Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
7 июня 2021 11:55

«Ни дня не пожалела, что сбежала и вышла за него замуж». Как сложилась судьба девушки, которая в 18 вышла замуж за 64-летнего лесника

«Комсомолка» отыскала героев нашумевшей 15 лет назад истории о «неравном» браке молоденькой девушки и мужчины, который ей, - как обсуждали, - «в деды годится»
Екатерина с детьми

Екатерина с детьми

Фото: Илья НАЙМУШИН

Сибирь, живописный уголок на реке Мане, неподалеку от места ее впадения в Енисей и в 7 километрах от города гидростроителей Дивногорска. Здесь, на самолично построенной заимке, обосновался местный лесник, пенсионер Валентин Панин.

В середине 90-х годов округа загудела: «прибилась» к Валентину Панину 18-летняя девушка. А потом вышла замуж. Казалось бы, почему «возрастным» звездам можно идти в загс с молодыми избранницами, а обычному сибиряку из глубинки – нельзя? Но все равно никто не верил в искренность такой любви, несмотря даже на то, что молоденькая девушка переехала не в шикарные хоромы, тогда брак можно было бы оправдать хотя бы меркантильностью. Поводов для ахов и охов стало еще больше, когда в «неравном» браке один за другим пошли дети (всего у пары родилось четверо).

Лет 15 назад о семье много писали местные газеты. На фото Огни Енисея за 2005 год

Лет 15 назад о семье много писали местные газеты. На фото Огни Енисея за 2005 год

Так или иначе, история вышла далеко за пределы городка – о ней рассказывали практически все федеральные СМИ. Уговорили необычных супругов и сняться в популярном телешоу. С тех пор прошло много лет. Что стало с Валентином Паниным, его молодой женой и детьми? «Комсомолке» удалось отыскать героев нашумевшей истории.

«Не хотим ни с кем общаться»

Поиски оказались непростыми. Узнаем у местных: с заимки они уехали, там теперь другие люди живут. Валентин Панин умер в 2013 году, на тот момент ему было 83 года.

Вид на заимку, где жили Панины. Фото 2013 года

Вид на заимку, где жили Панины. Фото 2013 года

Фото: Мария ЛЕНЦ

- А Екатерина с детьми уехала, доподлинно не знаем, куда, - разводят руками в администрации Дивногорска, в чье подчинение входит заимка.

Но нам повезло, и иголку в стоге сена искать не пришлось, помогли старые связи. Подсказали направление: деревня примерно в ста километрах от Красноярска (по просьбе Кати, которую мы отыскали, не пишем названия). Едем наугад. Опасаемся – там ли вообще Панины, а если там, застанем ли дома, пустят ли вообще на порог? После скандальных телесюжетов Панины навек обиделись на журналистов, наотрез отказались больше давать какие-либо интервью. И правда – несмотря на многочисленные попытки, никого больше не подпустили близко.

Дом, где живет Екатерина с семьей

Дом, где живет Екатерина с семьей

Фото: ИВАНОВА Диана

Доезжаем до указанного села, спрашиваем направление у местной девушки.

- Вы журналисты? Из Москвы? С телевидения? – спрашивает она с вызовом.

- Нет, здешние, из Красноярска.

- А я – Аделина, старшая дочь, - голос девушки потеплел. – А то были у нас москвичи, плохо о нас наснимали и написали, с тех пор мы никого близко не пускаем. Вон наш дом, квартира с той стороны... Хотя нет, давайте, я вас провожу к маме.

А вот и она, Катя! Уже не 18-летняя девочка. Ох, не узнали бы. Высокая, статная, красивая женщина в домашнем платье. И... радушно пригласила в дом. Позже понимаем – подспудно хочет донести свою правду. А не ту, которую когда-то вывалили на публику ведущие популярных ток-шоу (в 2006 году Катю и ее мужа Валентина Петровича пригласили в Москву. Они думали, что все хотят услышать об их жизни. Вместо этого им пеняли на разницу в возрасте и учили жить. Причем некоторые «эксперты» в выражениях особо не стеснялись).

