Премия Рунета-2020
Красноярск
+19°
Boom metrics
Происшествия25 апреля 2013 13:11

В Хакасии врачи встали на защиту коллеги, обвиняемого в убийстве младенца ради статистики

Медики спасают завотделением, или... себя? [фото]

Заведующего отделением гинекологии копьевской районной больницы (Хакасия) арестовали прямо у дверей операционной.

- Мы только что операцию закончили, вышли, а у дверей полиция! – ошарашенные медсестры рассказывают, как уводили заведующего. – Даже халат Александру Владимировичу не дали снять!

В этот же день, 16 апреля, по больнице разнеслась новость: Александру Тыште грозит до 20 лет тюрьмы. Его обвиняют… в убийстве новорожденного!

Не хотел портить статистику

26 февраля у 18-летней Вики Михайловой родилась двойня. Один малыш здоровый, второй с тяжелой патологией. Принявший роды завотделением, Александр Тышта, бросил на ребенка взгляд: «не жилец»…

— Врач сделал вывод о том, что выявленные патологические изменения несовместимы с дальнейшей жизнью ребенка, - рассказывают в Следственном комитете республики Хакасия. – И этот случай будет зарегистрирован в показателях как негативный, отразится на статистических данных лечебного учреждения. Речь идет о статистике по перинатальной смертности, она считается с 21-й недели беременности и до 7-8 суток жизни. Если ребенок умер именно в этот период, врачу приходится писать множество бумаг, отчитываться, объясняться, почему так случилось. Плохие показатели по перинатальной смертности – это жирный «минус» всей больнице. Поэтому он не стал оказывать медицинскую помощь, проводить реанимационные мероприятия…

По предварительным данным следствия, врач вышел из палаты, налил в ведро воды, погрузил в него ребенка... Потом перенес бездыханное тельце в больничную кочегарку, где сжигают «биологические отходы», и сунул в печь. Велика вероятность того, что избавившись от малыша, врач мог подделать документы, у него, как у завотделением, была возможность сделать это (он либо «не провел» второго ребенка вообще, либо записал его как мертворожденного). Прошло полтора месяца, все было тихо. Как вдруг в больницу нагрянули оперативники.

Хорошая больница

Как такой ужас вообще мог случиться? Что за чудовище – заведующий отделением, готовый ради статистики убить ребенка? И почему о случившемся стало известно только через полтора месяца? Чтобы найти ответы на вопросы, мы отправились в Копьево.

Копьевская Центральная районная больница в Хакасии на очень хорошем счету. За 2012 год здесь умерло только 2 младенца до года, один от менингококковой инфекции, другой от неустановленного вируса (это данные Хакасстата). По показателям на 1 000 выживших младенцев до года больница эта района была в числе лучших. Все шло гладко до тех пор, пока не случилось ЧП.

— Прихожу в отделение в половине шестого вечера, а врачей нет, - возмущенно рассказывает педиатр Нина Назарова. – После операции Тышту забирают следователи, не дав даже переодеться. Пациентка, которая отходила в это время от наркоза, осталась без присмотра, она могла попросту поперхнуться рвотой. Забрали на допросы вообще всех врачей. А пациенты как, а если что-то случится? Мне непонятно, зачем так нас унижать? У врачей в районной больнице тройная нагрузка! Если хотите знать, мы в этой больнице живем почти. Что касается истории с убийством, то если бы у этого ребенка с его ростом и весом был хоть какой-то шанс на жизнь, ну неужели его бы не спасли? Это был мертворожденный плод. А с таким ростом и весом это вообще не ребенок, это называется биологическим отходом.

Об этом, - ребенок родился мертвым, в больнице твердят практически все медики. Его вес не дотягивал и до 500 граммов, а рост не превышал 20 сантиметров. При таких показателях ребенка называют словом «плод» и считают биологическими отходами, которые здесь по старинке «кремируют» в больничной кочегарке. Ни имени, ни таблички на кладбище.

