2019-10-30T13:33:29+03:00

Священнослужитель и учитель отец Александр: «Мои концерты – это тоже служение Богу»

Штатный диакон храма Рождества Христова Александр Силюков пришел в Церковь в 43 года
Отец Александр. Фото: из личного архива отца Александра СилюковаОтец Александр. Фото: из личного архива отца Александра Силюкова
Изменить размер текста:

Оказалось, его музыкальное образование и призвание очень нужны и Церкви, и православной гимназии Сергия Радонежского

- В начале октября есть у нас церковный праздник, день памяти Сергия Радонежского, и светский, день учителя. Они соединяются вашем лице, учителя музыки православной гимназии Сергия Радонежского.

- У нас в семье династия педагогов, я точно знал куда пойду и кем буду. Работал солистом оркестра в театре опера и балета, в Красноярском симфоническом оркестре, а пять лет назад вернулся в педагогику. Преподаю в музыкальной школе №3 по классу гобоя, у меня 4 ученика, больше взять не могу, поскольку есть еще гимназия и ежедневные службы в храме два раза в день. И плюс воскресная школа.

Фото: из личного архива отца Александра Силюкова

Фото: из личного архива отца Александра Силюкова

У меня своя методика преподавания, мне помогает папа, Григорий Акопович Силюков, он преподает в музыкальной школе в Ставропольском крае, в Пятигорске, у него эксклюзивный детский оркестр «Золотой саксофон», его учеников берет к себе знаменитый музыкант Игорь Бутман.

- В нашей стране все знают, как лечить и как учить. Как вы считаете, нападки на профессию в целом и на отдельных учителей справедливы? И в чем, по-вашему, секрет профессии?

- Это болезненный вопрос. Что бы я ни говорил, скептики и противники укоренились в своем мнении, у них всегда найдется повод обидеть, оскорбить учителя. Но я иду в школу и чувствую, дети – это мое спасение. Смотрю в их глаза и продолжаю жить. Делаю замечания, конечно, и не всегда ставлю пятерки, не без этого. Но я иду на работу с удовольствием именно благодаря детям. Мало платят? Да. На учительскую зарплату жить очень сложно, одни коммунальные платежи чего стоят. Но мы прошли 90-е, я помню, как без денег ходили всей семьей в столовую кушать, под запись. Я в театр оперы и балета, где тогда работал, ходил пешком, - не было денег на автобус. А сейчас жить можно. Все ведь относительно, на хрустальные люстры зарплата всегда маленькая, а если жить другими ценностями, то ничего.

- У вас такая интересная география биографии: родились в городе Назарово, крестились в Абазе, венчались в Ставрополье, учились и живете в Красноярске. Как так получилось?

- Мы все сибиряки! Папа из Абанского района, из деревни Хандальск, где всего одна улица, мама из Абазы. Они поехали в Назарово учиться в строительный техникуме, там познакомились, в 17 лет поженились, в 18 родили меня. Но папа всегда мечтал о музыке, с детства подбирал мелодии, а все бабушки были прекрасными певуньями. В 21 год папа поступил в Красноярское музыкальное училище, потом в институт искусств, был директором музыкальной школы в Дивногорске. Потом внезапно все наши родственники уехали на Кавказ. А я остался, потому что заканчивал училище и на третьем курсе меня взяли в оркестр театра оперы и балета, где я проработал десять лет.

Будучи студентом женился на однокласснице, мы вместе уже 32 года. Свадьба была в Красноярске, а венчаться поехали в Ставрополье, к родственникам. Я очень семейный человек, мне крайне тяжело переносить одиночество, родные должны быть всегда рядом.

- Как складывался ваш путь к Церкви, к вере?

- В 1998 году я ушел из театра, когда в очередной раз получил зарплату утюгом и чайником. Ушел в коммерцию, в компанию, где дослужился до управленца среднего звена, у нас до сих пор замечательные отношения. И когда я в 1998 году принес первую зарплату, мы не могли поверить в эти деньги! Мы купили продукты –это было невероятно, после многолетнего безденежья чувствовали себя миллионерами! Я проработал в бизнесе почти 10 лет. А в церковь меня привел мой сын, очень многих людей приводят дети. Когда мы бьемся за здоровье ребенка и ничего не получается, мы вспоминаем, что есть Бог, а он в Церкви. Мне тогда было 43 года, я пришел к отцу Анатолию Ридкоусу, он сейчас настоятель храма Иосифа Обручника и сказал, из храма никуда не уйду, буду хоть дворником, хоть кем угодно. А потом, стоя на улице, обратился к небесам: «Господи, куда ты меня отправишь, туда и пойду». И тут же звонит телефон и мне предлагают место преподавателя музыки в православной гимназии. С тех пор я здесь, уже пять лет.

Отец Александр вместе с учениками православной гимназии готовит новую концертную программу. Фото: из личного архива отца Александра Силюкова

Отец Александр вместе с учениками православной гимназии готовит новую концертную программу. Фото: из личного архива отца Александра Силюкова

- Вы выступаете с концертами. Как выбираете песни, на каких инструментах играете?