Он был удивительный

Екатерина. 2011 год

Екатерина. 2011 год

Фото: Илья НАЙМУШИН

- Давайте с самого начала, - предлагает Катя. – Мне было 15 лет, когда мы встретились с Валентином Петровичем, это 1993 год. Я родом из Красноярска, нас в семье было четверо, а родители рано умерли. Отец перевозил лес с лесосеки, однажды зимой чинил на трассе ломавшийся грузовик, простудился и через полгода умер. Потом от рака умерла мама, когда мне было 10 лет. И я попала в детдом.

Свет в окне для девчонки забрезжил, когда из армии вернулся старший брат. Кате уже 15, лето, ее зовут провести целую неделю на Манском плесе (популярный у отдыхающих берег реки, где стоят базы отдыха, неподалеку от заимки). Ну конечно да! Молодая компания жгла костры, ловила рыбу, купалась. И однажды на огонек к ним заглянул лесник, понятное дело, чтобы проверить, кто такие. Ругаться не стал. Как вспоминает наша героиня, попросил помощи: «Руку сломал, еще не зажила как следует, а хозяйство не ждет». Катя, добрая душа, вызвалась помочь.

64-летний мужчина покорил девушку. Бывший штурман гражданской авиации, облетал половину Советского союза, много знал о традициях народов всех 15 союзных республик. Поддерживал отношения с четырьмя сыновьями от первого брака. Одним словом, для девушки-сироты он стал самым лучшим мужчиной.

- Валентин научил меня огород возделывать, я вообще не знала, что такое картошку сажать, по хозяйству управляться, коров доить. Фактически к жизни меня приспособил. Я ему за это благодарна. Сказал: «Будет тебе 18 лет, приезжай ко мне насовсем».

Ушла в мороз в легком пальтишке

Жизнь в детском доме была несладкой. В приемной семье ее попрекали куском хлеба. И тут вдруг человек, который окружил ее заботой. Общение с Валентином стало отдушиной, Катя влюбилась. Прошел год, два. Осталось еще немного, но не выдержала. Семнадцатилетней – в зимний мороз – буквально убежала из Красноярска на Манскую заимку. В легком пальтишке и старых сапожках. Перешла по льду через реку, постучалась. Хозяин заимки охнул, но назад не отправил. Первое время она была там гостьей. А потом и в самом деле позвал замуж. Встал на колени и позвал.

Екатерина с одним из сыновей. 2013 год

Екатерина с одним из сыновей. 2013 год

Фото: Илья НАЙМУШИН

- Он был романтиком. Называл меня ласточкой, красавицей, светом в окошке. Нарвет охапку полевых цветов и принесет, подарит. Никто и никогда не относился ко мне так тепло, как он, - когда Екатерина это говорит, у нее голос теплеет. - Таких мужчин я никогда в жизни не встречала. Он меня не обижал, не оскорблял, руки не поднимал. Даже когда была беременной – бывало, что гормоны играли. Он мне: «Успокойся, посиди, я сам все сделаю». Уходил, через какое-то время возвращался: «Все нормально? Успокоилась?» Мы прожили гражданским браком 8 лет. Расписались, когда у нас третий ребенок родился. Всего мы прожили с ним 18 лет. Если бы не умер, дай бог еще бы прожили.

Кстати, сыновья Валентина приезжали навестить отца и познакомиться с его новой женой. Приняли ее хорошо. «Папа, тебе хорошо с ней? И слава богу». Забегая вперед, скажем, что пасынки и поныне поддерживают связь с Екатериной, зовут ее с братьями и сестрами в гости, готовы поездку оплатить. Но она не решается.

Четверых детей отец принимал сам

Старшая дочь Аделина родилась при свечах, когда на заимке отключился свет. Это было в 1996 году. Через три года появился сын Тимофей, потом Нина в 2002-м и Семен в 2005-м. Всех четверых отец принимал сам. Роды были легкими.

