2018-03-01T14:05:58+03:00

Школьник на руках вынес из охваченного пожаром дома беспомощную сестру

В одних шортах по пылающему коридору и босиком по снегу в минус 40: мальчишка спас свою семью [Эксклюзив «КП»]
Поделиться:
Комментарии: comments34
15-летний Вадим вывел из огня всю свою семью15-летний Вадим вывел из огня всю свою семью
Изменить размер текста:

- Видите, в подъезде нет окон? Они не выбиты – выдавлены жаром. Тогда на улице было минус сорок, а в доме под плюс 50, - даже для пожарных этот случай – уникальный.

Здесь, в селе Тертеж Манского района, в 60 км от Красноярска, 15-летний мальчишка вывел из огня всю свою семью. Маму, 2-летнюю племянницу, двух сестер. Еще одну – она не может ходить – нес сквозь огненный коридор на руках. Неприметный такой мальчишка, говорят нам местные, середнячок, троечник, и вдруг на тебе.

Обогревайся, как можешь

Обшарпанная мышиного цвета «панелька» на улице Юности. Два этажа. Старенькие деревянные окна на первом затянуты пленкой. Вокруг них – траурная окантовка из гари. 3 февраля тут случился пожар.

- А я, как на грех, на смене был. Охранником в городе работаю, - разводит руками Виктор Липатников, глава семьи погорельцев. – У нас же отопление электрическое. Как это? Центрального нет сколько лет уже, в каждой комнате – теплофоны. А все равно зябко. Включаем еще обогреватели. А проводка не тянет. Вот и коротнуло.

За несколько минут квартира превратилась в пепелище. Черные стены и потолок, груды обугленных вещей: детские игрушки, книжки, одежда. И холод – как на улице.

«Я за тобой приду!»

Эту ночь девятиклассник Вадим запомнит навсегда.

- Все было, как обычно: вернулся с тренировки, я рукопашным боем занимаюсь, лег спать. И в три часа ночи слышу: «Ляля, ляля!». С соседней кровати Юля зовет, сестра, ей 24, у нее ДЦП. Сама не ходит, разговаривает не очень. Думал, сейчас успокоится – и я посплю. Но она не унималась. Я решил: наверное, просит что-то подать.

Языки пламени были до потолка, выйти из комнаты с детьми - никак, рассказывает он. Фото: пресс-служба краевой противопожарной охраны.

Языки пламени были до потолка, выйти из комнаты с детьми - никак, рассказывает он. Фото: пресс-служба краевой противопожарной охраны.

Поднялся и обомлел: в комнате черно от дыма. На стенах в прихожей – отблески пламени. Мама, второклассница Настя, 20-летняя сестра Галя вместе с дочкой Алиной (она приехали в гости) спокойно спали в другой комнате.

А рядом с ней уже полыхал комод, занялся дверной проем. Вадим оглянулся на Юлю: «Я за тобой приду!». И кинулся будить других: «Мама, горим!».

Они полусонные, раздетые, в одном белье. Темнота – электричество вырубило. Только из комнаты – навстречу дохнуло жаром. А дверь – на том конце коридора.

Не пройдем, понял Вадим. Дети обгорят. Надо через окно! А как? Оно по контуру заделано пеной. Галя сориентировалась первой – подскочила к окну, выбила стекло локтем.

- Поранилась, - вспоминает подросток. – Я выпрыгнул первым: в одних шортах на снег. Там было метра два. Мороз – градусов 37. Даже не заметил: принял племянницу, младшую сестру, старшую.

- Я вижу, Настя моя, как ласточка, летит в снег, - плачет Ирина, мама Вадима. – Сама мечусь, пытаюсь тушить, а в голове стучит: «Юля, там Юля!». А воздуха нет, жар такой, капельку в окно подышу и опять. Дети орут во всю глотку: «Мама!». А я думаю, если не вытащим Юлю, лягу там и сгорю с ней, не пойду никуда.

По горящему паласу

Медлить было нельзя. Через окно Вадим вернулся обратно: «Мама, я сам!». Накинул на себя одеяло и за сестрой. Хотел намочить – нечем, трубы перемерзли, дом второй месяц без воды. Выбежал в коридор, одеяло расплавилось вмиг – синтетика. Там уже горели обои. С пластиковых реек на потолке падали обжигающие капли.

- И тут у меня кончился воздух, - говорит он. – В комнате лег на пол, немного подышал. И снова в коридор, к сестре. Палас тлеет, линолеум плавится – больно было, ничего. В комнате нащупал какую-то тряпочку, закрыл Юле лицо, чтобы не задохнулась, поднял на руки. Она у нас килограммов 50, но мне было нетяжело. Не чувствовал я. Она так в меня вцепилась, до синяков. Я кричу: «Мама, Юля со мной! Прыгай же!».

Сестру Юлю Вадим нес на руках через коридор пламени. Фото: пресс-служба краевой противопожарной

Сестру Юлю Вадим нес на руках через коридор пламени. Фото: пресс-служба краевой противопожарной

Огненный коридор в 4 метра проскочили в секунды. Но входная дверь была заперта. На руках – сестра. Выбил дверь - и в подъезд. Дымный, раскаленный:

- А я же с улицы, снег на мне растаял, бегу – ноги босые к бетону прилипают. У нас бабушка в соседнем подъезде живет. Я к ней. Там уже вызвали пожарных. А больше ничего не помню.

