Премия Рунета-2020
Красноярск
+3°
Boom metrics
Наука23 марта 2022 3:19

Тайна, скрытая льдами: куда пропала морская экспедиция сибиряка Ивана Толстоухова

Три с половиной века назад отряд мангазейцев решил покорить северные моря, но его исчезновение до сих пор не дает покоя географам и историкам
Тайна, скрытая льдами: куда пропала морская экспедиция сибиряка Ивана Толстоухова

Тайна, скрытая льдами: куда пропала морская экспедиция сибиряка Ивана Толстоухова

Фото: Мария ЛЕНЦ

Почти «Перевал Дятлова» или экспедиция по поиску легендарной Земли Санникова. Только случилась она в 17-м веке. В 1686 году молодой дворянин из Мангазеи Иван Толстоухов погрузил на три коча 60 добровольцев и направился вниз по Енисею, чтобы обогнуть по северному океану с запада на восток берега Сибири. Назад не вернулся никто, вся экспедиция затерялась на заснеженных просторах где-то за Полярным кругом. В 1940 году географы совершенно случайно обнаружили у восточной стороны Таймыра следы разыгравшейся несколько веков назад трагедии – разбитое судно, ветхую землянку и клад в три тысячи серебряных монет, которые могли принадлежать пропавшей экспедиции Ивана Толстоухова. Кто он – безрассудный авантюрист или первооткрыватель? И ради каких целей он повел целый отряд в северные моря? Красноярские историки-энтузиасты собираются в этом году отправиться по следам отважных мангазейцев и найти там интересные артефакты.

Кто такой Иван Толстоухов

Если бы эта экспедиция завершилась успехом, о ней наверняка бы сегодня писали в школьных учебниках – настолько амбициозными были планы путешественников. Но увы, растворившись на северных просторах, Иван Толстоухов исчез из памяти следующих поколений. Сколько их было таких малоизученных исследователей, почти не оставивших свой след в истории. Но именно из их авантюрных и рискованных начинаний и строились потом великие географические события. Заранее предупреждаем: все, что нам удалось найти, является гипотезой, которую выдвинули в свое время авторитетные советские арктические исследователи Михаил Белов, Сергей Ковалев, Алексей Окладников* и другие. Поэтому оставляем за собой право на ошибку.

Начнем с главного героя: кто такой Иван Толстоухов? Впервые о нем упомянул голландский географ Николаас Витсен в своей книге «Северная и Восточная Тартария», вышедшей в свет в 1692 году в Амстердаме. Лично Витсен знаком с ним не был, а информацию получил из другого источника – от тобольского воеводы Алексея Головина. Тот рассказал любознательному голландцу, что в 1686 году дал указ снарядить экспедицию из города Новая Мангазея (сегодня это поселок Туруханск на севере Красноярского края). И поставил во главе Ивана Толстоухова, сына видного дворянина.

Мореходы-торговцы на коче, на бочке лежит "жалованная грамота". Реконструкция коча в Красноярском краеведческом музее

Мореходы-торговцы на коче, на бочке лежит "жалованная грамота". Реконструкция коча в Красноярском краеведческом музее

Фото: Мария ЛЕНЦ

Иван по прозвищу Толстое Ухо был представителем известной семьи Толстоуховых, происходившей из Поморья (побережье от Белого моря до Архангельска). Представители семейства на протяжении сотни лет активно строили свою прибыльную торговлю на Русском севере, на Урале и в Сибири. Основатель фамилии Леонтий Толстоухов в конце 16 века первым побывал на Енисее – еще до того, как там появились царевы люди. А в 1642 году на реке Лене (это уже территория Якутии) он же возглавил золотодобывающую артель. Семья осела сначала в полулегендарном городе Мангазее, а торговля пушниной принесла ей большое богатство. Затем перебралась в Новую Мангазею. Не следует ли отсюда, что у Ивана Толстоухова были свои лично-семейные причины отправиться в экспедицию и проложить морской путь из Енисея в Лену.