- Всех детей родила дома. Муж помогал, сказал: «Я у коров принимал и у тебя приму». Я не боялась. Родился ребенок – вызвали «скорую». Врач приехал, посмотрел – малыш и мама в порядке. И уехал. И так каждый раз. Все дети у нас получились здоровые, никогда серьезно не болели.

После того, как сгорел дом, семья перебралась во времянку

После того, как сгорел дом, семья перебралась во времянку

Фото: Илья НАЙМУШИН

Пришлось пережить и беду: в лютый февральский мороз в 2003 году у семьи сгорел дом. Дотла, вместе со всеми вещами. Панины временно поселились в дачном домике по соседству, с позволения хозяев, конечно. Мир не без добрых людей – помогли кто рублем, кто вещами. Потом семье дали двухкомнатное общежитие в Дивногорске, с мебелью, бытовой техникой. Но к лету семья решила вернуться назад, на заимку. Стали понемногу обживаться заново.

Именно обживаться. Выстроить заново добротный дом было не на что. Поэтому стали утеплять времянку. Когда приехали соцслужбы и увидели, в каких условиях живет многодетная семья, забили тревогу. По их мнению, дети находились в опасности. Валентин Петрович злился, опасаясь, что их хотят забрать. Выговаривал: «Достали проверками, лучше бы бруса выделили». Кто прав, кто неправ? Одно было несомненным: родители любили своих ребятишек. Еда у них была, порой даже лучше городской – свои овощи, мясо, молочка. Магазин в паре километров, только сплавать на лодке. Там же школа.

- У нас была лодка «Прогресс» с мотором, но я предпочитала на веслах, - рассказывает Екатерина. – Перевезу старших ребятишек, они идут в школу, потом назад. Зимой по льду. А вот во время весеннего половодья и осеннего ледостава река была опасной. И тогда соцзащита предложила нам такой вариант: пусть в эти периоды дети живут и учатся в интернате. Муж переживал, чтобы они там курить не начали. И вообще он был очень хорошим отцом.

Последний наказ

В последний год жизни Валентин Петрович сдал. В больницу не обращался, сам лечился травами. Но возраст - 83 года. Сначала заболели легкие, потом наполовину ослеп, хозяйство легло на плечи молодой женщины. Напоследок все чаще с грустью обнимал ребятишек. А накануне смерти дал Екатерине наказ:

Валентин Петрович, 2011 год

Валентин Петрович, 2011 год

Фото: Илья НАЙМУШИН

- Не оставляй никогда детей. Придет время, будет тебе тяжело – дети помогут.

Умер он 6 ноября 2013 года. Детей забрал на время директор интерната, незачем им видеть похороны и все, что с ними связано. Перевести тело через Ману на лодке во время ледостава было невозможно, вызвали спасателей на катере с воздушной подушкой. Они приехали только на следующий день.

- Я сидела всю ночь возле умершего мужа и не знала, что мне делать. Давила тишина в доме, - признается Екатерина. – Мне кажется, я повторила судьбу матери: она совсем молодой осталась без мужа с 4 детьми и рыдала у гроба мужа. И со мной произошло так же: 4 ребенка и я вдова. Для своих детей такой судьбы не хочу. А ведь мне говорили: «Ты молодая, оставь ты этих детей в приюте, ты еще себе нарожаешь. Куда ты пойдешь, у тебя ни родственников, никого».

