Премия Рунета-2020
Красноярск
+31°
Boom metrics
Что происходит
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 июня 2024 10:41

«Записала нагулянного ребенка на бывшего мужа»: как разводились, наказывали «двоеженцев» и «отменяли» отцовство в СССР

Как в судах Красноярского края решали семейные споры в советское время
Дела личные и семейные нередко выносили на всеобщее обозрение, и решения по ним принимали суды.

Дела личные и семейные нередко выносили на всеобщее обозрение, и решения по ним принимали суды.

Фото: ЛЕНЦ Мария | Архив КП.

Еще полвека назад в судах принудительно разводили многочисленных «двоеженцев», признавали браки с давно умершими людьми и могли лишить родительских прав за то, что ребенка заставляют выполнять тяжелую работу по дому и водиться с маленькими братьями и сестрами. Оспорить отцовство можно было, доказав, что долгое время находился за тысячи километров от законной жены. А чего стоят судебные «шоу» по разделу имущества между бывшими супругами, в большинстве небогатыми! Описывалась и участвовала в споре каждая ложка и вилка в доме (самые обычные алюминиевые, а не фамильное серебро), ожесточенная «битва» велась за полотенца, подушки и домашние заготовки.

В наше время не верится, что подобные семейные дела выносили на всеобщее обозрение. Но когда-то такие судебные заседания были открытыми. Государство и окружающие активно вмешивались в личную жизнь граждан.

Заглянем в дела Народного суда Абакана 50-60-летней давности (напомним, что в СССР Хакасия входила в состав Красноярского края). Корреспонденту «Комсомолки» довелось листать их в архиве суда.

Проще стать «двоеженцем», чем развестись?

Разводы во времена наших прабабушек были редкостью. Нет, дело не только в более серьезном отношении к браку, но и в усложнении процедуры его расторжения с 1944 года (по сравнению с более вольными 1920-ми годами). было положено через суд, а в сложных случаях вмешивалась прокуратура. Желающих разрушить «ячейку общества» супругов пытались примирить и в суде, и на рабочих собраниях. Многих стыдливых граждан останавливало и то, что до 1965 года о разводе нужно было сообщить всем через газету. Самые хитрые разводящиеся находили «лазейки», чтобы избежать позора: некоторым удавалось подавать объявления изданиях на национальных языках или в населенных пунктах, где они не живут.

В старых судебных делах до нашего времени дошли семейные истории, многие из которых сегодня кажутся дикими. Фото: Татьяна Зыкова

В старых судебных делах до нашего времени дошли семейные истории, многие из которых сегодня кажутся дикими. Фото: Татьяна Зыкова

Стали неподъемными для многих трудящихся и пошлины за расторжение брака: со 100-200 рублей, которые надо было заплатить еще в 1936 году, сумма возросла до 500-2000 рублей. Формально эти меры дали государству быстрый и отличный результат по «сохранению советской семьи и брака»: количество разводов в СССР начало быстро уменьшаться: с 198 тысяч в 1940 году до 6600 в 1945 году. С другой стороны, цифры перестали отражать реальность: многие пары расходились, создавали новые семьи и обзаводились детей, так и не расторгнув неудавшиеся официальные браки. Их называли «двоеженцами».

Итог: в 1950-60 годах суды были завалены исками о признании браков недействительными. Говоря простым языком: многие, не желая «заморачиваться» с разводом после краха семьи, официально регистрировали свои последующие браки, утаивая, что уже женаты (замужем). Без электронных баз данных этот «номер» часто проходил, если человек переезжал и «терял» паспорт со штампом в графе «Семейное положение». А при получении нового объявлял себя холостым (незамужней).

Обман мог открыться при оформлении наследства или назначении на важный пост. Но сурового наказания за «грех» не предусматривалось, этим многие и пользовались. Второй союз просто признавался недействительным «по суду», а «ценой вопроса» были 30 копеек госпошлины, которую выплачивал обманщик.