Но зачем было топить умершего новорожденного в ведре?!

Однако разберемся пока в другом: почему полтора месяца все было тихо, и только потом объявилась полиция?

Признание

Как известно, нет ничего тайного, что однажды не становится явным. История гибели одного из двойняшек Виктории Михайловой выяснилась по стечению обстоятельств.

По неофициальной информации, Александра Тышту полицейские подозревали во взяточничестве, поэтому прослушивали его телефон. Однажды Тышта позвонил своему другу, тоже врачу, и по какой-то причине разразился откровениями: рассказал, как избавился от родившегося с тяжелой патологией ребенка. Прослушав разговор, оперативники охнули: они ждали всего, что угодно, но такое! 16 апреля Тышту арестовали, завели уголовное дело по статье «убийство лица, заведомо находившегося в беспомощном состоянии».

Но вот что непонятно: ведь доктор Тышта не мог один принимать роды, а потом втайне от коллег утопить ребенка? Как выяснилось, так и есть. Роды Вики Михайловой принимала бригада из семи докторов!

Выходит, если врачи говорят правду, и ребенок был мертворожденным, следователи выдумали жуткие подробности с ведром с кочегаркой? Зачем, неужели тоже улучшают показатели по раскрываемости преступлений? Или это доктора, посвященные в тайну, пытаются теперь выгородить не только доктора, но и себя?!

Малышка чувствует себя прекрасно

Малышка чувствует себя прекрасно

Сиротская доля

Защищая доктора, медики аж скрипят зубами, рассказывая про маму двойняшек, Вику. Да что вы от нее хотите? Сирота, неблагополучная! Молодая да ранняя, отец ребенка — неизвестно где, вместе с беременностью имела букет инфекций. А мы теперь должны страдать.

Действительно, а что же мама? Кто эта 18-летняя девушка, почему она ничего не заподозрила, а может быть, не захотела что-то выяснять? Почему, хотя бы, не требовала тело умершего близнеца, чтобы похоронить?

Семью Вики Михайловой, где росло семеро детей, разрушили «лихие 90-е». Некогда богатый совхоз, где работали мать и отец, развалился, они остались без средств к существованию и, в конце концов, сгорели от спиртного.

Отец Вики умер в 1995 году, мать пережила его на 10 лет, все это время продолжала пить горькую. Незадолго до гибели матери 10-летнюю Вику с сестрой и еще тремя братьями забрали. По сути, это спасло детям жизнь. Двое старших ребятишек, которые остались жить с матерью, погибли: один от наркомании, вторая от алкоголя.

Пятерых Михайловых отправили в Абазинский детдом, где они и жили некоторое время все вместе. Затем девочек, Олю и Вику, забрали к себе родственники, а мальчики, повзрослевшие уже к тому времени, поступили в училище. Время шло, Ольга от опекунов-родственников упорхнула, вышла замуж. А через некоторое время забрала к себе и Вику, которая ни в какую не хотела жить без сестры.

Районные власти выдали Ольге домишко на той же улице, где был пришедший в негодность родительский дом, буквально через дорогу. В итоге сейчас под одной крышей на 80 квадратных метрах ютится три семьи: Виктория с малышкой Миланой, Ольга с мужем и 2-летней дочерью Лерой, трое братьев Михайловых. Впрочем, Вике власти уже пообещали помочь с решением жилищной проблемы. По закону ей, как и ее братьям, обязаны предоставить полноценное жилье. Квартиру в Копьево Вика уже посмотрела, именно в нее она и переедет с маленькой дочерью.

В доме Ольги к приезду сестры с новорожденной Миланой подготовили детскую. Мы приехали сюда без всякого предупреждения, и застали то, что было… чистоту и порядок. На стенах свежие обои с веселым рисунком, стопки пеленок, памперсов, детская кроватка. Все очень опрятно. Несмотря на то, что живет здесь несколько семей, в доме чистенько, нет присущего алкогольной деградации запаха, нет и удручающей нищеты. В зале стоит «плазма», мягкая мебель, на окнах — цветочки, в общем, чувствуется рука женщины.