- Профессионально я владею тремя инструментами. Основной – гобой. Второй инструмент, на котором я занимался в училище и институте параллельно – это саксофон (сопрано, альт, тенор). И еще фортепиано – без него никуда. А для души играю на гитаре, три аккорда (смеется).

Концерты в храме – в таком виде церковь никто не может себе представить! Это моя инициатива, хочется себя реализовать. Но я пою не церковные песни, я это не умею делать. Подбираю не духовные, а душевные произведения о любви, о семье, о детях, о природе. Всегда тщательно готовлюсь, считаю, что именно так проявляется уважение к профессии, к себе, к зрителям. Долго выбирал и выбрал для себя авторов, но постоянно появляются новые, порой, неожиданно. Например, после трагедии в «Зимней вишне» Макс Фадеев, имя которого связано с шоу-бизнесом, вдруг написал песню «Ангелы». Он сам перенес личную трагедию: во время родов умер ребенок и жена еле выжила. Мне сложно ее петь, ее не будешь слушать постоянно, потому что нельзя постоянно колоть в сердце, оно не выдержит. Но такие песни необходимы, чтобы разделить боль с другими людьми, чтобы человек взглянул в небеса и задумался. Я открыл для себя Сергея Трофима, это не только «шашлычок под коньячок». Он два года пел в клиросе, у него много проникновенных песен.

- Где проходят ваши концерты, как на них попасть?

- Я их делаю в нашем приходе, узнать о них можно в храме Рождества Христова, на сайте, приглашаю всех после службы. Чаще стараюсь приурочить концерты к церковным праздникам, составляю программу так, чтобы в середине мои слушатели могли поплакать, вспомнить что-то болезненное, но чтобы в конце ушли с улыбкой, с радостью, с чувством, что Бог их поддерживает.

- Есть ли у вас духовное образование?

- Не учился. Всему свое время. Я пришел в Церковь поздно, в 43 года. До этого только на праздники приходил и что там происходит, не знал. Владыка меня рукоположил через месяц после того, как я пришел. Мне было крайне сложно. Но меня ценят как музыканта, я нужен церкви именно в этой роли. Обращаться к Богу нужно максимально красиво, об этом говорили святые отцы, первые апостолы. Я для этого специально занимался академическим пением, чтобы голос звучал красиво. Если Бог дал мне этот дар, нужно использовать его.

- Отец Максим Золотухин, настоятель храма Новомучеников и исповедников Церкви Русской тоже закончил институт искусств, пел в театре оперы и балета. А с Дмитрием Хворостовским вы не вместе работали?

- В музыкальной школе №4 мы учились у одного учителя, Политовой Людмилы Григорьевны, царствие ей небесное. Дмитрий закончил, я поступил. И мы в одно время работали в театре и, помню, вместе были на гастролях в Благовещенске. Мне было лет 18-19, я был самый молодой в театре, беспрецедентный случай, когда в штат взяли студента. Он тоже тогда был молодой, веселый, общались на отвлеченные темы.

- В институт сейчас заходите?

- Нет, скорей, институт ко мне заходит, некоторые преподаватели – наши прихожане.

- В чем особенность православной гимназии и в чем ее отличие от обычной школы?

- Как родитель и как учитель скажу – колоссальное отличие. Самое главное - мы надеемся не только на себя, у нас есть покровительство Бога. Помню, как в 17 лет родители уехали, я остался один в городе, даже взглядом было не на кого опереться. А люди без веры так и живут без опоры и не чувствуют этого.

Что касается содержания, дети, кроме обычных предметов, изучают церковное пение, основы церкви, службы.

И еще одно отличие: в классах мало детей, максимум 12 человек, обучение практически индивидуальное, для каждого ребенка есть время и внимание и на уроке, и на перемене.

- Служба в храме для вас – это работа, на которой вы устаете или радость, заряд бодрости?

- Мы, конечно, устаем, но представить себя без службы невозможно. Если в отпуске никуда не уехал, то иду в церковь. Когда в прошлом году был во Вьетнаме, я даже там все же нашел христианский храм.

Если мы любим детей, то носим их фотографии, хотим, чтобы они были рядом. А если любим Бога, хотим находиться в том месте, где он есть, в храме.

КСТАТИ

Проводится набор учащихся в ВОСКРЕСНУЮ ШКОЛУ ДЛЯ ДЕТЕЙ при храме Рождества Христова в возрасте от 5 до 14 лет на 2019/2020 год

Учебные предметы: закон Божий, история Православия Сибири, церковнославянский, православный английский, творческая мастерская, музыка души.

Занятия начинаются с 13 октября и проводятся по воскресеньям:

— для детей 5-7 лет с 9.00

— для детей 8-14 лет с 11.00

Запись по телефону 8 902 945 52 02, директор воскресной школы диакон отец Александр Силюков.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также