Премия Рунета-2020
Красноярск
+6°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
7 июня 2023 3:45

«Кони – это друзья, а не спортивные снаряды»: сибирячка открыла дом престарелых для списанных лошадей

Жительница Дивногорска открыла приют для списанных лошадей
Татьяна со своими питомцами. Фото: личный архив

Татьяна со своими питомцами. Фото: личный архив

К Татьяне с детства «притягивались» лошади, которые нуждались в помощи. Она рано поняла, что это не случайность. Судьба. Миссия. Обстоятельства толкали и толкали на этот путь. В итоге – ветеринарное образование, создание конноспортивного клуба, а при нем – дома престарелых для списанных лошадей.

К этой идее она шла давно. Около 15 лет она руководит конноспортивным клубом. И все эти годы с ней питомцы, купленные из жалости. У них разные истории: это старые кони, которые перестали быть нужными хозяевам или завершили работу в прокатах. Это загнанные скакуны после окончания спортивной карьеры. Почему-то у нас не принято говорить, что их обычно сдают на бойни. А она «перехватывает», перекупает на свои деньги у владельцев, а если не набирается нужная сумма – берет кредиты. Сейчас в пансионате 6 постояльцев, которые доживают свой век в достойных условиях.

Зачем это нужно? Татьяна Николаева рассказала корреспонденту «КП»-Красноярск свою историю.

Поворотные моменты

К своей миссии Татьяна пришла через потрясения:

– Меня тянуло к коням, как магнитом, сколько себя помню. Мама говорила, что мое первое слово – «лошадь». И я ей верю.

Совсем маленькой я бегала на конный двор «смотреть на лошадок». Один раз увидела, как мальчишки катаются на рыжей лошади. Я попросила, и мне тоже разрешили. Восторг, что сижу на коне, «смазывался» тем, что он был очень худой, тяжело и шумно дышал - у него буквально «ходили» ребра во время движения. Спросила, что с лошадью. И взрослые объяснили, что она «запаленная». Позже узнала, что это значит: после перегрузок от физической работы у лошадей в легких лопаются капилляры и альвеолы. Тогда я просто поняла, что она тяжелобольная. Мне сказали, что сегодня на ней можно покататься, а потом ее сдадут на колбасу. Мне было восемь, и для меня это стало шоком. Я лила слезы. Упрашивала маму купить мне эту лошадку. Но на дворе стояли 1990-е, время выживания, и она не могла мне помочь. А в следующий мой приход на конный двор этой лошади там уже не было. Пожалуй, тот случай и стал поворотным в моей жизни.

Первую лошадь ей удалось спасти в студенчестве:

– Я купила ее на подаренные на День рождения деньги. Она тоже была гнедая, страшная, изможденная в городском прокате и никому не нужная. Я была студенткой. У меня не было жилья, но уже была своя лошадь. Удалось ее выходить, и продлить жизнь. Чтобы найти на это деньги, устроилась на работу.

Где девушка осваивала уход за конями? Ведь это целая наука, в которой все имеет значение: многие «мелочи» могут стоить животному жизни. Татьяна щедро делится опытом с начинающими любителями лошадей: «Даже кормить лошадку - целая наука. Дать покушать овес, а потом сразу водички попить – смертельно опасно. Соскучился по любимой, лошадке притащил ей яблок ведро: «Ай, как вкусно!» Если выживет после такого – считай, повезло…»

А когда-то она сама училась этим премудростям на практике:

– Я с 16 лет подрабатывала конюхом. Позже был еще один судьбоносный момент: ушла с высокооплачиваемой работы на конюшню, поближе к лошадям.

Ее любовь к коням передалась сыну Данилу:

– Ему восемь, и у него уже есть собственная лошадь, о которой он заботится – пони Юста. Его очень вдохновляет и воодушевляет общение с ней.

Рассказывает о питомцах, как о людях

– Вся моя жизнь связана с конями. Всегда со мной были лошади, которым нужна помощь. Это конноспортивный клуб родился в 2009 году из замысла дома престарелых, которой я всегда горела. А не наоборот. Идея создания пансионата для списанных лошадей витала в воздухе с момента постройки моей первой конюшни. Но официальный запуск дома милосердия случился позже: в октябре прошлого года при поддержке гранта, который покрывает часть расходов в течение года.