Нередко сами «двоеженцы» шли в суд с требованием признать недействительным брак, в который они вступили незаконно. Пользовались этой возможностью, как «спасательным кругом» от вторых неудавшихся отношений. Например, в 1962 году на открытом заседании Народного суда рассматривалось как раз такое дело. Абаканец А., не расторгнув заключенного в 1951 году брака, уже в 1955 году вступил во второй зарегистрированный брак. А семь лет спустя, посчитав и его неудачным, явился в суд признать этот союз недействительным, и тот принял «единственное возможное» в таком случае решение: «исковые требования надлежит удовлетворить».

Раздел имущества по-советски: мне – койка, тебе – плащ

Как и в наше время, суды занимались разделом совместно нажитого имущества бывших супругов. Сегодня за этим чаще обращаются те, кому есть, что делить — как минимум, «на кону» недвижимость, накопления в банках и крупные покупки. В отличие от наших дней, во времена молодости наших бабушек и дедушек, делить особо было нечего. Даже супругам, прожившим вместе не одно десятилетие.

Обычно «на кону» был нехитрый скарб: от кружек и тарелок до подушек и полотенец. Если развод настигал осенью, то спор «битва» обычно шла за огородный урожай и домашние заготовки.

Типичный пример из судебного решения 1962 года. Супруги Е. обратились в суд со встречными исками о разделе совместно нажитого имущества. Спустя шесть лет после свадьбы, в 1961 году, супруги «разошлись в связи с тем, что согласия между сторонами не было». Что делили? Истица просила вернуть ей совместно нажитое имущество, которое не отдавал экс-супруг: стол кухонный – 12 рублей, помидоры в количестве 12 ведер – 6 рублей 40 копеек, 2 тонны угля – 18 рублей, телка – 80 рублей, 10 мешков картофеля – 60 рублей... А «бывший» требовал раздела общих приобретений, которыми «завладела» женщина: «16 уток – 48 рублей, 12 кур – 30 рублей, сундук – 10 рублей, 30 кило лука – 9 рублей, 10 кило чеснока – 8 рублей, 4 подушки – 3 рубля 20 копеек, 4 простыни – 6 рублей, 50 кило капусты – 15 рублей, 5 центнеров сена – 15 рублей». Кроме этого, «истица просит истребовать у ответчика кровать с панцирной сеткой», а он забрать у нее мужской плащ, которые не являлись общим имуществом.

«Математические задачки», которые когда-то приходилось решать судам, в то время были несложными из-за малого количества вещей в семьях: «Общая стоимость совместно нажитого имущества, находящегося как у истицы, так и у ответчика, составляет 355 рублей 40 копеек…. Доля каждого из супругов при разделе на равные части 177 рублей 70 копеек… Фактически же у истицы имущества на 144 рублей, у ответчика – на 206 рублей 40 копеек... Поэтому суд считает необходимым истребовать у ответчика и передать истице кухонный стол – 12 рублей, 3 ведра помидор – 2 рублей 40 копеек, 1 тонну угля – 9 рублей, 1 мешок картофеля – 6 рублей, а всего имущества на 29 рублей 40 копеек». Кроме того, «ответчик обязан возвратить истице койку с панцирной сеткой – 22 рублей, а истица должна возвратить ответчику мужской плащ – 35 рублей».

Родила непонятно от кого, а алименты требовала с экс-супруга

Во времена наших бабушек и дедушек с вопросами доказательства или опровержения отцовства детей крайне неохотно шли в суд. Там принималось во внимание совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и его предполагаемым отцом, содержание им отпрыска и участие в его воспитании.

Иски подавались в очевидных случаях. Такой редкий пример – дело 1957 года. Женщина пошла в суд, чтобы взыскать алименты с бывшего мужа. А тот подал встречный иск «О признании недействительной записи отцовства». Мужчина настаивал, что физически не мог быть отцом девочки, а помогать чужой дочери он вовсе не горел желанием.