К сожалению, нет данных, в каком возрасте был Иван, когда во главе отряда из 60 смельчаков отправился в путь на трех кочах (что такое коч – чуть ниже). Но планы у них были поистине грандиозные: спуститься вниз по Енисею, обогнуть нынешний полуостров Таймыр и выйти к устью Лены. А далее фактически повторить путь первопроходца Семена Дежнева, который за 40 лет до Толстоухова на таких же кочах прошел по северному морскому пути и открыл пролив между Азией и Америкой (в честь Дежнева назвали мыс – самую восточную точку России).

Пару слов о Магазее. Хотя говорить об этом полулегендарном городе можно долго, но уложимся в несколько фраз. Это первый русский заполярный город в Сибири, основанный в 1601 году на реке Таз (ныне это граница Ямало-Ненецкого района и Красноярского края). Город мореплавателей, торговцев пушниной, бунтарей, авантюристов и беглых политических оппонентов царской власти. Просуществовал около сотни лет. Во время упадка Мангазеи многие перебрались восточнее – на берега Енисея, где в 1672 году был заложен город Новая Мангазея. Сейчас рядом с тем местом находится современный поселок Туруханск. До полярного круга отсюда – всего 120 километров.

Карта Таймыра, где предположительно были найдены следы экспедиции. Карта maps-world.ru

Карта Таймыра, где предположительно были найдены следы экспедиции. Карта maps-world.ru

Крест

Экспедиция новомангазейцев пропала. Но не бесследно – кое какие следы путешественники после себя оставили, которые подтверждают, что это не миф и не выдумка. Есть документальное свидетельство - рукопись участников Великой Северной экспедиции 1733–1743 годов, которая ныне хранится в Военно-морском архиве.

Бот «Обь-Почтальон» обследовал Енисейский залив, его задачей было не только описать береговую линию, но и занести сведения о промысловых стоянках. Летом 1738 года судно сделало остановку у Крестовского зимовья на берегу Енисея. Командиру судна Федору Минину местные обмолвились о старинном кресте с надписью. Минин отправил офицера по фамилии Паренаго с матросами проверить, что это за крест такой. Вернувшись, те рассказали, цитируем запись в судовом журнале: «Написано на кресте 7195 год ставил оный крест мангазейский человек Иван Толстоухов». Такие кресты обычно устанавливали на своем пути поморы-мореходы.

Переводим даты, получается, что установили крест в 1687 году – на следующий год после того, как экспедиция стартовала из Новой Мангазеи. Двинулась в путь они наверняка сразу после того, как Енисей вскрылся и избавился ото льда, это примерно вторая половина мая. И до нового ледостава, то есть по середины сентября, они прошли, по самым примерным подсчетам, около 1000 километров по Енисею. Затем перезимовали в Крестовском, установили тот самый крест и двинулись дальше.

Следы второй стоянки экспедиции Ивана Толстоухова Федор Минин нанес на карту в районе Пясинского залива. Выходит, кочи обогнули западную оконечность Таймыра и повернули на северо-восток, дошли до устья реки Пясины и снова разбили зимовку, где и встретили 1688 год. Учитывая, что кочи шли вдоль берегов, то расстояние от первой зимовки (опять же по приблизительным подсчетам) составило около 500 километров. На этом след Толстоухова и его команды терялся.

Или нет? В журнале за 1740 год Семен Челюскин, еще один участник Великой Северной экспедиции, записал о неком «старом огнище» в глухом заливе Миддендорфа, недалеко от мыса Лемана. Смотрим по карте: место здесь такое, что если моряки незнакомы с изрезанной береговой линией, могут месяцами блуждать на весельном судне в тупиках. А в 1961 году на месте этого самого «огнища» нашли останки человека – поросший мхом череп. Не мог ли это быть кто-то из команды Толстоухова?

