Общество

Невинно осужденный отсудил 1 800 000 рублей за ошибку следователей и судей

Красноярец отсидел ни за что в тюрьме три с половиной года
Невинно осужденный отсудил 1 800 000 рублей за ошибку следователей и суд

Невинно осужденный отсудил 1 800 000 рублей за ошибку следователей и суд

Фото: Мария ЛЕНЦ

Так случилось, что этого человека, Валерия Шерстобитова, я знаю лично. Образованный, начитанный, спокойный, тихий парень, скромный, молчаливый, вежливый. Нет, преступники бывают разные. И такие, из серии «мухи не обидит», - запросто. В случае с Валерием, несмотря на личное знакомство и уверенность, что ТАКОГО совершить он не мог, я по-журналистски ждала официальных результатов расследования. Наконец, эту историю можно считать законченной.

Поплатился за свою доброту

Около полуночи, в конце января 2002 года, Валерий возвращался домой с работы (он работал посменно технологом на заводе) и увидел на остановке десятилетнего мальчика. Взрослых рядом не было.

- Как потом выяснилось, ребёнок был психически нездоров. Да по нему это и видно было! – вспоминает Валерий. - Просто так пройти мимо него было невозможно, сердце-то не каменное! И я его пожалел. Зима была, ребёнок замёрз, хотел есть. Мальчик ничего не мог объяснить, не мог назвать свой домашний адрес, как потом оказалось, из-за своего заболевания он и не смог бы этого сделать. Как помочь, я не знал. Первая мысль была: купить ему что-то поесть, но магазины и павильоны уже были все закрыты. Поэтому я решил его отвести к своему семейному другу, чтобы его хотя бы накормили. Конечно, теперь я жалею о том, что не отвёл его в милицию….

Оказалось, показалось

В это время на остановке сидели и выпивали «под луной» две женщины. Одной из них показалось, что незнакомый мужчина… покупает мальчика у таксистов. Она начала кричать, накинулась на Валерия с кулаками, а потом забежала в ближайший павильон и попросила вызвать охрану. Уже потом выяснилось, что накануне она видела документальный фильм о педофилах, он впечатлил женщину настолько, что она начала видеть преступников во всех встречных. И Валерий, что называется, попал «под раздачу». Приехавшие сотрудники охраны отвезли мужчину в Кировский РОВД.

«Помню одно – били!»

- Мне ничего не объясняли, - рассказывает Валерий. - В дежурной части я два с половиной часа сидел до того, как со мной начали «работать» оперативники. Надели наручники, повели в кабинет. Только переступили порог, начали пинать…

Валерий помнит из той ночи одно: били. На теле почти не осталось живого места.

- Спустя некоторое время мне сунули лист бумаги и ручку, сказали: «Пиши!». Текст, который нужно написать, продиктовали. Я начал писать из-за того, что было уже невмоготу. У меня уже было чувство, что меня сейчас забьют до смерти, увезут и похоронят где-нибудь на пустыре или в Енисее утопят. И никто не узнает, где я, что со мной. Написал всю ересь, которую продиктовали: что купил мальчика, в присутствии женщин совершил преступление. Что было дальше, понятно: милиционеры представили это как явку с повинной.

«Никому нельзя верить!»

Против Валерия Шерстобитова возбудили уголовное дело по статье «Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста». При этом даже заявления от родителей ребёнка не было, к делу «пришивались» показания больного мальчика.

- Всё проводили какие-то экспертизы. Липовые! Например, экспертиза одежды, которая показала, что на одежде потерпевшего нашли две пылинки от моих вещей. А в протоколе чётко написано, что я сидел в кабинете на стуле, потом мальчик сидел на этом же стуле, эти ворсинки могли попасть на одежду именно тогда.

В основу вины положили показания ребенка. Хотя все эксперты – психиатры, психологи, с которыми я общался, говорят в один голос, что в силу своего заболевания он просто не мог таких показаний дать. Там был целый логичный рассказ. Даже, наверное, школьник-отличник не смог бы так рассказать. Но это уже никому не было важно.

Несмотря на все противоречия, в апреле 2002 года Кировский районы суд признал Валерия Шерстобитова виновным, назначив 8 лет лишения свободы. Он обжаловал приговор, собираясь делать это до тех пор, пока не докажет, что не виноват. В июне 2004 года этот же суд вынес повторный обвинительный приговор.

Тем временем к делу подключился красноярский юрист Куаныш Кожахметов, друг детства Валерия.