Екатерина Панина, зима 2021 год. Фото: из семейного архива

Екатерина Панина, зима 2021 год. Фото: из семейного архива

Новая жизнь

Рядом с их домом на заимке жил одинокий мужчина Сергей. У него тоже судьба непростая: трудный в эмоциональном плане развод, бывшая жена вывезла за границу его единственного сына, для этого лишила его родительских прав. Поначалу он помогал семье по хозяйству, когда еще Валентин Петрович был жив. И во время похорон тоже помог. А со временем они с Катей поняли, что вместе им легче. Он, кстати, старше всего на год.Соцслужбы вновь предложили Екатерине перебраться в Дивногорск. Ей на тот момент было 36 лет. Может, и согласилась бы, но, по ее словам, семью снова стали атаковать любопытные столичные журналисты. К тому же в личной жизни произошли изменения, о которых она тогда не хотела рассказывать.

- Он сильно меня поддержал. Я ему благодарна. Папой старшие дети его не называют, потому что я сразу им сказала: «Папа у вас был один - Валентин, он им и останется. А его можете звать Серега». А потом у нас еще три сына родились, уже Сергеевичи. Мы с ним живем без регистрации. Нам это не нужно.

Семья продала заимку, купила полдома с огородом и приусадебным хозяйством на новом месте. Ничем никому не обязаны, родных нет. Местные к ним поначалу с настороженностью отнеслись: если такая куча детей, может, неблагополучные? Приезжала соцзащита, пожарные инспекторы и еще какие-то проверяющие. Потом все успокоились и дали семье жить спокойно.

Работы – да, нет. Откуда ей взяться в деревне. Зато есть огород, приусадебное хозяйство. Екатерина показывает свою рассаду на подоконниках: вот баклажаны, вот перчики. Огурцы накануне в парник высадила под пленку. Собираются поросят покупать на лето.

Здесь сейчас живет семья Паниных. 2021 год

Здесь сейчас живет семья Паниных. 2021 год

Фото: ИВАНОВА Диана

- Я как увидела воду в доме, обрадовалась, - наша героиня довольна. – На заимке приходилось воду в реке набирать, затем ее кипятить, чтобы можно было пить. А тут – прямо в доме: открыл кран и наливай. Дом просторный, отопление от своей кочегарки. И магазин совсем рядом, не нужно за 3 километра плыть за покупками. И школа-одиннадцатилетка под боком.

Финал разговора получился предсказуемым – мы долго говорили о детях. О них нельзя было не говорить, особенно когда белокурый пятилетний мужчина с большими глазами вертелся на коленях у Екатерины.

- Это мой внук Лева, сын Аделины. Ей уже 24 года, работает администратором в супермаркете в Красноярске. С личной жизнью у нее не сложилась, осталась одна и беременная. Звонит мне за советом, рожать или нет. Я говорю: «Конечно, рожать! Ребенок-то наш. Рожай, вези сюда. Где четыре тарелки супа, там и пятую на стол поставим». А теперь даже не представляем, как мы без него бы жили. Мама Левки каждую неделю приезжает к нам с подарками.

Сын Семен. Фото 2011 года

Сын Семен. Фото 2011 года

Фото: Илья НАЙМУШИН

Сын Тимофей, ему 23 года, сейчас служит в армии в Хабаровске, в ракетных войсках. Осенью возвращается, хотя мама советовала ему подписать контракт. Профессия у него есть, он сварщик и плотник. 19-летняя Нина учится в Красноярске, а 16-летний Семен заканчивает 9-й класс. Хочет идти в речное училище и потом на Камчатку, куда его зовет самый старший брат Валерий, первый сын Валентина Петровича. Это вот все Валентиновичи. И плюс трое Сергеевичей: первоклассник Саша, шестилетний Илья и трехлетний Андрюшка.

Откровенный разговор закончился разрешением на публикацию, с одной лишь просьбой: не устраивать фотосессию. И как мы ни упрашивали, Катя не согласилась ни в какую – уже пережила в свое время «публичность». Согласилась лишь дать одно свое фото, показать дом, переснять портрет старшего сына. Что ж, отнеслись с пониманием. А для тех, кто помнит Екатерину, передаем: она счастлива. И как женщина, которой в жизни повезло встретить большую любовь. И как мать семерых детей. Когда-то она разбила стереотипы и не жалеет об этом.