Боялись самого страшного

Спаслись все шестеро. Мама, прыгая, порвала связки на лодыжке. Ходит в гипсе, с палочкой, у остальных порезы, небольшие ожоги, ничего опасного. Только благодаря Вадиму.

Пожарные признаются: знали, что в доме многодетная семья, еще и девушка-инвалид. Были здесь, когда проводили профилактику. И, если вправду, боялись самого страшного.

Если бы не Вадим, через 10 минут вся семья оказалась бы в огненной ловушке, считает начальник пожарной части №243 поселка Первоманск Святослав Коромыслов. Фото: пресс-служба краевой противопожарной охраны.

Если бы не Вадим, через 10 минут вся семья оказалась бы в огненной ловушке, считает начальник пожарной части №243 поселка Первоманск Святослав Коромыслов. Фото: пресс-служба краевой противопожарной охраны.

- Но, приехав, были очень удивлены, - говорит начальник пожарной части №243 поселка Первоманск Святослав Коромыслов корреспонденту «Комсомольской правды» - Красноярск. – Парень вытащил из огня всю семью! Все было очень серьезно: мы локализовали пламя минут за 20-30. А после еще три часа тушили. Там много вещей, мебель старая, советская, очень теплоемкая. От горения синтетики образуется едкий дым. От гари практически невозможно дышать. Так что Вадим поймал момент, когда еще можно было выбраться из квартиры самим. Успел. Буквально десять минут, и люди оказались бы заблокированы.

Ютятся у бабушек

- Тебе жутко не было? – спрашиваю я. – Как ты решился вернуться в это пекло?

А он не понимает: «Там же Юля. Она даже ползать не может. Как я ее бросил бы?!».

Теперь они у бабушек. Ютятся ввосьмером в небольшой трехкомнатной квартирке метров на 50. Виктор и Ирина, Юля с Вадимом, Настя и 12-летний Виталя (в ночь пожара гостил у сестры).

- Как мы плакали, - всхлипывает Ирина. – Даже муж, когда вернулся со смены. Юля тоже в первую ночь не спала. Но главное: все живые.

- Алинку раньше на руки не дозовешься, – подхватывает Вадим. – А теперь, как привозят, сама идет, обнимается.

Вот так троечник

На днях в Первоманской школе (там учится Вадим) прошла линейка. Парню вручили благодарность – от краевой противопожарной охраны и подарок – часы с гравировкой, обещают представить к медали «За отвагу на пожаре». «Молодец!» - все кричали так, что стекла звенели.

Парню вручили благодарность и часы с гравировкой - от пожарных. Обещают представить к медали.Фото: пресс-служба краевой противопожарной

Парню вручили благодарность и часы с гравировкой - от пожарных. Обещают представить к медали.Фото: пресс-служба краевой противопожарной

- Раньше ничем и не выделялся, - рассказывает директор Наталья Леонова «Комсомольской правде» - Красноярск. – Правда, добрый очень, всегда поможет. Мы, когда узнали, что случилось в их семье, собрали вещи: одежду, обувь, деньги, и в тот же день отвезли им. Чтобы хоть как-то поддержать. Ведь, знаете, что важно. У нас постоянно проходит профилактика по пожарной безопасности. Лекции, видеоуроки, экскурсии в часть. Может, это и помогло парню не спасовать перед бедой?

А, может, даже определит его будущее. «Я и раньше в пожарные хотел пойти, а после этого тем более, - признается Вадим. – С учебой только не очень, надо поднажать, я же троечник».

А по нам так – герой.

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

Если бы не Вадим, в селе Тертеж произошла бы трагедия. И здесь закономерный вопрос: почему?

Потому что многодетная семья и старики-соседи обречены выживать в халупе без центрального отопления и воды. И, чтобы не замерзнуть, «кочегарят» обогревателями, устилают полы паласами. А они все равно ледяные.

Вдобавок 20 января тут случилось коммунальное бедствие – перемерзли трубы. Так что воду носят из колонки, в туалет - на ведро. Второй месяц подряд.

А, знаете, сколько они платят за электричество? То самое, из-за которого «коротнуло». По 10-15 тысяч. Умножьте на 9 месяцев (имеем в виду суммы, которые выходят из-за обогрева). Причем работает только Виктор (в двух местах) и Юля получает пособие по инвалидности. Выходит тысяч – 30-45. На мать, отца и шестерых детей, один из которых - инвалид.

Половину суммы за электричество им должны возвращать, многодетные же. Но если немного задолжаешь, субсидии лишают. Да и свет отрубают. С этим тут быстро. Подключить обратно – 1700 рублей. Вот и считайте.

Очень хочется докричаться. До тех, кто решает. Чтобы Липатниковых переселили. Чтобы и свет, и вода, и не надо было пластаться.

Но в доме останутся другие – старики Погореловы, Аня Коба, которая шагнула с детьми со второго этажа, чтобы не задохнуться. Дом этот, он тоже останется. Вот что страшно.

 
Читайте также