Общество8 марта 2017 4:25

Активисты Красноярска обвиняют писательницу Петрушевскую в пропаганде наркотиков

По словам автора, ее могут отдать под суд
Писательница Людмила Петрушевская

Писательница Людмила Петрушевская

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Вот это да! Меня собираются отдать под суд, - написала на днях известная писательница Людмила Петрушевская на своей странице в соцсети. - Красноярская РПЦ нашла в одном моем рассказе «Глюк» пропаганду наркотиков. Планируется возбуждение дела.

Людмилу Петрушевскую могут отдать под суд. Фото: официальный сайт писательницы.

Людмилу Петрушевскую могут отдать под суд. Фото: официальный сайт писательницы.

И правда, удивительно! 78-летняя писатель и драматург Петрушевская известна своими пьесами, которые ставили в Театре на Таганке, «Современнике» и даже во МХАТе, рассказами, а также детскими книжками про поросенка Петра (он даже интернет-мемом стал). А тут вдруг - наркотики, причем в рассказе, который опубликован был еще в 1999 году, и все это время претензий не было. Кто же сейчас запрещенные вещества в него подкинул, да так что даже в церкви обеспокоились?

При ближайшем рассмотрении, выяснилось, что возмутилась все-таки не сама РПЦ.

- Недавно прошел круглый стол общественного совета при митрополии, - пояснили «Комсомольской правде» - Красноярск в пресс-службе местной епархии. - Там общественники обсудили проблему пропаганды наркотиков в рекомендуемой для прочтения школьной литературе. В рассказе «Глюк» Людмилы Петрушевской, где повествуется о галлюцинациях девочки-подростка, впервые попробовавшей наркотики, собравшиеся увидели вред для психики и духовного воспитания подростков.

Активисты ополчились на писательницу за эту её книгу.

Активисты ополчились на писательницу за эту её книгу.

Фото: Светлана ВАЛИУЛИНА

Ого, какой «ядовитый» рассказ! Листаем: по сюжету, к старшекласснице Тане, принявшей некие таблетки, является персонаж по имени Глюк. «Красивый, одетый, как модель, но пахнущий гнилью и дымом», он предлагает исполнить три желания. Девочка заказывает дом у моря, чемодан денег и компанию одноклассников. Они принимают еще таблетки, и тут начинается: «Зеленые трупы окружили кровать», «одноклассник Сережа лежал в гробу и давился змеей»... В итоге дом горит, все дети гибнут в огне - «двадцать пять трупов». А «Таня шла прямо в раскрытый рот огромного, как заходящее солнце, лица Глюка. Было нестерпимо больно, душно». Позже выясняется: девочка болела, и это был «бред целую неделю».

Да, картинка жутковатая, и осадок после прочтения очень тяжелый. Так что тут скорее не пропаганда наркотиков, а их антиреклама. Так что же именно возмутило активистов?

- Совсем недавно этот рассказа переиздали, причем в серии книг «Юношеская библиотека» - с маркировкой «12+». Его включили в программу внеклассного чтения в школе. Это и вызвало шквал негодования у участников круглого стола. – заявил корреспонденту «Комсомольской правды» - Красноярск Эдуард Яговдиков, член общественного совета при митрополии. – Нас возмутила именно эта маркировка издания - «12+». Стояло бы на книге «18+», никаких бы претензий. Кстати, в работе круглого стола участвовали 17-летние студенты. Ребята прочитали рассказ, а после высказались: «Интересно, но противно. Нельзя, чтобы такое попало в руки 12-летнему ребенку». Психологи, педагоги, входящие в наш совет, считают также: если в произведении настойчиво повторяются слова «глюк», «таблетки» и прочее вкупе с элементами «шикарной» жизни, у ребенка может возникнуть желание все это попробовать. Конечно, ни о каком запрете не может идти и речи. Просто мы требуем, чтобы рассказ не рекомендовали детям.

На книге - четкая маркировка "12+".

На книге - четкая маркировка "12+".

Фото: Светлана ВАЛИУЛИНА

Возможно, 12-леткам и правда, сложно будет осилить это произведение. Но, в интернете мы легко нашли методические разработки уроков внеклассного чтения по тому самому скандальному рассказу. Они предназначены для школьников 8-10 классов, ребят 14-17 лет.

«Глюк» в них рассматривается как «зеркало социальных и нравственных проблем нашего общества». Среди заявленных целей урока – «формирование негативного отношения к наркотикам». То есть рассказ разбирают как притчу о добре и зле, завершая все это нравоучительным выводом о вреде наркотиков. Вполне безобидно, и даже полезно, вы не находите?

"Затрагивание темы не есть пропаганда!" - пишет Людмила Петрушевская. Фото: соцсети.

"Затрагивание темы не есть пропаганда!" - пишет Людмила Петрушевская. Фото: соцсети.

Но, как это сейчас принято, разбираться никто не стал, - блоггеры и некоторые СМИ тут же поспешили дать скандальную новость про вредительство писательницы.

- Вчера я обнаружила в 11 блогах сообщения на эту тему с адресом, где подробно описывалось заседание в Красноярске, - говорит Людмила Петрушевская. - Но так можно далеко зайти: например пьесу «Чинзано» заподозрить в пропаганде алкоголя, не разрешенного к ввозу в Россию. Или пропаганду людоедства в романе «Номер Один, или В садах других возможностей». Найти затрагивание темы проституции в рассказе «Такая девочка, совесть мира». Только затрагивание темы не есть пропаганда. Как это объяснить. Говорил же классик – «Не могу молчать».

Будут ли настаивать общественники на возбуждении дела против Петрушевской пока неизвестно. «Комсомолка» следит за развитием событий.

ОПРОС "КП"