Премия Рунета-2020
Красноярск
+8°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
26 февраля 2024 17:07

Блокадницу по ошибке похоронили как безродную, но соседка в одиночку добилась для нее справедливости

Тело блокадницы вернут домой с кладбища безродных в Красноярске
Это блокадница Валентина Чебыкина: в 2014-м и 1946-м. Фото: сайт администрации Байкита, архивы Красноярского края.

Это блокадница Валентина Чебыкина: в 2014-м и 1946-м. Фото: сайт администрации Байкита, архивы Красноярского края.

Еще малышкой чудом выжила в осажденном фашистами Ленинграде, а потом… попала в другую блокаду. Ее 89-летней старушке устроил собственный сын: годами держал взаперти, кормил от случая к случаю.

Горькая история Валентины Чебыкиной из Байкита (села в Эвенкийском районе) прогремела в СМИ и соцсетях месяц назад. Блокадницу, которую называли живой легендой, похоронили на кладбище для безродных в Красноярске! Возмущались все, а справедливости для бабы Вали добилась одна – односельчанка Мария Каминская. Простая женщина-сторож, но с огромным сердцем. Как все было, читайте в эксклюзивном материале «КП – Красноярск».

Никого не осталось

- Ну, вот такой у меня характер, - улыбается она. – Не могу закрыть глаза. И в этот раз тоже. Как иначе? Это наша баба Валя! Под табличкой с номерком она лежать не будет!

Тем более натерпелась такого – врагу не пожелаешь. Вот отрывки из интервью Валентины Викторовны, она дала его журналистке из Эвенкии Татьяне Пановой:

- Когда началась война, мне было шесть лет. Рощины наша фамилия. Брату Вите четыре, а Гене - всего шесть-семь месяцев. Отец перевез нас из Петергофа в Ленинград и ушел на фронт, так и не вернулся.

Началась блокада и страшный голод. Мама уходила занимать очередь за хлебом. Возвращаясь, давала нам по маленькому кусочку (четыре на четыре см).

От голода мама слегла и уже не вставала. За хлебом ходить было некому. Оставалось маленько жмыха и дуранды, очень твердые. Мы их кусать не могли, просто держали во рту, и что отсоединялось, глотали.

Первым умер Гена, за ним мама. Мы с Витей лежали на одной кровати. Взрослые, кто еще мог ходить, подбирали по домам мертвых и оставшихся в живых детей. На своих спинах они перенесли нас в детский дом, его должны были через сутки эвакуировать. Мы были «кожа да кости». За эти сутки умер Витя. Так у меня никого не осталось.

Год в блокадном аду… По Ладожскому озеру детей вывозили под бомбежками. На глазах шли ко дну пароходы, но их «транспорт» не задело.

Валя на фото - справа в нижнем ряду. Это уже 1946-й. Фото: архивы красноярского края.

Валя на фото - справа в нижнем ряду. Это уже 1946-й. Фото: архивы красноярского края.

Вкус овсянки

Потом была эвакуация в Сибирь, детский дом в Красноярском крае. Там Валюшка впервые попробует овсяную кашу. Тот вкус врежется в память навсегда.

Дальше ждала не самая простая жизнь. Сирота, на родину возвращаться не стала. Осела в Сибири. Окончила училище, вышла замуж, пошли дети. Семья обосновалась в Байките.

- Здесь Валентина Викторовна провела больше 50 лет, - поделилась с «Комсомольской правдой – Красноярск» общественница Мария Каминская. – Вместе мы работали в кафе «Северное сияние» и столовой аэропорта. Хорошая она была. На вид суровая, а ну как пошутит! А пришлось ей нелегко. Муж скончался, когда не было и 50. Все легло на ее плечи. Ничего, подняла двоих детей, сына Славу и дочку Олю. Одна она была у нас на весь Байкит, блокадница. Ее знали, любили. Приглашали на праздники.

После окончания училища Валя осталась в Сибири. Фото: сайт Бессмертного полка.

После окончания училища Валя осталась в Сибири. Фото: сайт Бессмертного полка.

Дочка уехала в Красноярск. Обзавелась семьей, родила двух дочерей. К несчастью, умерла довольно рано. Увы, со Славой тоже произошла беда.

- Рос умницей, - говорят старожилы. – В институте учился на «отлично». Должен был сдавать экзамены. Сильно переживал, ночей не спал. И психика не выдержала – сломалась. Мать посвятила сыну всю жизнь. Не хотела никуда отдавать – опасалась. Сейчас ему за 60.

Два месяца без помощи

- Вышло, что баба Валя осталась одна с сыном, человеком нездоровым, - рассказывает Мария Каминская. – Мужа нет в живых, дочери тоже. Связь с семьей прервана. Хотя у бабушки две внучки. Но в Байките они не показывались.

В какой-то момент старушка перестала появляться. Еще недавно выходила во двор, а потом пропала.