Перед домишком, кстати, установлена огромная «тарелка». Хоть в аале всего три улицы, и народу живет меньше сотни, а телевизор и тут смотрят, да и без Интернета нынче никуда. Вообще Малый Сютик производит впечатление довольно ухоженного аала. На всех трех улицах чисто, вот в одном доме семья после затяжной сибирской зимы убирает палисадник, вот бойкая женщина носит домой ведрами воду с деревенской колонки.

Кстати, в Малом Сютике есть и фельдшерско-акушерский пункт, и даже небольшая библиотека имеется. Сютиковцы, правда, говорят, что особенно чтением увлекаться некогда — в деревне работы всегда хватает.

Почему мать не потребовала тело ребенка?

Темноволосая щупленькая Вика прекрасно помнит, как 17 февраля попала в районную больницу, что находится в 10 километрах от Малого Сютика. У нее шла 36 неделя беременности, стал сильно болеть низ живота.

Просторная чистая больница со стационаром на 139 коек, врачи улыбчивые и доброжелательные к Виктории поначалу отнеслись хорошо. Обследовав молоденькую мать, врачи пришли к выводу, что есть угроза преждевременных родов.

— Сначала меня отправили на УЗИ, - вспоминает, слегка поежившись, Вика, — обследование показало, что с детьми не все в порядке. Меня хотели увезти за 200 километров в гинекологию в Черногорск, но потом почему-то решили, что оперировать будут здесь, в Копьево. На следующий день я пошла на ЭКГ, чтобы у детей прослушали сердцебиение. На процедуре сердце одного ребенка врач услышал, а второго — нет. До этого я проходила два УЗИ, последнее — в Абакане, все было нормально: говорили, что дети хорошо развиваются, и сердцебиение прослушивалось. А тут… даже не знаю, что случилось, он назначил операцию на 26 февраля.

Кесарево сечение, которое делали Виктории, было экстренным, работала бригада врачей: анестезиолог, два акушера-гинеколога — Александр Тышта и его жена Елена, — хирург, педиатр и медсестра. Последнее, что помнит в тот день Виктория, — то, как у нее становятся ватными от наркоза ноги:

— Когда я очнулась, Александр Владимирович сказал, что родился только один ребенок, а второй умер в утробе еще в 22 недели и появился мертвым. Врач сказал, что ребенок был урод, у которого по 6 пальцев на руках и гидроцефалия. Я попросила забрать тело ребенка, Александр Владимирович ответил, что его нету, что уже уничтожили, и мне не надо было даже на него смотреть...

Вика искала утешения в крохе, которая появилась на свет здоровенькой. Дала ей редкое мелодичное имя, Милана. Бытует мнение, что восьмимесячные детки рождаются слабенькими, но это точно не про Милану: при выписке рост девочки — 47 сантиметров, вес — 2 килограмма 55 граммов.

На вопрос, как отреагировала Вика на сообщение о том, что второй ребенок был жив, она, помолчав, сказала ровно два слова: «Я плакала…». Об Александре Тыште Виктория, по правде сказать, не проронила и дурного слова.

Про отца двойняшек Вика говорит очень мало. Хотя в деревне все про всех знают. И даже в районном отделе опеки говорят: любовь у них.

— Сейчас Виктория Михайлова является матерью-одиночкой, пособие от государства получает. Отца ребенка Вика, насколько я знаю, любит, поэтому дети были желанными, только он жениться не захотел, его мать против, - рассказала специалист по опеке Надежда Кучерова, - но это семейное дело, сами разберутся.

7 марта Викторию выписали, как и собиралась, она поехала к сестре в Малый Сютик...

Продолжение читайте на сайте в понедельник.