Разбираясь в запутанной семейной истории, судья выяснил, что А. зарегистрировала с этим мужчиной брак, не расторгнув союз с предыдущим мужем. Ее последний «супруг», которого она хотела сделать алиментщиком, с ней давно не жил. Он предоставил суду подтверждения, что еще в 1946 году выехал из Хакасской АО и больше туда не возвращался. Не составило труда выяснить, что А. за пределы региона за это время не выезжала. А отцом родившегося ребенка она записала не живущего с нею мужа, предъявив свидетельство о браке, «хотя отцом он быть не мог в силу территориальной разобщенности с А.». После этого женщина обратилась за алиментами. Видимо, надеясь, что бывший не сможет приехать на судебное заседание. Но план не сработал. Он не только явился, но и потребовал признать свое отцовство недействительным. В итоге А. пришлось при всех признаться судье, что отец ребенка – не он. В этом очевидном случае суд встал на сторону мужчины и решил «произведенную запись в книге записей актов гражданского состояния в горбюро ЗАГСа… признать недействительной». В алиментах на содержание дочери женщине было отказано, как в «необоснованно предъявленном».

За что забирали детей?

В советское время редкими были случаи «отобрания» детей с помощью суда у родителей, которые не выполняют своих обязанностей и лишения родительских прав. К примеру, в иске «об отобрании ребенка» начала 1960-х годов истцом выступал сам прокурор Хакасской АО, а ответчиками – супруги Х..

Они были родителями шестерых детей. Старшей дочке было девять лет. Судебное разбирательство началось после заявлений бдительных соседей семьи: о том, что «супруги Х. не выполняют своих родительских обязанностей в отношении дочери Галины, держа в плохих условиях, заставляя выполнять непосильную работу, бьют, не создают нормальных условий для учебы, в результате чего девочка плохо учится, заставляют… водиться с маленькими братьями и сестрами». Свидетели подтвердили судье все, что описали. Этих и других доказательств оказалось достаточно, чтобы принять решение: «Девочку Галю Х. от родителей отобрать и поместить на воспитание в детский дом, и в отношении дочери Галины лишить их родительских прав. Также взыскать с них алименты… в размере ¼ из всех видов заработка…»

Зачем признавали браки с умершими?

Как думаете, почему суды были завалены делами о признании браков с людьми, которые давно лежали в могилах? Жуткие иски объяснялись просто: вдовам и вдовцам понадобилось оформлять пенсии и наследство.

Именно поэтому они просили суд признать церковные и «фактические» (то есть, гражданские) браки, а также официально оформленные союзы, если потерялись свидетельства о регистрации. Решения по каждому случаю порой были непредсказуемыми.

Например, если венчание пары было до революции 1917 года, и о нем сохранились записи в церковных книгах, то брак признавали. А если он был заключен по церковным обрядам уже в советское время, то решение суда обычно было отрицательным. Примером может стать житейская история из судебных документов 1962 года: о признании незарегистрированного брака с умершим П.. Истица венчалась с ним в церкви в 1922 году. Несмотря на то, что в суд пришли свидетели которые «подтвердили фактические брачные отношения», судья решил «за недоказанностью отказать»: «О том, что брак регистрировали, ничем не подтверждено. В 1922 году требовалась регистрация в церквях или ЗАГСе и венчание в церкви не является регистрацией брака при советской власти».

Жизнь и законы настолько изменились, что сегодня многие описанные ситуации из прошлого либо невозможны, либо решались бы совсем по-другому. Интересно, какие семейные дела нашего времени будут казаться странными и даже шокирующими через 50 лет?

Когда-то каждая семья, особенно с детьми, находилась под пристальным вниманием общества. Фото: Владимир Азаренков, http://gorod.abakan.city/

Когда-то каждая семья, особенно с детьми, находилась под пристальным вниманием общества. Фото: Владимир Азаренков, http://gorod.abakan.city/

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Не имея никакого имущества и средств к существованию»: почему в СССР дети массово платили алименты своим родителям

В наше время алименты чаще всего платят на детей, поэтому немалое удивление современников вызывают типичные судебные дела 1950-60-х годов о взыскании пожилыми родителями с отпрысков содержания по старости (подробнее).