2016-12-29T12:51:36+03:00

Петр Гаврилов: Честность – основа безопасности

О ценности специалистов атомной отрасли, о новых прорывных технологиях, о том, чем войдет 2016-ый год в историю предприятия рассказал на традиционной встрече с журналистами в пресс-центре «Комсомольской правды» генеральный директор Горно-химического комби
Поделиться:
Комментарии: comments1
Петр Гаврилов, генеральный директор ГХКПетр Гаврилов, генеральный директор ГХКФото: Мария ЛЕНЦ
Изменить размер текста:

Подводить итоги уходящего года именно в пресс-центре «Комсомолки» - уже многолетняя традиция для генерального директора ГХК Петра Гаврилова. И встреча началась именно с этого.

- Самое знаковое событие года, пуск завода по производству МОКС-топлива был отмечен на федеральном уровне президентом России. Владимир Владимирович Путин назвал это достижением России, поскольку мы сумели ввести в эксплуатацию завод МОКС-топлива, а американцы - нет. Причем американцы потратили существенно больше денег и времени на строительство, и такая высокотехнологичная держава как США не смогла сделать то, что смогли мы здесь, на российской земле. Работали лучшие умы, концентрация усилий дала синергетический эффект. Конечно, это достижение не только ГХК, но и всей госкорпорации «Росатом».

- А есть ли заказ на МОКС-топливо?

- У нас есть госконтракт на поставку МОКС-топлива для реактора БН-800 на Белоярской АЭС. До 2019 года уже все расписано: на 2017 год мы получили заказ на половину мощности завода, и это очень хорошо! А в 2018 году выходим на полную мощность. Выходить на международный рынок пока планов нет, нам хватит работы в России, мы должны полностью загрузить быстрый реактор БН-800 Белоярской АЭС. Собственно, наш завод строился специально под этот реактор.

- А как с экономикой производства? Вы конкурентоспособны?

- Да. За счет высочайшего уровня автоматизации мы добились экономической эффективности. Плутоний, который используется в производстве МОКС-топлива, он более радиоактивный, чем уран, и, чтобы не давать лишнюю дозовую нагрузку на персонал, наше производство имеет высокий уровень автоматизации.

Фото: предоставлено пресс- службой ГХК

Фото: предоставлено пресс- службой ГХК

- Как идет работа над проектом «атомной батарейки»? Когда вы готовы начать серийное производство?

- В основе «атомной батарейки» со сроком службы более 50 лет - не существующий в природе изотоп никеля-63.

Изотоп никеля-63 обладает уникальными свойствами и позволяет создавать источники питания нового поколения с длительным сроком службы и безопасные с биологической точки зрения. Работы в этом направлении в разных странах ведутся уже более полувека, и пока никому не удалось создать такой источник питания достаточной мощности.

У нас есть пакет ноу-хау по получению никеля с высоким (более 80%) содержанием 63-го изотопа. Лучшие из заявленных зарубежных аналогов достигают 20% обогащения.

Мы уже подготовили никель-63 и передаем его на Электрохимический завод в Зеленогорске. Там его обогатят до высокой концентрации и во втором квартале 2017 года мы планируем выпустить первый образец. Это будет опытное изделие, но очень важно, что оно будет уже не на бумаге, и не в головах, а в реальности.

Любое высокотехнологичное изделие сначала изготавливается «вручную». Потом отрабатывается технологическая цепочка. И потом начинается производство, исходя из потребности рынка. Мы понимаем потребности, но объемы и очень многое зависит от конкретных заказчиков. Если будут большие объемы, организовать серийное массовое производство можно за два года.

Фото: предоставлено пресс- службой ГХК

Фото: предоставлено пресс- службой ГХК

ГХК – системный интегратор проекта, наша задача создать необходимую концентрацию технологий, чтобы получить высокотехнологичное прорывное изделие. Серийное производство может быть организовано и на другом предприятии, но в любом случае мы будем выполнять ту часть работы, которая связана, например, с наличием лицензий на работу с ядерными и радиационными материалами, то, что кроме нас никто не сделает.

Элементы питания на никеле-63 могут применяться в медицине как источник питания нейростимуляторов и кардиостимуляторов. Представьте, у человека больное сердце, а ему надо еще раз в 7-10 лет делать операцию по замене источника. Если будет источник питания на 50 лет – это практически на всю жизнь!