- Первая мысль была: Валерий на это не способен, - рассказывает он. - Я ж его с детства знаю! Всегда за девчонок, маленьких и слабых заступался, несправедливости терпеть не мог. А тут такое! Потом, когда я начал изучать материалы дела, уже как юрист увидел, что всё это оформлено как попало, с единственной, на мой взгляд, целью человека посадить и оправдать тем самым его незаконное задержание. Я сразу сказал Валерию, что у нас одна надежда: на Европейский суд по правам человека. С учётом такого давления обвинения, добиться правды без вмешательства Страсбурга нам не удалось бы.

Справедливость восторжествовала?

В 2007 году все в том же районном суде состоялось третье разбирательство. И на этот раз, на основании собранных адвокатом доказательств, случилось то, на что Валерий уже не надеялся: судья вынес оправдательный приговор.

- Еще 10 декабря 2004 года прокуратура Красноярского края поставила вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного преследования Шерстобитова за непричастностью к совершению преступления, - комментирует дело Шерстобитова Елена Пимоненко, старший помощник прокурора Красноярского края. - Ввиду отсутствия бесспорных доказательств его виновности и несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. В результате нового разбирательства по приговору Кировского районного суда Красноярска в 2007 году Шерстобитов был оправдан по пункту ввиду его непричастности к преступлению.

В 2010 году такое же решение вынес и Европейский суд по правам человека, куда еще раньше обращались Валерий с адвокатом. За три с половиной года, проведенные в тюрьме, Валерию по решению Европейского суда присудили возмещение морального вреда: 27 000 евро, возмещение расходов, связанных с обращением в Европейский Суд по правам человека – 1 100 евро. И еще 700 000 присудили в Кировском районном суде – за потерю той зарплаты, которую он мог бы получать все эти годы. Итого, если все сложить и перевести в рубли, - 1 880 200 рублей. Эти деньги Валерий недавно получил до копейки.

Материнское сердце не выдержало, друзья отвернулись…

Сейчас, по сравнению с пережитым, у Валерия все хорошо. У него семья, они с женой ждут рождения малыша. Даже на прежней работе его восстановили.

Но мечтает он о невозможном: чтобы все вернулось 10 лет назад и ничего бы не было. Слишком много боли это принесло, и ему, и самым близким людям. Друзья потерялись, остались только самые верные, а с мамой случился инсульт - всего за две недели до того, как ее сыну вынесли оправдательный приговор.

А был ли мальчик?

Сексуальное насилие – это всегда тяжкое преступление. А если оно совершено в отношении ребёнка - вдвойне. Было ли на самом деле в отношении ребенка совершено преступление? Кто это сделал, если не Валерий? А может, вообще ничего не было? Нам удалось найти семью того мальчика, которого ночью встретил Валерий. Дверь открыла его мама, Ольга. Женщина «без возраста» в худшем смысле этих слов, в мужских трико и футболке непонятного цвета.

- Что случилось с вашим сыном десять лет назад, Вы помните?

- Да чего уж тут, десять лет прошло…

- Ну, всё-таки?

- Да, это… приехала милиция, сказали, что сына нашли. Привезли в отделение, там сказали, мужик, что ли, его пытался изнасиловать. Что-то такое….

- Чем сын сейчас занимается? Как я понимаю, ему уже двадцать лет?

- Он же у нас на учёте стоит в этом самом… на Ломоносова (поликлиника психоневрологического диспансера).

- По-вашему, преступление всё-таки было?

- Ну, я не знаю… Раз этого задержали, значит, что-то было. Раз задержали, а потом и судили, значит, за дело…

- Так оправдали…

- Значит, не было. Откуда мне знать?

ДОСЛОВНО

«Налогоплательщики, образно говоря, скинулись и заплатили за эти грехи»

Уполномоченный по правам человека в Красноярском крае Марк Денисов:

- Ежегодно из Красноярска в Страсбург уходит порядка 200 обращений, красноярцы 11 раз сумели доказать свою правоту таким образом. Валерий Шерстобитов – один из одиннадцати. К великому сожалению, таких ситуаций, как случилась с Валерием Шерстобитовым, сегодня много. Только за прошлый год ко мне поступило 23 обращения от граждан подобного рода, когда сотрудники полиции применяли недозволенные методы дознания. Если рассматривать дело Валерия, с одно стороны я очень рад за него потому, что он смог всё-таки добиться правды. С другой стороны, всё это порождает во мне чувство неудовлетворённости тем, что человеку нужно обращаться куда-то за границу, к каким-то другим авторитетам, другим источникам права, потому что в родной стране он не сумел этого сделать. И, что самое печальное, Страсбург вынес вердикт, Россия заплатила, все налогоплательщики, образно говоря, скинулись и заплатили за эти грехи. А те люди, которые били, произвольно использовали закон, выносили приговор, привели к этому. Как сложилась их дальнейшая биография, хотелось бы узнать. Хотелось бы задать вопрос руководителям этих структур - полиции, суда, где виновные сегодня? Почему с ними ничего не произошло?