Премия Рунета-2020
Красноярск
+15°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
9 мая 2024 2:49

От Енисея до Эльбы: 99-летний ветеран из Красноярского края рассказал о своем пути на фронте

В Дивногорске остался один ветеран Великой Отечественной войны
В Дивногорске остался один ветеран Великой Отечественной войны

В Дивногорске остался один ветеран Великой Отечественной войны

Фото: Виктор БОРОДИН

Алексей Дмитриевичу Самохину – 99 лет. Он единственный ветеран в Дивногорске.

«Я еще молодой», — шутит Алексей Дмитриевич, но буквально через пару минут после этого он спокойно и в мельчайших деталях вспоминает события почти столетней давности: сообщение Молотова о начале войны, взятие Берлина и Варшавы, встреча союзников на Эльбе.

Алексей Дмитриевич был не просто свидетелем, а участником этих событий. О жизненном пути, который пришелся на тяжелейшее для страны время, ветеран рассказал «Комсомолке».

Фото из личного архива героя

Фото из личного архива героя

Фото: Виктор БОРОДИН

«Не смей говорить нигде об этом»

22 июня 1941 года – дата, которую из памяти уже не вычеркнешь. И этот день Алексей Дмитриевич помнит в мельчайших деталях. Еще за несколько лет до этого он увлекся радиоделом. В небольшой таежной деревне Рязанка был всего один приемник. Пользоваться техникой научил приятель.

22 июня, на тот момент еще школьник Леша, побежал к приемнику, чтобы снова послушать, чего там по радио передают. Сообщение, которое он услышал в тот день, заканчивалось следующими словами:

- Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя товарища Сталина.

В Сибири был почти вечер, а в Москве – полдень. По радио на всю страну выступал Василий Молотов – нарком иностранных дел СССР. Именно он объявил советскому народу, что в тот день в 4 часа утра, без объявления войны, германская армия напала на нашу страну.

- Я эту информацию услышал. Откровенно говоря, не поверил. И быстро побежал в клуб, благо было недалеко, - вспоминает ветеран.

Помещение сельского клуба Алексей Дмитриевич описывает как небольшой деревянный барак, внутри находился крохотный бильярдный стол, за которым играл его товарищ. Он словам юноши не поверил.

- Сказал: да ты что, не смей говорить нигде об этом! Я говорю, кончай эту партию, пойдем, послушаем. Ну и мы пошли на радиоузел. Он послушал, убедился, что это правда, и мы быстренько пошли к руководству леспромхоза, к комендатуре.

Так в маленьком таежном селе и узнали о войне. Призыв в армию начался почти сразу. Алексей Дмитриевич смотрел, как забирали ребят на год и на два старше, а сам в это время пошел работать в леспромхоз. Трудился там два года. Пока не настало его время отправляться на фронт, защищать родину от врага.

- Подходит пора и моя. В начале 1943 года пришла повестка и меня призывают в армию. Мы сначала прибыли в Ужур. Там сказали, пока поезд не сформируется полностью – дальше не поедем. И вот мы 5 суток сидели на мясокомбинате. Оттуда нас повезли в Ачинск, в военный городок.

На западе края находился пересыльный пункт. Там будущих солдат распределяли по частям, в которых они будут служить. Алексея Дмитриевича зачислили в минометную роту Киевского военного училища.

Фото из личного архива героя

Фото из личного архива героя

Первый бой едва не стал последним

Первое столкновение с неприятелем – это еще один день, о котором забыть невозможно. Отряд из сотни сибиряков высадили в Смоленской области. Командование поставило задачу – надо форсировать реку Царевиц и занять высоту, контролируемую немцами. Приказ есть – надо выполнять. Из 100 человек в живых осталось только 11.

- Нас начали оттуда поливать с их пристрелянной точки, что называется, свинцом. Командира ранило, его вытаскивали на носилках. Нас несколько человек спасло только с Божьей помощью.

А дальше на фронте уже наступил переломный момент. Захватчики только и делали, что отступали, а Алексей Дмитриевич в первых рядах шел освобождать не только советские города, но и европейские.

И для этого приходилось выполнять самые сложные операции. Одну из таких в армии называют «взятие языка». Это значит, что разведчики должны захватить в плен солдата или офицера, который знает о дальнейших планах своего командования. И с такими задачами Алексей Дмитриевич справлялся успешно.

Одна из самых сложных операций была проделана уже в Польше. Январь 1945 года. Советские солдаты находятся в считанных километрах от Варшавы. Впереди - водная преграда, река Висла. Задача поставлена так: надо не просто форсировать реку, но сделать это с минимальными потерями, а как именно достигнуть этой цели - решать уже разведчикам. И надо отметить, что освобожденная Варшава — это прямой путь к Берлину, а значит, и к победе.

Операция в итоге вышла стремительной. Красная армия прошла по льду Вислы ночью. Потери в дивизии, где служил Самохин - минимальные. После чего последовало еще несколько стремительных прорывов, например, через реку Буга в Польше и Одер в Чехии, а дальше уже Германия.

Немцы сдавались в плен союзникам, а не Красной армии

Конец апреля – начало мая 1945 года. В воздухе уже витает предчувствие скорой победы. Вопрос лишь в дате, когда уже немецкое руководство объявит о своей капитуляции.

Фото из личного архива героя

Фото из личного архива героя

Алексей Дмитриевич в этот момент находится на западной окраине Берлина. Выбивает неприятеля из городских кварталов немецкой столицы. Впрочем, победу он встретил не у стен Рейхстага, а на реке Эльба. Еще одно место, занявшее особую строчку в истории Великой Отечественной войны.

Красная армия и силы союзников были по разные стороны реки. Немцы мельтешили где-то посередине. Сдаваться в плен советским войскам не хотели, через мосты, да и вплавь тоже, они бежали к союзникам, но перед тем, как уйти, выстреливали весь оставшийся боекомплект, в сторону позиции Красной армии. Так что даже в последние дни боевых действий на фронте было, мягко говоря, неспокойно.

- 9 мая 1945 года. Наше подразделение, оно участвовало во взятии Берлина, но было не в основном звене, и когда уже объявили, что Рейхстаг взят, наше подразделение продвинулось вперед. Это была уже радостная пора.

У Алексея Дмитриевича есть медали «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина»

У Алексея Дмитриевича есть медали «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина»

Фото: Виктор БОРОДИН

Сейчас какие только ордена и медали ни красуются на кителе ветерана. К примеру, есть медаль «За отвагу», а также «За освобождение Варшавы» и «За взятие Берлина». Все это ветеран бережно хранит.

Общение со школьниками и студентами

Кажется, что именно про таких людей, как Алексей Дмитриевич говорят — возраст для него не помеха. В свои 99 лет ветеран наизусть помнит десятки стихов, дома сутками напролет не сидит, как признается сам, часто заходит в школы, а еще чаще в местный техникум лесных технологий. Рассказывает ребятам не только о фронте, но и просто о жизни.

Что касается техникума, там Алексей Дмитриевич работал. В 80-е годы он был заместителем директора и начальником штаба гражданской обороны. Да и вообще жизнь после Великой Отечественной войны, он связал именно с лесом. Долгие годы трудился в Даурском леспромхозе, в том числе, директором. Трудовая жизнь вышла насыщенной. И сейчас Алексей Дмитриевич, ветеран не только Великой Отечественной войны, но и лесной отрасли.

Фото: Виктор БОРОДИН