Происшествия24 октября 2017 12:51

Как в «Побеге из Шоушенка»: опасный рецидивист проделал дыру в стене ложкой и ножницами

"Душно тут, форточку делал", заявил, когда его поймали
Побег в стиле Шоушенка: опасный рецидивист пробил стену ложкой и ножницами.

Побег в стиле Шоушенка: опасный рецидивист пробил стену ложкой и ножницами.

Фото: Мария ЛЕНЦ

Эту историю уже успели окрестить побегом из Шоушенка по-красноярски. Правда, герою голливудского блокбастера понадобилось 20 лет, чтобы пробить туннель из своей камеры на волю. А Семену Тарасову* из Туры (Эвенкийский район) хватило всего несколько суток. Энди Дюфрейн орудовал геологическим молоточком. А наш ему «на зависть» разжился целым арсеналом.

За подружку с битой

На днях в Красноярском крае отказали в помиловании 33-летнему зэку. Ему добавили срок за побег из изолятора временного содержания. В тот момент, когда он был под следствием за попытку убийства. Все случилось в 2009-м году. Но мужчина до сих пор уверяет: не виноват.

- Тогда, в свои 25 лет он имел уже несколько судимостей, - рассказала «Комсомольской правде» - Красноярск помощник председателя Илимпийского районного суда Алия Абишева. – В том числе по статье 111 ч.4 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, которое привело к смерти).

Монте-Кристо из Тарасова не вышло. Фото: Илимпийский районный суд.

Монте-Кристо из Тарасова не вышло. Фото: Илимпийский районный суд.

Но снова влип – в криминальную лавстори. К его подруге по смс начал подкатывать другой, Николай Бойко. Хотел познакомиться. Спустить такое Тарасов не мог, тут же позвонил на высветившийся номер: «Я Шансон (под этим прозвищем его знали в поселке), а ты кто? Давай потолкуем!».

На встречу приехал с приятелями. Слово за слово, между Тарасовым и Бойко началась драка. В какой-то момент первый кинулся к своей машине, вытащил биту, замахнулся… Бил по голове, наверняка, прицельно. Если бы не знакомые – они его оттащили – жертве было бы не жить. Вскоре за Тарасовым пришли.

Изолятор вместо бывшей конюшни

Изолятор, ветхое здание годов 60-х. Вросшее в землю, его приспособили для подследственных из бывшей конюшни. Сюда определили Тарасова, пока шло следствие.

Изолятор, ветхое здание годов 60-х. Фото: Илимпийский районный суд.

Изолятор, ветхое здание годов 60-х. Фото: Илимпийский районный суд.

- И вот в начале марта кто-то из сокамерников (а их было пятеро) предложил совершить побег, - говорит Алия Абишева. – Остальные подумали, шутит. Оказалось, ничего подобного.

Как-то ночью один из мужчин – Геннадий Шитиков – достал из-под кровати… лом.

- Принес его из прогулочного дворика 3-4 недели назад, спрятал, - поясняют в районном суде. – Почему его не обнаружили, остается загадкой. Позже сам Шитиков пояснил: побег готовил не для себя, а для Тарасова. По всей видимости, был его подручным. Шансон считался в авторитете.

Дальше – как в «Побеге из Шоушенка». Мужчина принялся крушить стену ломом. Пять ударов, и старая штукатурка осыпалась, а под ней обнаружилась рабица. Ее перекусили плоскогобцами. В деле значится: их «по дружбе» дал сотрудник ИВС Виктор Гудков.

Муляж из бумаги и мякиша

Металлическую сетку убрали, обнажилась стена. Деревянная, но из толстого бруса. Сносить ее ломом Шитиков не рискнул – хоть и была смена их приятеля Гудкова – боялся наделать много шума. Не один же он там караулит. Долбил ножницами и ложкой. Отверстие нарочно делал небольшим. Так безопаснее.

- На следующий день мусор в мешках вынесли на помойку, никто не хватился, - делится Алия Абишева. – Подследственные всегда сами убирали изолятор. Вот все и привыкли, что они что-то перетаскивают.

В небольшое "окошко" едва мог протиснуться мужчина. Фото: Илимпийский районный суд.

В небольшое "окошко" едва мог протиснуться мужчина. Фото: Илимпийский районный суд.

Чтобы охранники ничего не заподозрили, Шитиков подошел к делу «творчески». Из бумаги и бинтов соорудил муляж, на размятый хлебный мякиш прилепил его на стену. А импровизированное «папье-маше» покрыл зеленой, под цвет стен, гуашью.

Не «иваси» – кружок умелые руки. Откуда там такой арсенал, выяснить так и не удалось. Подследственные божились: бумага, гуашь и прочее… достались им просто так – они УЖЕ были в камере. Ну а мы рискнем предположить: не обошлось без Гудкова. Уж очень «хорошо он относился к ним».

Голый на волю

Около 5 утра 7 марта Шитиков полностью разбил стену. Вернее, проделал в ней небольшое окошко. Такое, чтобы еле мог протиснуться один человек.

- Примечательно, что сам он бежать не собирался, - говорят в районном суде. – Другое дело – Тарасов. Оставшись в одной футболке, трусах и кроссовках, он по сантиметру выполз наружу. Практически голый. Ему подали олимпийку, штаны. Вооружившись плоскогубцами, Тарасов стал перекусывать колючую проволоку над воротами.

Еще метр, и был бы на свободе. Но тут подоспел Гудков. Вышел, чтобы проверить внутренний дворик. Увидев Тарасова, прошипел: «Что ты тут делаешь?». В ответ услышал: «Не сдавай, с меня 100 тысяч». Но охранник перепугался: «Только не в мою смену!». Отвел беглеца в камеру. А заодно изъял оттуда металлический ломик. Тот самый, которым пробили окно на свободу.

Окно на свободу пробивали этим "ломом". Фото: Илимпийский районный суд.

Окно на свободу пробивали этим "ломом". Фото: Илимпийский районный суд.

Кстати, свою вину Тарасов не признал. До последнего твердил: меня оговаривают! Никакого побега он не планировал.

- Дыру в стене пробил для вентиляции, в камере было трудно дышать, - клялся он. – Вот и сделал «фортку».

Суд приговорил Тарасова к 19 годам в колонии строгого режима. 17- за покушение на убийство плюс два – за побег. Так что Монте-Кристо из него не вышло.

(*все имена и фамилии участников этой истории изменены)