Реконструкция коча в Красноярском краеведческом музее в натуральную величину

Реконструкция коча в Красноярском краеведческом музее в натуральную величину

Фото: Мария ЛЕНЦ

Надежный, быстроходный коч

Что представляет из себя коч, на котором отправился в путешествие Иван Толстоухов с товарищами. Красноярцы могут своими глазами увидеть это удивительное судно – его модель в натуральную величину выставлена в зале Краеведческого музея. Это морское судно широко использовалось в XI—XIX веках на Русском севере и в Сибири. Сначала их строили исключительно поморы, а уже в XVII веке кочи стали строить на верфи в Енисейске (который находится примерно в тысяче километров вверх по Енисею от Новой Мангазеи).

Судно деревянное, однопалубное (позднее встречались и двухпалубные), промысловое. Ходить на нем можно на веслах или под парусом. При попутном ветре за сутки проходил до 200 километров. Длина от от 16 до 24 метров, ширина от 5 до 8 метров. На каждый помещалось от 10 до 50 человек (команда плюс пассажиры) либо от 15 до 25 тонн груза. На малых кочах плавали по рекам, на больших выходили в море. Благодаря низкой осадке, всего 1,5 метра, мог выезжать на берег, ему не страшны мели.

Корпус коча имел яйцеобразную форму с плоским дном, нижняя носовая часть скошена под углом до 30 градусов. Расчет такой: когда все вокруг сковывает лед, судно как бы выдавливается из него. Тут главное – вовремя вытащить коч и по льду отбуксировать к берегу. По сути, на кочах русские мореплаватели и открывали Северный ледовитый океан. Судно было настолько популярным, что в конце XVII века на северных морях насчитывалось более 7 тысяч таких кораблей.

Нашли случайно

В 1940-1941 году в Арктике работала комплексная зимовочная экспедиция Гидрографического управления Главсевморпути. В первый год географы высадились на островах Фаддея, расположенных с восточной стороны Таймырского полуострова. И там обнаружили следы пребывания людей, относящиеся к XVII веку. Как писал известный историк Борис Долгих*, на берегу нашли остатки большой деревянной лодки, а чуть дальше в глуби острова, развалины бревенчатой избушки с лежанкой и полуразрушенной печкой из плоских камней.

Опись монет, найденных на стоянках в заливе Симса и на острове Фаддея. Иллюстрация к книге А. Окладникова "Русскиее полярные мореходы"

Опись монет, найденных на стоянках в заливе Симса и на острове Фаддея. Иллюстрация к книге А. Окладникова "Русскиее полярные мореходы"

Во второй половине апреля 1941 года в 60 километрах от островов Фаддея, в заливе Симса географы нашли другую стоянку. Там тоже были развалины бревенчатой избушки размером 2,6 на 2,6 метра. В общей сложности в двух местах был найден солидный клад – 3,5 тысячи серебряных монет XVI – XVII веков. Больше всего монет – 1105 – было отчеканено при Иване Грозном, 877 – при Борисе Годунове и 641 – при Федоре Ивановиче.

Север консервирует все, что сюда попадает, поэтому многие находки сохранились в состоянии, пригодном для изучения. Так, были найдены бусы, нательные и нагрудные кресты, шахматы, перстни и женские серьги, топоры, пищаль с боеприпасами, огниво с кремнем, дорогие ткани и один мужской башмак на высокой каблуке, посуда с клеймом европейских производителей, счетные жетоны, полуистлевшие шкурки пушных зверей – соболей и песцов.

Также на стоянке в заливе Симса были найдены останки двух мужчин-поморов и одной местной женщины. И ни одного свидетельства, указывавшего на наличие организованных захоронений. Следовательно, если здесь были другие люди, они ушли отсюда в неизвестном направлении.

О чем говорят находки? Только о том, что экспедиция была не военная, а торговая. Наверняка мореплаватели шли устанавливать, как сейчас бы сказали, «дипломатические отношения» с новыми землями и народностями. Имели при себе жалованную грамоту (документ, который позволял вести дела от имени государя). Общались с коренными жителями, которые снабжали их едой и оленьими шкурами.

Эти находки вызвали большой интерес в научном сообществе. Известный советский этнограф и один из выдающихся специалистов по истории и этнографии народов Сибири Борис Опипович Долгих занялся изучением и систематизацией клада, найденного в заливе Симса и на островах Фаддея. В то время (с 1937 по 1944 годы) он работал в Красноярском краеведческом музее.

