные трансплантологи?

Есть еще иммуносупрессивная терапия после пересадки, реципиент до конца жизни должен принимать препараты данной группы,прием которых требует регулярного контроля со стороны врача-трансплантолога. Комбинация лекарственных препаратов для каждого пациента индивидуальна. Каждый пациент после трансплантации находится в регистре минздрава.

- Закончу свои каверзные вопросы: как насчет парочки во плоти подпольных трансплантологов?

- Вы даже не представляете, сколько специалистов вовлечены в процесс. Я сейчас навскидку скажу – около тридцати. В операционной в ответственный момент непосредственно находятся до десяти медиков, и каждый выполняет свою функцию.

- Можно ли купить донорский орган?

- Зачем? Трансплантация относится к высокотехнологичной медицинской помощи. Пересадка органа для гражданина РФ – бесплатная. А также препараты для иммуносупрессивной терапии пожизненно.

- И все же, какова цена вопроса?

- Стоимость операции в Красноярске – в пределах миллиона рублей. Стоимость препаратов после нее в год до двух миллионов рублей. И все это по программе государственных гарантий оказания медицинской помощи.

Счет идет на часы

- Правильно ли я понимаю, что донорский орган после смерти пациента необходимо как можно быстрее извлечь, затем поместить в специальный бокс, пока не начались необратимые процессы?

- Речь действительно идет на часы. Сердце необходимо пересадить в течение четырех часов с момента смерти донора. Печень – 4-6 часов. Почка может подождать до суток, но желательно найти ей реципиента в течение 12 часов. Можно провести кондиционирование донора – подключить к аппарату искусственной вентиляции легких, дать инотропную поддержку и сохранить органы еще на пару часов до того, как изъять их. Но есть важный нюанс: перед тем, как изымать органы, необходимо пропустить через них консервирующий раствор. И только после этого извлечь, упаковать и поместить в бокс для транспортировки..

- Случалось ли вам обмениваться донорскими органами с другими регионами?

- Были случаи, с Новосибирском, с Кемерово. Доставляли самолетом.

- Какой возраст предпочтителен для пересадки?

- В молодом возрасте меньше сопутствующих заболеваний, но активность иммунной системы выше, поэтому больше риск отторжения. С возрастом активность иммунитета снижается, по логике должно легче приживаться, но есть сопутствующие патологии. Так что у каждого свои нюансы.

- Как скоро находятся органы?

-Люди с заболеванием сердца и печени ограничены во времени. Кто-то просто не доживает. Пациент на гемодиализе может ждать до трех-пяти лет. Был случай в моей практике: только поставили пациента в лист ожидания, он уехал домой в Каратузский район, только стал сумки распаковывать – звонок: «Возвращайтесь назад». А после операции пришел в себя и: «Я не был к этому готов».

Качество жизни

- Не так давно состоялся турнир по боулингу между трансплантологами и их пациентами.

- Он был посвящен десятилетию начала трансплантации органов в Краевой клинической больнице. Мы пригласили коллег с других больниц города и края принять участие в данном мероприятии. Они были удивлены. Ожидание: пациенты приедут на колясках с сопровождающими, опираются на тросточку, худые, бледные, с отдышкой. Реальность: румяные, здоровые и жизнерадостные.

- У них ведь меняется качество жизни.

- Не просто качество жизни, они получают новые возможности. Одной из первых наших пациенток была молодая женщина. Через два года после пересадки почки она родила здорового ребенка. На гемодиализе такое невозможно.

- Сколько можно прожить с неродным органом?

- Для каждого органа своя статистика. В среднем 10 – 15 лет – родственная почка, 10 лет – трупная почка. Есть случаи и 30-летней выживаемости донорской почки.Влияют возраст, пол, образ жизни, регулярный приемиммуносупрессивныхпрепаратов, сопутствующие патологии, первоначальный диагноз. При аутоиммунном заболевании риски отторжения выше. Есть заболевания, которые дают рецидив в пересаженном органе.

- Повторная трансплантация?

- Тоже бывает. Один наш пациент 15 лет прожил с почкой родного брата, после началось отторжение. В нашей клинике ему повторная трансплантация почки.Уже второй год живет успешно. К сожалению, в случае с сердцем или печенью, если не удается быстро найти замену, человек погибает.

В любой момент

- Получается, ваша команда в состоянии готовности 24 часа в сутки. У вас бывает отдых?

- Такая у нас работа. Когда я еще обучалась в Москве, спросила у коллег: «Любите куда-то выходить? В театр?» Мне: «Куда там?! Раз в полгода билет купим – и обязательно в этот момент поступает донор». У меня тоже часто случается, что планы рушатся, так как большинство трансплантаций происходит в выходные и праздничные дни. Но и у нас бывает отпуск. Расслабляемся по-разному: кто-то на мотоцикле гоняет, кто-то рисует, вяжет-вышивает, читает.

- А эмоциональная сторона? Поделитесь ощущениями.

- Мало пересадить орган нужно еще заставить его заработать здесь и сейчас. Момент волнительный, конечно, когда сосуды сшиты, снимаются зажимы и запущен кровоток. Орган в консервации сморщенный, серый. Получив кровь, начинает розоветь, увеличивается в размерах. Сердце сокращается с глухим звуком. Почка на глазах розовеет, расправляется и через некоторое время по мочеточнику дает мочу.

- От нескольких пациентов с пересаженной почкой я слышала, как они называют вас «вторая мама».

- Наверное, потому, что я наблюдаю их до трансплантации, провожаю их в операционную и навещаю их первой, когда они приходят в себя. Выхаживаю. Затем после выписки мы периодически – раз, два в месяц – с ними встречаемся, я веду динамический контроль, корректирую иммуносупрессивную терапию. Хирург ведь видит своего пациента на операционном столе и в раннем послеоперационном периоде.

- Напоследок можно я спрошу про приметы? Они есть у любых профессий. А ваши?

- Замечаю: когда резко меняется погода, атмосферное давление, у нас часто доноры с разрывом сосудов и кровоизлиянием в мозг. Лично у меня бывает предчувствие, кому из пациентов из листа ожидания в этот день повезет. А еще со мной пациенты делятся, что у них бывает предчувствие. Считайте, что это моя работа.

- Удачи вам и вашим коллегам. И здоровья вашим пациентам!