Общество24 февраля 2016 10:02

Железногорцы показали КЭФу мирный атом

Горно-химический комбинат показал на Красноярском экономическом форуме, как идут дела с замыканием ядерного топливного цикла
Петр Гаврилов,  генеральный директор Горно-химического комбината

Петр Гаврилов, генеральный директор Горно-химического комбината

Фото: Мария ЛЕНЦ

Экспонат - тепловыделяющая сборка для МОКС-топлива под быстрый реактор БН-800, как Джоконда в Лувре, привлекал внимание участников и гостей КЭФ.

Красноярские атомщики на сегодняшний день достойны много «лайков» и других способов признания. Пока весь мир уныло пребывает в состоянии «отложенных решений», как принято называть сегодня беспомощность, наши сибирские ребята на Горно-химическом комбинате в Железногорске выходят на новый уровень понимания того, что есть сегодня атомная энергетика. Вот представьте – сначала в Америке сделали атомную бомбу. Потом бомбу вынуждены были сделать мы. Возник ядерный оружейный паритет. Атомную энергетику первыми сделали мы, потом ею увлеклись все страны ядерного клуба. Но атомная энергетика давала человечеству слишком много свободы, она лишала корпорации и монополии инструментов давления и власти, и ее развитие было остановлено политическими решениями, которые заблокировали инвестиции в ее развитие. И главной жертвой здесь стало как раз отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), которое из чисто технической проблемы во многом превратили в инструмент политических манипуляций. После распада Советского Союза только Франция оставалась возмутительницей спокойствия и создала замкнутый ядерный цикл первого поколения. Но и она была вынуждена остановить свой «быстрый» реактор «Суперфеникс» не совсем по техническим причинам. И таким образом единственный быстрый реактор промышленной мощности БН-600 остался только в России, а буквально три месяца назад к нему добавился новый БН-800 , там же, на Белоярской АЭС. Французский цикл первого поколения допускает один-два рецикла, и быстрый реактор – ключ к снятию этого ограничения. А МОКС-топливо в быстром реакторе, это ключ к снятию ресурсных ограничений, - эта технология превращает в топливо уран-238, который прямо сейчас лежит на складах, - лет на пятьсот хватит. При этом атомная генерация не дает выбросов парниковых газов, она может быть безграничной.

И вот все эти проблемы близки к практическому разрешению на Горно-химическом комбинате, Росатом взял курс на выход из отложенных решений и создание технически совершенного жизненного цикла ядерных материалов.

- МОКС-производство для быстрых реакторов – это прорывная технология, и Россия – лидер в этом технологическом прорыве, - рассказал журналистам на КЭФ генеральный директор Горно-химического комбината Петр Гаврилов. – В прошлом году на Белоярской АЭС ввели в строй реактор на быстрых нейтронах БН-800. МОКС-производство нашего комбината позволит обеспечить его топливом. Преимущество нашей технологии в том, что она позволяет работать с плутонием любого изотопного состава, а это открывает и возможности международного сотрудничества.

Американцы не смогли сделать подобный завод, хотя потратили на это 9 миллиардов долларов за 8 лет. То есть как минимум один субъект, которому такое сотрудничество могло бы быть интересно, уже есть, не зря же они столько лет упирались, значит, оно им надо.

Но главный момент замыкания ядерного цикла - это, пожалуй, переработка ОЯТ. Вот топливо отработало в реакторе, часть урана распалась и превратилась в стронций, цезий, кобальт и еще много-много разных химических элементов. После переработки ядерные материалы возвращаются в топливный цикл и снова работают в реакторе, а изъятые изотопы могут найти применение уже во многих отраслях современных технологий – это сегодня развивающийся рынок. На Горно-химическом комбинате это будут делать на ОДЦ – опытно-демонстрационном центре, пусковой комплекс которого сдали в прошлом году. То есть ОЯТ переработают на ОДЦ, потом сделают из него МОКС-топливо и снова отправят работать в реактор. И так много-много раз. В сто раз сокращается количество ядерных материалов в обращении.

За последние семь лет на комбинате по федеральным целевым программам реализовано 75 миллиардов рублей капитальных вложений. Построены новые производства, выводятся старые, еще оборонной миссии, когда здесь делали плутоний для ядерного оружия. И специально для КЭФ – здесь трудно кого-то удивить замыканием ядерного топливного цикла, могут не понять, а вот перспективы «ядерной батарейки» увлекают всех. Атомщики Железногорска готовят к выпуску миниатюрную батарейку на изотопе никеля 63 для питания кардиостимуляторов, которая может работать 50 лет. Никеля 63 в природе не существует, но его сделают. Атомщики это умеют.