- Сама я в последний раз видела ее несколько лет назад, - признается общественница. – В дом сын не пускал никого. Кроме терапевта и соседки. Да и та забегала раз в день, приносила поесть. Боялась: Слава мог быть агрессивным.

Заботился ли он о матери, ухаживал ли? Сказать трудно. Что творилось за запертыми дверями, уже не узнать. Соцработников в доме не видели, уверяют местные:

- У Славы видения. В тот день ему померещились инопланетяне. Психовал, даже вскрыл пол. Видимо, поэтому с матерью случилось несчастье. Она возьми да оступись. Упала, сломала шейку бедра. Но сын все же обратился в больницу, сказал соседям. «Скорая» была. Но… тетю Валю не забрали.

Все стряслось в октябре. Вообразите: без помощи и приличного ухода человек пролежал два (!) месяца.

Кожа да кости

В конце декабря бабе Вале стало совсем худо. Тогда и зашевелились. Забрали, санавиацией доставили в Красноярск.

Только уже поздно. Врачи были бессильны: старушка истощена – живой скелетик. Операцию просто не перенесет.

- Какое-то время о тете Вале было ничего не слышно. И тут в администрацию явился Слава: «Летом матери будет 90 лет. Вы ее поздравите?». – Конечно! А где она? И тут выясняется: 1 января тетя Валя умерла. 17 или 19 числа ее похоронили на кладбище для безродных. Так бывает, когда тело не забирают больше двух недель.

Все в шоке, вот вам и живая легенда! Люди были убеждены: оставлять так нельзя. Бабушка-блокадница должна покоиться здесь, в Байките.

Но в администрации рассудили по-другому: «Нет родственников, чтобы дали согласие на эксгумацию – раз. Нет денег – два».

Это ответ из минсоцполитики. Фото: предоставлено героиней публикации.

Это ответ из минсоцполитики. Фото: предоставлено героиней публикации.

Сама нашла внучек

- Труженица, заслуженный пенсионер! Мы обязаны вернуть ее домой. Как она жалела, что на старости лет одна. Может, внучки найдутся, откликнутся? Как она там, среди чужих, наша тетя Валя? А тут бы мы ей плиту сделали, памятник, все по-человечески.

Когда Мария Каминская предала эту историю огласке, был скандал. Подключились власти, СК, прокуратура.

- Мне звонили и писали со всей страны, предлагали собрать деньги. Но я отказалась: какое имею право?

… Тут же вскрылось: врачи все-таки передали информацию о смерти бабушки в район. А тут уже спустили все на тормозах. Забегались, закрутились, забыли.

Она же не думала отступаться. Искала выход. В итоге уговорила знакомых из администрации. И те – в считанные дни! – смогли по своим каналам пробить адреса внучек в Красноярске.

- Но до него почти полторы тысячи км. Тогда я попросила наших предпринимателей. Они живут в Красноярске, а сюда привозят продукты в магазин: «Вы же рядышком, съездите, а?».

И вскоре связь, которая прервалась десятки лет назад, была восстановлена. Внучки нашлись! У обеих семьи, дети. Несмотря на публикации в СМИ, об истории Валентины Викторовны ничего не слышали. Благодарили, плакали. Заявление на эксгумацию и перезахоронение написали сразу: «Конечно, бабушке нужно покоиться в Байките!».

Жизнь ее ждала нелегкая. Фото: архивы Красноярского края.

Жизнь ее ждала нелегкая. Фото: архивы Красноярского края.

Когда тебе не все равно

В конце концов, администрация района выделила средства, все оплатила.

- Меня убеждали: давай через год? Я ни в какую! Через год и земля провалится, нет. Решили сейчас. Первого марта тетю Валю привезут в Байкит. А на следующий день в церкви будет отпевание. Около Мемориала организуют прощание. Будут флаги России и Эвенкии, залпы. Похороним, как подобает хорошему человеку. А я тут ногу сломала. Но мне наказали: тебе обязательно надо быть! Проводим тетю Валю с почестями.

По словам местных, внучек, скорее всего, на погребении не будет. На север трудно добираться, далеко и дорого. А сыну ничего не говорили до последнего. Он каждый день так и ходил на почту. Ругался, что не выдают мамину пенсию. Сообщить ему страшную новость поехали с полицией. Мало ли что вытворит с горя.

Кстати, пока Вячеслав дома. В конце февраля должна прибыть комиссия. Его проверят на дееспособность. И, если потребуется, через погода отправят в интернат.

Это общественница Мария Каминская, человек. благодаря которому баба Валя вернется домой. Фото: предоставлено героиней публикации.

Это общественница Мария Каминская, человек. благодаря которому баба Валя вернется домой. Фото: предоставлено героиней публикации.

- На меня сейчас ворчат, - заключает Мария Михайловна. – Вот, все раздула. А люди, наоборот, говорят спасибо. Я ведь только и хотела, чтобы тетю Валю похоронили по-людски. Как по-другому?

Всех на уши поставила и добилась. Практически в одиночку. Сторож, инвалид второй группы, общественница. Человек, которому не все равно.