Разыгравшуюся в тех местах трагедию он видел так: коч, который шел с запада и обогнул Таймырский полуостров, возле одного из островов Фаддея потерпел крушение. Либо был раздавлен во льдах, либо налетел на камни. Люди наспех спасали добро. Сначала они какое-то время оставались на острове. Потом часть имуществ спрятали здесь и, как только стало возможным, отправились пешком по льду на материк, забрав с собой вторую часть имущества. В заливе Симса они построили вторую избушку, спрятали оставшуюся часть товара и оставили сторожить трех человек, возможно, женщина была нганасанкой.

Однако Борис Долгих считает, что эта экспедиция датируется 1617 годом, то есть за 70 лет до похода Ивана Толстоухова. С ним согласен и другой выдающийся археолог, историй и этнограф Алексей Павлович Окладников, который в 1945 году возглавил специальную экспедицию на места стоянок.

Одежда мореходов 17 века. Иллюстрация к книге А. Окладникова "Русскиее полярные мореходы"

Одежда мореходов 17 века. Иллюстрация к книге А. Окладникова "Русскиее полярные мореходы"

И все же, есть хоть какая-то зацепка, указывающая на то, что это следы пропавшей экспедиции Ивана Толстоухова? Полярный исследователь и историк географических открытий Михаил Белов был уверен, что да. Например, среди найденных вещей из залива Симса, есть нож с витиеватой надписью на старославянском «Акакий Муромец» (у других ученых – Марманец). «В сибирских документах историки нашли списки промышленников, проживавших в Туруханском районе в 60-80-х годах. Интересно, что Муромцы исчезли из списка в начале девяностых годов» - пишет Белов в своей книге «По следам полярных экспедиций». Получается, что трое мужчин с фамилией Муромец ушли вместе с экспедицией?

Современные исследования

Судьба экспедиции Ивана Толтоухова заинтересовала группу красноярских археологов-энтузиастов. Настолько, что нынешним летом они планируют отправиться в низовья Енисея и попытаться найти ее следы. Директор АНО «Археологическое исследование Сибири» Тимофей Ключников рассказал «Комсомольской правде»-Красноярск:

- На Таймыре много памятников раннего русского проникновения 17 – 18 столетия. Наши исследователи работают там с 2016 года. В этом году мы хотим обследовать западное побережье Таймыра до Пясинского залива, где были обнаружены две стоянки, который с большой долей вероятности были оставлены экспедицией Ивана Толстоухова. Мы подали заявку в Фонд президентских грантов, у нас есть финансовая поддержка. Наша команда будет работать в июле-августе.

Итак, четверо ученых-энтузиастов отправятся на корабле «Граф». Этого числа хватит, потому что физический труд там не нужен, скорее важен опыт работы в условиях крайнего севера. В идеале, конечно, хотят найти следы экспедиции Толстоухова. Но если обнаружат что-то из каменного века, конечно, не бросят, зафиксируют, оформят по всем правилам и привезут в Красноярск для изучения.

Ну, а пока есть время подготовиться. Тимофей Ключников поделился, что совсем недавно один исследователь из его команды на три месяца отправился изучать архивы в Москву и Санкт-Петербург, будет по крупицам искать информацию о покорении Таймыра и особенно все, что касается экспедиции Ивана Толстоухова. Очень жаль, что в местных краеведческих музеях такой информации нет, все, что находили на Севере советские географы и археологи, увозились в столицы.

- Пока моя команда будет искать следы пропавшей экспедиции, я здесь займусь организацией выставки. И потом мы обязательно поделимся, что интересного удастся найти, - пообещал Тимофей Ключников.

*Использованная литература

М.И. Белов «По следам полярных экспедиций»; Сергей Ковалев «Тайны пропавших экспедиций»; А.П. Окладников «Русские полярные мореходы XVII века у берегов Таймыра»; Николаас Витсен «Северная и Восточная Тартария»; Борис Долгих «Проблемы Арктики».