2017-08-02T13:42:31+03:00

Самый радиоактивный в атомном Железногорске – гранит под Лениным

Горно-химический комбинат представил отчет по экологической безопасности за 2016 год. Как его оценили экологи и почему для поисков радиации на Енисее уже надо сильно постараться.
Во время гамма-съемки измерения проводят каждые 10-20 метров. Фото: пресс-служба ГХКВо время гамма-съемки измерения проводят каждые 10-20 метров. Фото: пресс-служба ГХК
Изменить размер текста:

Экологическая ситуация в зоне наблюдения Горно-химического комбината начала радикально меняться еще с 1992 года, после остановки прямоточных реакторов, которые работали на ядерный щит. С этого времени в 10 раз сократился забор воды и природа почти справилась с тем, что попало в воду и почву, пока работали реакторы. Напомним, сейчас в составе ГХК совсем другие производства, направленные на замыкание ядерного топливного цикла. А что же с экологией?

600 тысяч измерений

Количество измерений не поддается исчислению. Только автоматизированная система контроля радиационной обстановки (АСКРО), работающая с 1996 года, выполняет в год 600 тысяч измерений. Плюс более 60 сотрудников экологического управления, из которых 57 работают в лаборатории и постоянно берут пробы.

Результаты их работы и представлены в отчете по экологической безопасности. Вот только несколько моментов.

Сбросы радионуклидов в Енисей колеблются по отдельным элементам от 0,01 до 46% от разрешенного сброса.

Сбросы вредных веществ в атмосферу связаны и вовсе не с атомным производством, а с обычной угольной котельной, которая дает, в том числе, диоксиды серы и азота, оксид углерода.

А если сравнивать удельный вес выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, то у ГХК их в разы меньше, чем у городов края. Например, меньше непромышленного Сосновоборска в два раза, Лесосибирска и Канска – в 4 раза, Красноярска – в 45 раз!

И, конечно, самое главное, что интересует людей прежде всего, это полученная доза облучения. Что это такое мало кто понимает, но всем интересно. Оказывается, что последствия облучения «переваривается организмом» и исчезают без следа, примерно так же как известного рода напитки. Точно так же у каждого человека свои индивидуальные способности «переварить дозу», и точно также главное в этом деле - не перебрать. Как говориться, облучайся по праздникам, знай меру и все будет ОК. Нормативы устанавливаются с расчетом на самый восприимчивый организм. Это тоже измерено и подсчитано.

Сотрудники комбината, использующие источники ионизирующего излучения в работе, получают 0,002 миллизиверт, население – 0. И все вместе они получают почти 3 миллизиверта от природных источников! Плюс медицинские обследования. Например, компьютерная томография за одну процедуру «в полный рост» дает 3,59 миллизиверта! В общем, если кто чего не понял – интернет в помощь.

- За пределами санитарно-защитной зоны никакого воздействия на природу ГХК не оказывает. Это подтверждают и наши замеры, и данные независимых экспертов, - подводит итог начальник экологического управления Алексей Шишлов.

Здесь давно прекратили еженедельные проверки енисейской рыбы, в них просто нет смысла: чисто!

«Комсомольская правда»-Красноярск от имени жителей края поинтересовалась состоянием Енисея. Оказалось, что реку детально обследовали до Игарки. Постоянный мониторинг ведется на расстоянии 1000 км от Железногорска, для этого у ГХК есть специальный корабль «А. Бояринов», который сейчас работает в районе впадения в Енисей реки Большой Пит.

На охрану окружающей среды ГХК тратит около 600 миллионов рублей в год.

«Беспокоиться не о чем»

Это говорят не сотрудники ГХК, а экологи-общественники! И дело не в том, что текущие показания фона в норме, а в том, что организован системный контроль с участием общества. И даже если сами общественники об этом забудут – (какой интерес каждый год смотреть одно и то же?), то на комбинате им напомнят.

- Мы всегда благодарим Горно-химический комбинат и генерального директора Петра Гаврилова за максимальную открытость, за то, что ежегодно нам обеспечивают доступ к тем местам, которые мы сами выбираем для мониторинга, - рассказал Виктор Долженко, председатель Общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии Красноярского края. - Я должен сказать, что общественности города и края беспокоиться не о чем: все пять лет моего участия в выездах результаты измерений показывали, что радиационная обстановка в зоне наблюдения ГХК находится в пределах природных значений.