Сейчас в нем 6 лошадей. Всего, вместе со здоровыми питомцами клуба, питомцы Татьяны – 24 взрослые лошади, 3 жеребенка и 3 пони. Своего участка ни у клуба, ни у открытого при нем пансионата нет. Землю приходится арендовать. В итоге шесть раз приходилось переезжать с питомцами с места на место и обустраиваться заново.

Нужно решать и другие проблемы, но Татьяна не жалуется. Ищет выходы. Содержание каждой лошади обходится примерно в 12 тысяч рублей в месяц. Тех, которые нуждаются в лечении и особом уходе – ощутимо больше. Так как Татьяна – ветеринар, она ведет своих питомцев сама. Но лекарства и многое другое приходится покупать.

Миссия Татьяны Николаевой - спасать лошадей. Жить по-другому она просто не может. Фото личный архив

Миссия Татьяны Николаевой - спасать лошадей. Жить по-другому она просто не может. Фото личный архив

Какая поддержка нужна пансионату? Это медикаменты и специальное питание для больных и ослабленных лошадей. Это помощь в уходе за лошадями взамен за общение с ними. А еще – юридические и бухгалтерские услуги на безвозмездной основе, которые помогут получать гранты на поддержку пансионата и правильно оформлять прием спонсорской помощи, если кто-то решит поддержать проект.

Сама Татьяна называет свое детище «пансионатом» и «домом престарелых» и просит не называть «хосписом». «Хоспис» – это когда не осталось надежды, а она у постояльцев есть! Это подтверждают истории спасенных лошадей, от которых слезы наворачиваются на глаза:

– К примеру, в пансионате живет Гоша. Около года назад его привезли «на грани». Конь с трудом дышал. Ему почти удалось восстановиться и начать жить в удовольствие.

Еще у нас есть пятилетняя красавица Роза, которую после рождения собирались отдать на мясо. На конезаводе в Беларуси забраковали партию жеребят и планировали увезти их на бойню после того, как отнимут у матерей. Узнав об этом, я взяла кредит, забрала малышей и оплатила их доставку в Красноярск. Нашлись люди, которые их взяли. У одного из потенциальных хозяев изменились обстоятельства, и жеребенок остался бесхозным. Оставили его себе. Такая красавица и умница выросла!

Татьяна рассказывает о лошадях, как о людях:

– Лошади для меня – это друзья, личности, коллеги, а не спортивные снаряды. Я могу им доверять, просить о чем-то, и они мне помогают. Они мне как дети. Не могу сказать, что кого-то люблю больше, кого-то - меньше. Каждого питомца - по-своему.

Люди помогают лошадям, а лошади – людям

С годами Татьяна «прозрела» (как она сама говорит) и поняла, что в одиночку лошадям помогать можно. Однако количество помощи сильно ограничено ресурсами. И она нашла выход: объединить усилия! Чьи? Свои и всех неравнодушных:

– Сегодня люди оторвались от природы, испытывают дефицит живого общения и живут в стрессе. Я считаю, что общение с лошадьми может помочь человеку и вернуть ему связь с природой и самим собой. Для этого необязательно заниматься верховой ездой. Можно просто пообщаться с лошадьми и угостить их морковкой.

К Татьяне с детства «притягивались» лошади, которые нуждались в помощи. Фото: личный архив

К Татьяне с детства «притягивались» лошади, которые нуждались в помощи. Фото: личный архив

Татьяна загорелась этой идеей, и в итоге родился проект «Мой друг – лошадь»:

– Его суть: люди помогают лошадям, а лошади – людям! Он не столько про содержание лошадей, сколько про людей и их потребность общаться и заботиться. В итоге пансионат получит волонтерскую помощь, а добровольцы – друзей. Сработает ли это? Надо попробовать. Иначе не найти единомышленников в большом деле! Сообща мы сможем помочь гораздо большему количеству лошадей, чем поодиночке.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Доверилась человеку: попавшая в петлю охотника лиса чудом освободилась и пришла за помощью в деревню

Редкий случай в Якутии: угодившая в петлю охотника лиса сумела освободиться и явилась за помощью к людям. (подробнее)