Boom metrics
Происшествия3 сентября 2015 12:11

Житель Таймыра потерялся в тундре и блуждал 17 дней

Голод, холод и хищники – все это не испугало мужчину и не отбило страсть к рыбалке в диких местах
Житель Таймыра потерялся в тундре и блуждал 17 дней

Житель Таймыра потерялся в тундре и блуждал 17 дней

Фото: Татьяна ПАНТЮШЕВА

В тундре, куда взгляд ни кинь – просторы необъятные, километры и километры до самого горизонта. Жители этих мест в Таймырском районе Красноярского края – долганы, ненцы и другие северные народы – испокон веков в тундру ходят зверя и птицу бить, рыбу ловить, грибы и ягоды на зиму запасать.

На озеро своего детства

36-летний Степан Еремин живет в поселке Катырык всю свою жизнь, и окрестные озера уже не раз объездил. А когда ему было лет двенадцать, отец брал его с собой на озеро Матуду. От Катырыка до него километров 130 будет по прямой, а то и больше.

А тут друзья-рыбаки засобирались на дальние озера, предложили: «Поехали с нами. Рыбы наловим, оленьи рога поищем!». Степан сразу согласился. Собрали снаряжение, палатки, еды, чтобы хватило на неделю, а то и больше. Утром 2 августа выехали вчетвером на двух квадроциклах. Переправились через реку Хету и взяли курс на северо-запад. Через несколько часов добрались до места – промысловой точки «Кривая». Когда выгрузились и обустроились, товарищи Степана начали готовить удочки.

Степан Еремин верил, что его ищут. Фото: из личного архива Степана Еремина

Степан Еремин верил, что его ищут. Фото: из личного архива Степана Еремина

- В какой стороне озеро Матуда? – спросил он. Очень захотелось побывать в том месте, куда ездили в детстве с отцом. Посмотреть, цела ли там старая рыбацкая избушка.

- Туда, – один из друзей махнул рукой в направлении озера. – Километров 20 отсюда. Только гляди, до вечера вернуться надо.

По расчетам Степана, он должен был успеть до сумерек сгонять на озеро и вернуться обратно.

Путешествовать на квадроцикле по тундре удобно – легкая и мощная четырехколесная техника пролетает мелкие кочки и ручьи. Но тут на пути появилась речка. «Эх, такую на квадрике не перемахнуть!», - разочарованно подумал мужчина. Постоял, подумал и решил вернуться.

На обратном пути он вдруг понял, что заблудился. Пейзаж вокруг был совершенно незнакомый. Откуда приехал – не помнит, а солнце в такое время года – плохой ориентир. Мобильная связь в их краях только над крышами домов и бывает. Какой GPS-навигатор?

- Я не знал те места, - рассказывает Степан. – Но я верил, что меня найдут друзья. Мне с детства еще старшие говорили: «Если заблудишься, не мечись по тундре, а стой на одном месте и жди подмогу».

Семнадцать долгих дней

На свое счастье, Степан не успел сгрузить с квадроцикла палатку и спальный мешок. Но вот еды у него не было – рассчитывал ведь к ужину вернуться на точку. Спичек не взял, рыболовных снастей - тоже.

Мужчина поставил палатку. Когда одолевал голод, он набирал полные ладони спелой сочной голубики и морошки. Запивал холодной водой из реки.

В заполярье в августе лето уже заканчивается. По ночам было холодно, температура опускалась до нулевой отметки. Днем не поднималась выше 15-17 градусов. И постоянно дул ветер, он пронизывал палатку насквозь. Звуки и шорохи по ночам напоминали, что он в тундре не один. Где-то недалеко подвывали волки и урчал медведь. А однажды к палатке совсем близко подошла росомаха. О ней охотники говорят: «Росомаха и на человека напасть может». Но ему повезло.

День тянулся за днем, ночь за ночью. От ягоды уже сводило челюсти, а рыба и птица просто так в руки не дается. Поймал бы – так и съел бы сырую. Временами, как признался Степан, ему просто нестерпимо хотелось горячего супа или чая. Он ждал и верил, что его ищут. Даже когда пошел семнадцатый день…Ибо отчаяние для долгана в тундре – последнее дело.

Неожиданно он услышал непонятный звук, тот нарастал все сильнее, пока не превратился в отчетливый гул вертолета. Ослабевший мужчина выполз из палатки.

- Когда я увидел людей, я был в шоке от радости. Я даже не помню, сколько за мной прилетело спасателей, - вспоминает Степан.

Первое, что услышали от него спасатели, спустившись из вертолета, было: «Я есть хочу!».

Искать до последнего

Когда Степан не вернулся к друзьям, они забеспокоились. Всю ночь по очереди выходили из избушки и прислушивались, не тарахтит ли где квадроцикл. Утром 3 августа по спутниковому телефону они связались с главой поселка Катырык. Тот позвонил в полицию Хатанги: «У меня человек пропал, найти не могут. Помогайте».

Искала полиция, искали товарищи. Две недели поисковые бригады мотались по тундре – высматривали, кричали, стреляли в воздух. Никаких результатов. И тогда куратор спасательной операции – начальник территориального отдела администрации Хатанги Андрей Курбацкий – позвонил в Дудинку, столицу Таймыра. Там приняли решение: надо отправлять на поиски вертолет.

19 августа в 9.55 утра вертолет вылетел из Хатанги. На борту 3 спасателя, фельдшер, 2 сотрудника полиции, сотрудник следственного комитета, представитель МЧС.

Стоит живой и улыбается

Минут сорок они летели низко над тундрой, внимательно высматривали каждую точку. И увидели – стоит Еремин, задрал голову вверх и рассеянно улыбается. Первым из вертолета спустился медик и чуть ли не бегом кинулся к Степану. И услышал: «Кушать хочу». Ну, если голодный, значит, живой. Медик осмотрел горе-рыбака – руки-ноги целые, сердце бьется. Правда, лицо серое, исхудавшее, так это понятное дело, 17 дней на ягоде и воде – плохая диета для взрослого мужчины.

Когда прилетели в Катарык, Степану дали с семьей повидаться, успокоить, а потом увезли в Хатангу, в больницу.

Иван Никулич, и.о. начальника полиции Хатанги, так прокомментировал историю Степана:

- Погода там часто меняется, прошел дождь – и местность уже не узнать, где был ручей – появилась река. Иной раз даже опытный охотник теряется. Неудивительно, что Еремин сбился с пути, он ведь так далеко от дома раньше не заезжал. Считайте, что в тех местах был впервые.

Дома не сидится

Жена Степана Люба всю эту поисково-спасательную эпопею переживала стойко.

- Я удивилась, когда он засобирался на дальнюю рыбалку, - призналась Люба. – А потом когда узнала, что потерялся, не поверила в плохое, чувствовала, что он найдется. Мы же местные, к жизни в тундре обученные. Когда Степана привезли домой, не смогла сдержать слез – они сами побежали. И слова сказать не могла тогда.

Несколько дней Степана понаблюдали в Хатангской больнице. Здоровье у него отменное, северное, так что быстро пришел в норму. На вопрос, не отказался ли он от своих планов побывать на озере Матуда, он с энтузиазмом ответил: «Конечно нет! Я еще раз туда поеду».