Наши соседи, ИСС имени Решетнева, производители спутников мирового класса, заинтересованы применять их. Температурный диапазон работы космического аппарата очень велик, от огромных минусов до огромных плюсов, ни один химический элемент питания не способен работать в таких условиях. Период полураспада, в том числе никеля-63, не зависит от температуры, давления, вакуума, вообще ни от чего, это свойство этого элемента. Появление таких источников позволит качественно изменить принципы конструирования электронных приборов. Можно на каждый датчик поставить такой источник питания и это избавляет от лишних «проводов» и снижает вес космических аппаратов, где каждый килограмм буквально на вес золота.

- В этом году дочернее предприятие ГХК представило новое перспективное направление– изготовление светодиодной продукции. Как продвигается работа и как вы ее оцениваете?

- Три года назад из вспомогательных подразделений мы образовали семь дочерних предприятий, которые стали самостоятельными юридическими лицами со 100-процентным капиталом ГХК. Я опасался, сумеют ли они выжить. Выжили все. И должен вам сказать, что очень много зависит от руководителей. Руководитель одного из этих предприятий изучил рынок, и нашел свою новую нишу – изготовление светодиодной продукции. Есть широкая линейка приборов под разные потребности, все они – энергосберегающие. Новые светильники - надёжнее и долговечнее, не содержат вредных веществ и не требуют дорогостоящей утилизации. Кроме того, они не боятся вибрации, большого перепада температур и повышенной влажности, которые встречаются на объектах промышленной площадки комбината. Но основное достоинство – это низкое потребление электроэнергии при более высоких показателях освещённости.

Мы применили светодиодные светильники на комбинате и за год сэкономили на электроэнергии 15 миллионов рублей. Это очень положительный эффект. Производство светодиодной продукции расширяется, есть заказы. Еще раз подчеркну, все зависит от руководителя. Как говорят в народе, каков поп, таков и приход.

И то, что тяжело на рынке выживать – может и непросто, но все зависит от людей.

- В этом году ГХК получил два международных патента по теме «Способ переработки ОЯТ». В чем их суть и значимость для предприятия, для отрасли?

- Там, где есть хайтековские технологии, нужны прорывные идеи, нужно всегда быть на шаг впереди, - это одна из ценностей госкорпорации «Росатом». И чтобы выходить на мировой рынок цивилизованно, надо патентовать свои разработки, свою интеллектуальную собственность. Одна из стратегических задач Росатома – выход на международный рынок. И Россия обладает рядом технологий, которые помогут зарубежным коллегам решить их проблемы. Сегодня лидерами в области переработки отработавшего ядерного топлива являются Россия, Франция и Япония. Те технологии, которые мы предлагаем, позволят усовершенствовать заводы по радиохимической переработке ОЯТ. Во Франции это завод UP-3, а в Японии это завод Rokkasho. Они смогут с нашей помощью существенно повысить экологическую безопасность и эффективность переработки отработавшего ядерного топлива. Недавно был в Японии, японцы очень активно интересовались, мы предлагаем покупать патент.

Фото: предоставлено пресс- службой ГХК

Фото: предоставлено пресс- службой ГХК

Суть этой технологии в том, что она позволяет исключить образование жидких радиоактивных отходов при переработке ОЯТ, а это качественно иной, более высокий, уровень экологической безопасности.

- 2017 год будет годом экологии. Расскажите, как складываются отношения ГХК и экологов?

- Большинство экологов заинтересованы в повышении экологической безопасности, и за 10 лет, что я работаю на комбинате, мы выстроили с ними конструктивный диалог. И если мы выполняем какую-то значимую экологическую работу, мы их приглашаем, они видят начальную стадию, промежуточную и конечную стадию создания объекта, видят и оценивают технологии, которые мы применяем. Экологии уделяется огромное внимание на федеральном уровне. С 2008 года Росатом выполнял Федеральную целевую программу «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года». Множество объектов наследия по всей стране выведено из эксплуатации и приведено в безопасное радиационное состояние. Темы экологии постоянно обсуждаются с ведущими экологами на уровне Росатома в рамках ежегодного Форума-диалога. Специалисты-экологи входят в Общественный Совет при генеральном директоре Росатома, то есть они с ним в личном контакте имеют возможность оперативно поднять любой вопрос. И этот Совет создан по инициативе Росатома. Работа по экологическому мониторингу объектов наследия и экспертизе новых технологий идет постоянно. И я считаю отношения с экологическими организациями России абсолютно нормальными. Другое дело, что есть люди, которые называют себя экологами, но при этом не слушают и не понимают аргументов.

