Премия Рунета-2020
Красноярск
-10°
Boom metrics
Общество25 января 2023 5:15

Илья Зайцев: Ребятам важно чувствовать и понимать, что про их семьи помнят и о них заботятся

Менее чем через месяц исполнится год с начала специальной военной операции. Новые условия жизни потребовали огромной концентрации сил по всем направлениям и затронули, без преувеличения, все сферы нашей жизни, всех нас и во многом изменили
Илья Зайцев, председатель комитета по охране здоровья и социально политике Законодательного Собрания. Фото: Радио КП

Илья Зайцев, председатель комитета по охране здоровья и социально политике Законодательного Собрания. Фото: Радио КП

Участники СВО, наши земляки, которые выполняют боевые задачи, а также их семьи, сегодня, как и год назад, нуждаются в особом внимании. И получают его. О том, что наиболее важно для всех, кто служит и возвращается домой, мы поговорили с председателем комитета по охране здоровья и социально политике Законодательного Собрания края Ильей Зайцевым.

- Илья Александрович, в конце прошлого года в крае приняли ряд важных и необходимых решений, касающихся помощи участникам спецоперации, их детям и близким. Какие меры стали наиболее значимыми и верными?

- Самое главное из того, что изначально было объявлено, в том числе губернатором края, - это те самые единовременные выплаты для участников специальной военной операции. И это не только мобилизованные - это и контрактники, и добровольцы. Причем надо отдать должное нашей исполнительной власти - она крайне оперативно реагирует на обстоятельства, в которых мы находимся. И на те обращения, которые поступают от жен участников СВО, от общественных организаций. Это потребовало, в том числе, быстрого изменения законодательства, нормативной базы края.

К примеру, быстро был решен вопрос со справками, которые необходимо было представить в органы социальной защиты, подтверждающие, что супруг является участником специальной военной операции. Загвоздка была в том, что справка выдается военкоматом Красноярского края. Это вызвало много вопросов, поскольку некоторые наши герои уходили на специальную военную операцию через другие субъекты. Эти уточняющие изменения оперативно внесли и сняли ненужные проблемы. Теперь необходимо просто принести справку из любой структуры или из любой войсковой части с подтверждением, что человек участвовал в СВО.

Это, безусловно, и меры социальной поддержки. И здесь вопрос помощи семьям один из ключевых. Когда мы обсуждали в комитете эту тему, ребята, которые вернулись оттуда во время небольшого отпуска, как раз рассказывали о том, что им важно чувствовать и понимать, что про их семьи помнят и о них позаботятся. Именно поэтому указ губернатора сразу содержал широкий перечень тех самых мер. Это первоочередное право на место в детском саду и ежемесячные выплаты, если место в садике не представлено. В перечне и бесплатное питание для групп продленного дня, и доступ в учреждения культуры и спорта – масса всего.

Действительно, меры, которые предложены в Красноярском крае, очень существенны. Существенны они и для бюджета региона, но это как раз тот случай, когда точно вопрос не про экономику.

- Важный новый вопрос – работа с ребятами, которые возвращаются домой. Что здесь сегодня принципиально, какая помощь требуется?

- Это действительно новые задачи и новые вызовы. Мы провели специальное совещание, привлекли все ведомства - и федеральные, и краевые - для того, чтобы обсудить тему возвращения людей со специальной военной операции. Кто демобилизован, выполнил свой долг и те, кто уже вернулся домой и в спецоперации больше участвовать не будут. Это люди, например, которые получили серьезные ранения, кто-то из них получил инвалидность. Нам важно было, во-первых, «сверить часы», убедиться, что все понимают важность этой темы. Здесь вопросов нет - понимание четкое. Но теперь другая история очень важна - чтобы у этих людей был «зеленый коридор» везде. Что это значит? Чтобы с момента, когда они вернулись домой, о них знали все соответствующие ведомства и оказывали максимальную поддержку во всем. Это переобучение, если это необходимо, получение новой специальности, если по тем или иным причинам на прежнюю они вернуться не могут. И психологическая поддержка их самих, членов их семей. Это и новый подход, и четкая нацеленность системы здравоохранения.

Мы действительно в новой реальности. Здесь мы со специалистами изучали опыт, в том числе вернувшихся из Афганистана в конце восьмидесятых. Смотрели опыт реабилитации после Чеченской операции. Задача понятна – взять все те лучшие и полезные практики, которые государство уже применяло в подобных ситуациях, и реализовать сейчас для наших вернувшихся земляков.

- Мы совершенно справедливо говорим про новую реальность, потому что тема, которую мы сегодня только еще начинаем затрагивать, – с этим мы будем жить еще очень долго. Это нужно понимать. В этой связи организационный вопрос. У нас есть множество ведомств – есть федерального подчинения, региональные структуры, городские службы – по вашим ощущениям, после этого совещания есть ли понимание, что действительно нужно, как эту «логистику» организовать правильно и где еще остаются слабые места?

