Коронавирус Covid-19

Главный врач красноярского Кардиоцентра, работавшего как ковидный госпиталь: «Мы лечили симптомы, а не заболевание»

Прием пациентов с COVID-19 прекращен, медики после дезинфекции вернутся к плановой работе
Профессор Валерий Сакович Фото: krascor.ru

Профессор Валерий Сакович Фото: krascor.ru

Красноярский Кардиоцентр прекратил работу, как инфекционный госпиталь. Его готовят к обратному перепрофилированию и работе с профильными пациентами. Все больные с COVID-19 выписаны и переведены на долечивание. За два месяца по «скорой» с подозрением на ковид были доставлены 688 человек, 396 из них госпитализировали, через реанимацию прошел 71 пациент, 35 были на ИВЛ. В «красной зоне» с инфекционными пациентами работали кардиологи, кардиохирурги, врачи реаниматологи, средний и младший медицинский персонал.

27 июля начались работы по дезинфекции помещений, в которых находись пациенты и персонал.

Кардиоцентр возвращается к своей обычной работе Фото: krascor.ru

Кардиоцентр возвращается к своей обычной работе Фото: krascor.ru

Сложно ли было кардиохирургам работать с инфекционными больными, и какой опыт они приобрели за это время, рассказал главный врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии, доктор медицинских наук, профессор Валерий Сакович:

- Это была необычная для нас ситуация. Наш профессиональный интерес - пациенты с сердечно-сосудистой патологией. У нас не было опыта работы с инфекционными больными – а это и особенности техники безопасности, и особенности течения этой болезни. Нужно было вовремя суметь уловить ухудшение состояния, диагностировать осложнения, которые и являлись причиной нежелательных эффектов, в том числе, и перевода больных на искусственную вентиляцию легких. Понадобилось несколько дней, чтобы врачам и среднему медперсоналу привыкнуть к этим больным, к ситуации в целом. Пациенты, у которых коронавирус протекал в средней степени тяжести и в тяжелой степени плохо поддавались терапии. По сути, мы занимались симптоматическим лечением, лечили симптомы и не могли воздействовать на течение этого заболевания никакими препаратами - ни противовирусными, ни противомикробными. Прилагали очень много усилий, меняли антибактериальную терапию. Эта болезнь очень тяжелая и очень опасная.

Пациент мог резко ухудшиться Фото: krascor.ru

Пациент мог резко ухудшиться Фото: krascor.ru

Мы не могли спрогнозировать, как будет протекать это заболевание у каждого конкретного человека. Пациент мог резко ухудшиться, несмотря на то, что мы уже начали его интенсивно лечить. И наоборот, поступали пожилые пациенты, в тяжелейшем состоянии, но через два-три дня наступало улучшение состояния, и мы понимали, что фактические его можно выписывать.

Когда я оцениваю функцию сердечно-сосудистой системы перед вмешательством, знаю, как пройдет операция, понимаю, с какими сложностями мы встретимся, а здесь были пациенты, относительно которых мы не понимали, как дальше ситуация развернется.

Неблагоприятный прогноз был для пожилых пациентов, с сопутствующей патологией. Чаще погибали пациенты, имеющие лишний вес, сахарный диабет, патологию легких, которая усугублялась этим вирусом. Но, к сожалению, через нас прошли молодые пациенты. Например, сорокалетний мужчина, в обычной жизни соматически здоров, без сопутствующей патологии. Но тяжесть заболевания была такая, что мы больше месяца боролись, включая все самые современные средства, включая ЭКМО (прим. Ред. -инвазивный экстракорпоральный метод насыщения крови кислородом), но к сожалению, не получили хорошего результата.

Очень сложно было находиться по 6 часов в средствах защиты Фото: krascor.ru

Очень сложно было находиться по 6 часов в средствах защиты Фото: krascor.ru

Ретроспективно оценивая ситуацию, я считаю, что перепрофилирование Кардиоцентра - это было верное решение. Мы оказались в ситуации, когда коечного фонда для тяжелых больных, я подчеркиваю именно для тяжелых пациентов, в Красноярске не хватало. Мощности Кардиоцентра, реанимации для города были просто необходимы. Наши профильные пациенты, в основном, плановые, и то, что мы на 2-3 месяца перенесли сроки операции, не критично. Экстренная помощь оказывалась в других мед учреждениях города. С нашей помощью были спасены пациенты с тяжелым течением коронавирусной инфекцией, а это почти 400 человек.

Мы все оказались в очень нестандартной ситуации, и здесь уже нельзя было думать – кардиолог ты, кардиохирург или врач другой специализации. Мы включились в работу с коронавирусными пациентами на самом пике заболеваемости. К нам поступали тяжелые пациенты и получали самую современную медицинскую помощь. Да, кардиохирургам пришлось стать инфекционистами, но самое сложное - работать по шесть часов в средствах индивидуальной защиты, это физически тяжело. К тому же, когда ты ограничен в своих свободах, когда ты заперт на две недели или на месяц в ограниченном пространстве, к этому тоже сложно привыкнуть и это не каждый сможет выдержать. Ты отрываешься от семьи, привычного образа жизни. Это и было самым сложным. С одной стороны это тяжелый физический труд с СИЗах, с другой – изоляция.

Для многих пациентов сложно было делать прогнозы Фото: krascor.ru

Для многих пациентов сложно было делать прогнозы Фото: krascor.ru

Было ли страшно? Я хорошо отношусь к такой эмоции как страх. Потому что страх мобилизует, заставляет сконцентрироваться, адекватно ответить на угрозу. Страх был и это нормально. Я знаю, что были врачи, средний, младший персонал, которым было страшно. Но, по мере того, как мы начинали работать, по мере того, как у нас все получалось, этот страх проходил.

Я еще раз хочу сказать слова благодарности своим коллегам, сотрудникам Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии за то, что мы сделали этот объем работы, который был для нас фронтом, передовой. И отдельное спасибо коллегам Краевой клинической больницы, городской больнице №20, больнице скорой медицинской помощи за то, что помогли, приняли на долечивание наших пациентов и позволили Кардиоцентру быстрее вернуться к плановой работе.