- Мы уже 10 лет работаем с ГХК, видим, что наши предложения принимаются, отчет об экологической безопасности становится интереснее, проще и понятнее для людей, - считает Валерий Васильев, член Совета общественной Палаты РФ.

- Два года занимаюсь экологическими проектами, на ГХК – первый раз, - рассказывает Евгений Ходос, руководитель экологического движения «За чистое небо». – Очень высокая степень открытости, мне нравится такой подход в работе с общественными организациями.

Значит ли это, что проблем вообще нет? К сожалению, на Енисее осталось два-три места, куда течением сносило радионуклиды и они накапливались в донных отложениях. Одно из них – остров Городской в Енисейске, который в этом году будет полностью рекультивирован.

- Это территория длиной 300-350 метров и шириной около 45. Радионуклиды попали в эту заводь в 1966 году во время паводка. Радиационный фон там природный, около 30 мкР/час, то есть в рамках санитарных норм для мест постоянного проживания, и если донные отложения не трогать, то проблемы нет. Но местные жители ходят туда купаться, и потому решено на этой территории насыпать глину, которая станет защитным экраном, а сверху закрыть ее камнями, - рассказывает Владимир Чечеткин, директор и руководитель лаборатории института «ШАНЭКО-Сибирь», которая участвовала в изысканиях и подготовке проекта рекльтивации.

Как живет Большой Балчуг

Знакомство с отчетом по экологической безопасности продолжается на берегу Енисея, в Большом Балчуге. Это самый ближайший к Железногорску населенный пункт, который находится ниже по течению от двух выпусков комбината.

Пока едем по промзоне, встречаем грибников. Уж сотрудники-то комбината, осведомленные о радиации лучше всех, свою семью «грязными» грибами точно кормить не будут.

В Большом Балчуге на берегу Енисея местный житель Виктор Кузьмич грузит скарб в лодку, собирается порыбачить и ягоду на острове пособирать. На вопрос, как живете, начинает ругать районную власть:

- Добраться до местной администрации – почти 1000 рублей.

- Да я про радиацию хотела спросить….

Оказалось, что в молодости уроженец Большого Балчуга рядовой Виктор Будкин служил в атомном Арзамасе и был знаком с академиком Сахаровым. Андрей Дмитриевич заметил сибиряка, танцующего цыганочку на руках, и посодействовал его переводу в особый отдел, предлагал оставаться, учиться, но Виктор Кузьмич вернулся в родную деревню, к родителям. Потом работал в Красноярске, вышел на пенсию и вернулся в родные места во второй раз.

- Ну какая радиация, здесь народ по 90-100 лет живет, - говорит он. – Мне самому уже 76, переехал сюда 19 лет назад.

Ну а мы, вместе с дозиметристом Михаилом Литвиненко идем по берегу. У нас квест: можно выбрать любое место для замера. У кого больше показатель радиационного фона, тот получит приз. Мы стараемся. Но результат у всех один: природный фон, от 8 до 14 мкР/час. Второй группе повезло больше, Владимир Чечеткин нашел 17 мкР/час, но он честно признался, что изучал эти места еще в 1990-е и просто знал, где тогда был самый нагруженный участок. Наверное, где-то выше или ниже по течению можно было бы найти и 30-40 мкР/час, но это уже чисто спортивный интерес, такие пятна большая редкость и в любом случае они вписываются в санитарный норматив для жилого помещения.

А Михаил уже 8 лет каждый год участвует в составлении карты гамма-съемки, для которой замеры производятся через каждые 10-20 метров, и говорит, что радиационный фон в зоне наблюдения везде на уровне природного:

- Самый высокий – в Железногорске, у постамента памятнику Ленину, потому что он из гранита. Такой же будет и в Красноярске на гранитной набережной.

Кстати, зона наблюдения ГХК – круг радиусом 20 километров от комбината и 1000 километров поймы Енисея.

НАША СПРАВКА

Горно-химический комбинат – ключевое предприятие Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» по созданию технологического комплекса замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ) на основе инновационных технологий нового поколения.

Отчет по экологической безопасности опубликован на сайте предприятия sibghk.ru, данные мониторинга с 23 точек наблюдения в свободном доступе на сайте acro.atomilnk.ru

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Новости компаний»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также