Премия Рунета-2020
Красноярск
-4°
Boom metrics
Происшествия24 августа 2018 12:05

Женщина полгода прожила с 20-сантиметровым зажимом в животе, забытым хирургом при операции

Была на волосок от гибели - страдала от невыносимой боли
В Красноярске хирург во время операции оставил в теле пациентки 20-сантиметровый зажим

В Красноярске хирург во время операции оставил в теле пациентки 20-сантиметровый зажим

Фото: Мария ЛЕНЦ

От того, что изображено на рентгеновском снимке становится жутко: позвоночник, кости таза, а на их фоне – сверху вниз – сияющий хирургический инструмент длиной около 20 сантиметров. Зажим оставил в теле 63-летней пациентки врач, делавший операцию в одной из Красноярской больниц. Несколько месяцев женщина терпела невыносимую душевную и физическую боль. И когда из нее, наконец, извлекли опасную потерю, она пошла в суд с требованием компенсировать страдания. Накануне эта история попала в СМИ, дошла до следственного комитета, который и возбудил уголовное дело.

Выписал и отправил к женскому врачу

На операцию жительница Красноярска Вера Валентиновна Петрова попала 21 марта 2017 года. Полостная грыжа, несложное, в общем-то оперативное вмешательство, которое провел в 7-й медсанчасти (на улице Павлова) хирург по фамилии П. Эту фамилию она навсегда запомнила. Вроде опытный, 30 лет в профессии, а вел себя, мягко говоря, как интерн.

- Как только я отошла от наркоза, сразу почувствовала боль, пожаловалась хирургу. А у него было веселое, игривое настроение. Он сказал мне: «Это у вас сетка приживается, скоро все пройдет». На другой день у него другой диагноз появился: «Это у вас женские боли, скоро я вас выпишу, пойдете в женскую консультацию». Я пролежала после операции в больнице 17 дней, никакой помощи мне так и не оказали. Мне даже простейшего рентгена не назначили. Я доктору каждый день жалуюсь, а он мне: «Почему вы в таком упадническом настроении? Почему вы такая прямо нежная? Почему вы плачете?»

После выписки из медсанчасти Вера Валентиновна прямиком отправилась туда, куда ее послал хирург: к гинекологу, затем на УЗИ. Аппарат увидел какое-то образование, очевидно, кольцо зажима, и принял его за опухоль. Диагноз: онкология, чуть ли не в последней стадии, стал громом среди ясного неба. Она признается, что два месяца, пока проходила диагностику в онкологическом центре, были самыми страшными в ее жизни. Она плакала навзрыд, прощалась мысленно с родными и с жизнью, думала, все, пришел конец. Очень переживала за 18-летнего внука, который живет вместе с ней. Внук порывался вызвать «Скорую» по три раза да день, а бабушка останавливала:

- Как я могла сказать ему, что у меня рак, мои дни сочтены и «скорая» мне ничем уже не поможет? - Вера Валентиновна вытирает следы, вспоминая это.

- В августе прошлого года я снова пришла к хирургу, уже другому. Сказала ему: «Делайте, что хотите, у меня боли страшные». Мне наконец-то назначили компьютерную томографию. Долго смотрели. У медсестры были такие удивленные глаза, я перепугалась еще больше. Когда стало понятно, что у меня там находится, меня отправили на другую операцию, в БСМП.Обследование в онкоцентре доказало, что у нее нет рака. Она не подозревала, что смертельная опасность преследовала ее каждую минуту: чувствовала резкую боль при каждом движении и находилась на грани психологического срыва. Не могла наклоняться, заниматься хозяйством, кормить домашнего питомца. Проблемно было ухаживать за собой, нормально ходить, сидеть, спала только в вытянутой позе. Началась депрессия, боль едва не довела женщину до грани.

На рентгеновском снимке медицинский инструмент представляет жуткое зрелище. Фото предоставлено Денисом Сухановым

На рентгеновском снимке медицинский инструмент представляет жуткое зрелище. Фото предоставлено Денисом Сухановым

«Да ерунда это, может случиться с каждым»

Вера Валентиновна настаивает, что после инсульта, который она перенесла до того, как начались все ее мучения, второй наркоз мог ее убить.

- Хирург П. пришел ко мне, чтобы извиниться. А на что мне его извинения, если я лежу после второй операции, распоротая от паха до ребра? Конечно, как только меня выписали из БСПМ и я окрепла, я сразу пошла в суд. Раньше, в советское время, хирурга за такие «проступки» гнали из медицины насовсем, а главного врача такой больницы лишали партбилета. А сейчас это все называется «причинение легкого вреда здоровью».

Вера Валентиновна заказала независимую экспертизу в Иркутске. Иркутские эксперты ее тоже шокировали, написав, что вред здоровью легкий. Вот если бы она неудачно села или упала и зажим повредил бы ей внутренние органы. Но ведь не повредил же…Одно судебное заседание уже прошло в Кировском районом суде. Доктор и адвокат доказывали, что наркоз – это же пустяк, как семечки. Цеплялись, по словам Веры Валентиновны, к каждой мелочи. Настаивали: ну да, оставили зажим, так ничего страшного не произошло – пациентка ведь жива, внутренности целые. И вообще, «ну с каждым может случиться». Ведь в целом операция-то «прошла великолепно». Чего делать из мухи слона?

- И что мне теперь делать с этой «благостной» экспертизой, - недоумевает женщина. – Если я с такими результатами пойду на следующее заседание суда 17 сентября, я однозначно проиграю.

Вера Валентиновна хочет взыскать с безответственного врача за свои страдания 3,5 миллиона рублей. Сумма вполне адекватная, говорит она, взята не с потолка – так посоветовали московские юристы: «Чем больше заявите, тем больше получите, а 3,5 миллиона рублей – сумма вполне адекватная за ваше здоровье».

- Мы подали исковое заявление о возмещении морального вреда в размере 3,5 миллиона рублей, - рассказывает адвокат Денис Суханов, генеральный директор юридической фирмы «Авалон». – Ответчик не отрицает, что этот зажим оставил именно он. Последствия нанесли большой вред здоровью Веры Валентиновны, в том числе и психическому. Мы намерены доказать справедливость наших исковых требований.

Самое время спросить, почему Вера Валентиновна не сообщила о случившемся в полицию год назад? Она и сама не знает - не пришло в голову. Уголовное дело возбудили только сейчас, так что будем следить за ходом следствия.

В министерстве здравоохранения края озвучили комментарий от администрации медицинского учреждения, где произошла врачебная ошибка. Там сказали: служебную проверку провели, меры приняли…

Благодарим за помощь телекомпанию «Енисей»