- Сложности есть в некоем «общем своде». Как правильно сказал военком края – это не значит, что людей необходимо «водить за руку», не об этом речь идет. Очень важно просто настроить систему таким образом, чтобы все взаимоувязать, упростить, сделать понятным. Часть органов уже перестраивается. Например, комиссия, которая принимает решение об установлении инвалидности, лично выезжала в краевую клиническую больницу, где лежали раненые ребята, и там же, на месте, принимала решение. И все готовы такой опыт продолжать применять.

Мы обсуждаем сейчас вариант, чтобы люди, которым требуется в том числе медицинская и психологическая реабилитация, могли обращаться в наш госпиталь ветеранов, где есть профильный центр реабилитации, и на месте получать необходимый комплекс услуг.

Совершенно точно необходимо привлекать и некоммерческие организации. Например, когда домой вернулся двадцатипятилетний парень, и он из-за ранения потерял ногу. Понятно, что процедуру по предоставлению средств реабилитации нужно ускорить. Как правило, это долгая процедура, если мы говорим про 44 федеральный закон - закон мы оперативно не изменим. А это публичная процедура закупок колясок и протезов. Но есть те самые механизмы, которые позволят ему помочь и получить самое лучшее и быстро. Существуют иные механизмы, которые мы как раз обсуждали и их можно применять, чтобы у человека было самое лучшее из того, что мы можем ему представить. Наша основная задача и предложение, которое мы сейчас готовим, – как раз эти механизмы внедрить. И это опять не про деньги, это вопрос про отношение.

В конечном счете мы стремимся к созданию «единого центра» или «единого окна», куда вернувшиеся ребята позвонят или приедут, а специалисты проконсультируют и при необходимости проведут по всему этому пути.

- Еще один важный момент. Не секрет, что люди приходят оттуда изменившимися. И речь не только об утрате здоровья, но и про психологические перемены. В этом направлении они сегодня могут чувствовать действительно полноценную поддержку, возможность проконсультироваться, просто с кем-то поговорить? Такая помощь сегодня есть?

- Важный и сложный вопрос. И он еще сложнее даже не с точки зрения межведомственного взаимодействия - кто за что отвечает, вопрос в моменте наступления необходимости такой помощи.

Как говорят специалисты, ребята, возвращающиеся домой, могут какое-то время и вовсе не ощущать дополнительных потребностей, в том числе во внешней помощи. Такая потребность может возникнуть уже позже – через месяц, два, три. И очень важно, чтобы о человеке все ответственные структуры узнавали сразу по возвращении домой и были готовы такую помощь оказать.

Например, обращение в пенсионный фонд за получением статуса ветерана боевых действий должно автоматически «включать» тот самый «зеленый коридор». С того момента мы должны точно о нем знать, объяснить и предложить все варианты поддержки и помощи. И здесь спектр неограничен.

Например, мы уже проговорили такие механизмы с ректором Сибирского федерального университета. Они готовы со своей стороны запустить бесплатное дополнительное профессиональное образование, предложить переподготовку, доступ во все спортивные объекты, которые есть внутри университета и так далее. И это только один пример.

У нас сейчас очень много всяческих «горячих линий» - линия психологической помощи, единая линия социальной помощи, иные телефоны. Есть необходимость попытаться реализовать практику, чтобы на каком-то моменте или во время очередного обращения на одну из таких линий - участков СВО сразу фиксировать по неким кодовым словам или фразам - и мы могли сразу предложить ему все.

ЦИФРА

На сегодняшний день в регион вернулись 12 участников СВО, каждому оказывается необходимая помощь.

Фото: Андрей БУРМИСТРОВ

Фото: Андрей БУРМИСТРОВ

В ТЕМУ

- Вопросы, связанные с реабилитацией и социализацией вернувшихся участников СВО, были рассмотрены на заседании круглого стола комитета по охране здоровья и социальной политике. Важные моменты заседания:

- Руководитель недавно созданного в крае комитета семей воинов Отечества Марина Филиппова призвала проанализировать успешный опыт других субъектов по работе с ветеранами и участниками их семей.

- Уполномоченный по правам человека в регионе Марк Денисов подчекнул необходимость создания единого краевого реестра для служебного пользования ведомствами, оказывающими помощь гражданам, принимающих участие в СВО.

- Марина Бичурина, заместитель министра здравоохранения Красноярского края, говоря о перспективах медицинской реабилитации участников специальной военной операции, отметила, что богатый опыт работы по медико-психологической реабилитации ветеранов боевых действий есть у Красноярского краевого госпиталя для ветеранов войн. Этот опыт может быть востребован и в настоящее время.

- Депутат Законодательного Собрания Алена Миронова считает, что для обеспечения по-настоящему качественной и доступной услуги вернувшимся участникам СВО необходимо привлекать и НКО, которые будут более гибко работать и с ветераном, и с его семьей. В резерве организаций есть специалисты, имеющие опыт работы с утратами.