- И в продолжение темы экологии. Что вы будете делать в этом направлении в 2017 году?

- Уже есть новая федеральная целевая программа «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016 год и на период до 2030 года», ФЦП ОЯРБ-2. Новая ФЦП во многом стала возможной потому, что успешной была первая программа, по эффективности исполнения ей нет равных. Напомню, первая ФЦП выполнена на 103,4% за те же деньги. В новой ФЦП ОЯРБ-2 Горно-химическому комбинату поставлен ряд задач. По сути, все наши новые объекты это обеспечение экологической безопасности ядерного топливного цикла России. В итоге будет качественно повышена радиационная безопасность России и Красноярского края.

- Традиционно, как только подведены итоги минувшего года, возникает вопрос, а что дальше? С чем идете в 2017-ый?

- Все, что мы построили в 2015 году, а это, напомню, семь объектов федерального значения, надо было оживить, отладить режимы, обеспечить рост производства – это было задачей 2016-го года. В 2017 году будем выполнять госзаказ. Это, по сути, рестарт Горно-химического комбината с новыми производствами, с самыми современными в мире технологиями. Это выпуск МОКС-топлива, это обращение с ОЯТ на качественно новом безопасном уровне, потому что введены в эксплуатацию новые воздухоохлаждаемые хранилища. Продолжается отработка процессов на первом пусковом комплексе Опытно-демонстрационного центра (ОДЦ) по радиохимической переработке ОЯТ, строится второй пусковой комплекс ОДЦ. Идут работы по выводу из эксплуатации трех остановленных уран-графитовых реакторов. Это очень непростая работа и длительная.

- Каким будет коллективный договор на 2017 год: что сохраните, что отмените, что добавите?

- Профсоюз у нас боевой, отстаивает интересы трудящихся. И предыдущий Коллективный договор мы полностью выполнили с трудовым коллективом. Согласовали и продлили договор еще на три года. Ключевой момент – индексация заработной платы пропорционально темпам инфляции. Для этого нам будет необходимо, обеспечить рост производительности труда.

- А не приведет ли повышение производительности труда к сокращениям, как это обычно бывает?

- Особенность ГХК в том, что у нас есть старый комбинат и есть новый, который мы только что построили. Мы переучиваем людей и переводим со старых производств на новые, с более высокой производительностью труда. Это профессионалы высочайшего качества, и очень честные. Хочу заметить, что в атомной отрасли честность - это основа безопасности. Даже если что-то не так, они докладывают реальную обстановку. Это нужно для того, чтобы не допустить никаких отклонений от безопасной эксплуатации.

Для ветеранов, которые говорят, что им тяжело переучиваться, мы создали льготный коридор, по которому они могли бы спокойно выйти на пенсию. В этом «коридоре» они получают очень достойный разовый бонус, и у многих из них ДМО – специальная «атомная пенсия», которая примерно в три раза больше обычной. Эта пенсия специально для людей, которые верой и правдой служили стране, обеспечили ядерный щит и мир на планете. Руководство страны сделало все, чтобы сохранить критические знания в атомной отрасли, а знания – в головах у специалистов. Именно эти люди обеспечили у нас запуск завод МОКС-топлива. Американцы их растеряли и потому не смогли запустить аналогичное производство. Самое главное и ценное, что у нас есть в атомной отрасли – это человеческий капитал.

- Красноярск готовится к Универсиаде. А Железногорск готовится?

- Со спортом мы дружим, проводим очень много соревнований, есть своя отраслевая Атомиада, летняя и зимняя. Наша команда не раз становилась победителем и призером краевой спартакиады трудящихся. Любители мини-футбола хорошо знают нашу команду «Енисей-ГХК» - многократных чемпионов Красноярского края. Ильдар Габбасов – трехкратный чемпион мира и Европы по кикбоксингу, Сергей Лопатин – чемпион мира по тяжелой атлетике среди ветеранов. Спортивные достижения есть. У нас в отрасли всегда были мастера спорта, чемпионы мира и даже Олимпийские чемпионы. Но Универсиада это состязание студентов, а у нас работают уже дипломированные специалисты.

- Какие наказы от жителей Железногорска и Сухобузимского района есть у вас, как у депутата Заксобрания?

- Депутатство дается очень непросто, поскольку нагрузка руководителя такого комбината, да еще в момент такого масштабного развития весьма значительна. Но и работа в Законодательном собрании необходима для территории. А раз надо – значит, надо. Люди обращаются постоянно. Последний прием продолжался три часа. Из того, что особенно запомнилось, пример старинного села Большой Балчуг. В прошлом году ко мне обратились с просьбой организовать работу школы так, чтобы ее не закрывать.

У меня очень сильная, очень профессиональная команда помощников, придумали дистанционное обучение через интернет. Компьютеры нашли в районе, а вот ближайшая точка доступа интернета на расстоянии 20 километров. Я помог с установкой тарелки космической связи, оплату трафика взяло на себя министерство образования края. Сейчас уже есть уверенность, что школа продолжит работать и не надо детей отвозить в интернат. И школу в селе сохранили. Ведь не секрет, как только закрывается школа, люди начинают уезжать, ведь им надо растить детей.

В итоге образование в селе Большой Балчуг получилось даже лучше, чем в обычной школе, где на 30 учеников один учитель. А здесь учитель работает с учеником практически индивидуально. И сегодня этот опыт можно распространить и на другие села, у которых есть такая проблема.

Уверен, что депутатами должны быть профессиональные политики. Депутатство требует очень много времени и надеюсь, что в будущем на смену придут молодые профессионалы.

- В нашем крае многоукладная экономика: от натурального хозяйства народов Севера до высокотехнологичных производств Горно-химического комбината. Как влияет работа ГХК на экономику края?

- Государство дает деньги не всем. Чтобы получить инвестиции, надо доказать свою эффективность. Объем финансирования Горно-химического комбината за последние 8 лет составил 75 миллиардов рублей – это примерно по 10 миллиардов в год. Ни одно предприятие атомной отрасли или Красноярского края не может в этом сравниться с ГХК. А это размещение заказов, это новые рабочие места. В итоге – уже не 75, а около 116 миллиардов рублей вложений в экономику Красноярского края.

- Создаете ли вы кадровый запас для предприятия?

- Новая форма взаимодействия с вузами - базовые кафедры. Есть такое русское слово «созидать», и базовая кафедра позволяет выращивать созидателей. У нас такая кафедра создана совместно с СФУ. Будущие специалисты могут приезжать на ГХК, работать на нашем оборудовании, самом современном в мире, погрешность измерений – вплоть «до атома»! И «атомную батарейку» мы делаем вместе с красноярскими вузами. Хотя основная часть специалистов-атомщиков приходит все же из Томского политехнического университета, это исторически основной вуз по подготовке кадров для атомной отрасли. Знание английского языка для атомщика – обязательно. У нас говорят так: не знаешь – освободи место.

В общем и целом кадровый потенциал формируется заблаговременно, в соответствии с графиком ввода новых производств и реализации проектов. Как по целевому набору с вузами, так и на конкурсной основе.

- Вы доктор наук, директор предприятия мирового уровня, депутат Заксобрания. Поделитесь секретом, как вы все успеваете?

- На первом месте - самоорганизация. Обязательно должны быть помощники, и они есть, очень сильные профессионалы. У каждого есть свои личные недостатки, но оценивая людей в команде, на первый план я всегда ставлю профессионализм. Очень важно заниматься спортом, это жизненно необходимо, без спорта таких нагрузок не выдержать. И конечно нельзя терять интереса к тому, что вокруг происходит в жизни. Сейчас много интересного и в технологиях, и в искусстве. Недавно был в Москве в командировке, вечером купил «последний билет» на выставку Айвазовского. С большим удовольствием посмотрел его картины в оригинале! В Священном писании сказано «Возлюби ближнего как самого себя», и чтобы ближнего, надо и себя любить. Надо заниматься спортом, саморазвитием, самоорганизацией. А чтобы везде успевать, надо быть беспощадным к себе.

НАША СПРАВКА

Горно-химический комбинат - Федеральная ядерная организация, Федеральное государственное унитарное предприятие, (ФЯО ФГУП «ГХК»), предприятие Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом», дивизион ЗСЖЦ. Ключевое предприятие Росатома по созданию технологического комплекса замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ) на основе инновационных технологий нового поколения.

Дорогие коллеги, железногорцы, жители всего Красноярского края!

От души поздравляю всех с Новым годом! Желаю крепкого здоровья, благополучия, мирного неба. Счастья вам, тепла и света!

Петр Гаврилов, генеральный директор ГКХ.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также