2018-02-21T20:45:58+03:00

Очевидец событий в Кандагаре: «Экипаж Ил-76 предупреждали, что еще один рейс – и их посадят»

Как на самом деле российский самолет с летчиками попал в афганский плен [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments22
Изменить размер текста:

- Не могли пилоты обливаться водой из бутылок! - комментирует одну из сцен фильма «Кандагар» красноярец Александр Маловечкин. – Вода там – самая большая ценность, примерно как у нас… ну, бутылка хорошего коньяку! И то, что экипаж льет питьевую воду друг на друга, а талибы спокойно на это смотрят – неправдоподобно!

В 90-е годы Александр Маловечкин (к слову, это бывший генеральный директор «AirUnion»), работал бортмехаником на Ан-12 в Арабских Эмиратах. Летал там же, где и арестованный экипаж Ила.

У него сохранился целый фотоальбом, где он снят на фоне арестованного «Ила» в Кандагаре, и любительское видео из аэропорта, где талибы насильно посадили в 1995 году экипаж Ил-76.

«Они прекрасно понимали, что везут, и чем это может закончиться»

- И летчики Ил-76, и мы, оказались в Арабских Эмиратах по одной причине: нам нужны были деньги, - рассказывает Александр. - В то время царил такой развал в стране среди авиакомпаний, что каждая из них сама искала себе работу. Я был бортмехаником в одной из сибирских авиакомпаний, те ребята – из татарского «Аэростана». Наши самолеты арендовала «Трансаэро», которая занималась в те годы перевозками грузов в Арабских Эмиратах.

"Ил" делал 14-й или 15-й рейс, вез патроны. И совершенно осознанно экипаж шел на это. В принципе, тогда было такое время: все зарабатывали деньги. Кто-то ради этого рисковал больше, кто-то меньше. И они прекрасно понимали, что они возят и куда возят.

- Это было не совсем легально?

- Это было не совсем морально прежде всего: возить патроны в страну, где идет война. Хотя по нашим российским законам они ничего не нарушали. И с точки зрения летчиков они выполняли свою работу: возили за деньги то, что им сказали…

Роль авиадиспетчера в фильме – одна из лучших

- Есть момент, о котором никто не говорит, я полагаю, потому что никто не знает - экипаж предупредили накануне: что еще один рейс, и их посадят. Как я узнал об этом? В Кандагаре работало два диспетчера: один гражданский, другой военный. Имени военного я не помню, а гражданского звали Азиз. Он работал с нами во время полетов, и мы общались с ним, когда садились в Кандагаре (об этих посадках расскажу чуть позже). Азиз говорил по-русски, и настроен был по-российски. В фильме, кстати, очень хорошо показана его роль, она одна из лучших: эта трагедия человека, который не хочет служить, но вынужден подчиняться тем условиям, в которых живет. Азиз был именно таким человеком. Ему нужно было кормить семью, у него было 11 детей.

Когда Ил-76 совершал последний перед «арестом» рейс, Азиз предупредил их командира Владимира Шарпатова: «Не летайте через Кандагар. Талибы знают, что у вас есть оружие, они вас посадят». Об этом разговоре Азиз рассказал мне лично. Но наше русское авось... В то время еще никто толком и не знал, кто такие талибы, думали: да откуда у них самолеты? И все, экипаж полетел.

Что они влипли, летчики поняли сразу же, как только увидели военный самолет. Экипаж прекрасно понимал, чем он занимается, и что его ждет. Но не в таком, конечно, масштабе. Они надеялись, что за них заступятся. Но никому в те годы это было не нужно, и афишировать не стоило…

Хотя связь с внешним миром арестованный экипаж не потерял. К ним прилетали журналисты, с ними разговаривали, передавали вещи и деньги. В свое время писали, что каждая гуманитарная помощь обходилась в 8-10 тысяч долларов. Но это глупость, это стоило только купить продуктов, самолеты туда летали каждый день.

Мы прилетели в Эмираты примерно через месяц после ареста того экипажа. О случившемся мы знали - история тогда попала в прессу, много писала и ваша «Комсомолка». Я работал в одной из сибирских авиакомпаний, и вот меня вызвали с экипажем, предложили лететь на работу в Арабские Эмираты. Мы спросили: «А куда именно летать»? «В Джалалабад, это в 170 километрах от Кабула в сторону пакистанской границы». Я посмотрел на карту, говорю: ребята, так это ж через Кандагар! Вы что, с ума сошли, зачем мне такая работа? Там одни сидят уже, нам не хватало туда же сесть! Но потом сели, посоветовались с товарищами: работы нет пока. Надо соглашаться. Прилетели в Арабские Эмираты, и стали летать в Джалалабад.

За каждую посадку в Кандагаре платили талибам по 400 долларов

- Какие грузы вы возили?

- Телевизоры и видеомагнитофоны. Весь смысл операции заключался в том, что самолет прилетал в Джалалабад, выгружал гору телевизоров, и так по 4 самолета в день. Эти телевизоры грузили на ишаков, верблюдов, лошадей, и везли в город Пешалар, который находится в 70 километрах от границы с Пакистаном. Минуя всякие посты и границы. Летали мы так: из аэропорта Шарджи в шесть утра взлетает один АН-12, за ним еще один, потом Ил-8, и через пять минут еще один АН-12. Так мы все строем летим через Персидский залив, проходим Иран, выходим в Афганистан, пролетаем Кандагар, идем на Кабул, и оттуда сворачиваем в Джалалабад.

Вставали мы в 4 утра, завтракали, в 5 выезжали, в 6 утра уже взлетали. Дело в том, что мы летали страшно перегруженные, - зарабатывали деньги. Вот и старались взлететь, пока еще не было очень жарко, самолету легче оторваться от земли. Все об этом знали. Тогда время было такое.

- Как вы оказались в самом Кандагаре, ведь там вы не должны были садиться?

- Это было 19 сентября. Самолет, на котором я летел, шел вторым, в нашем экипаже находился пилот всей группы.

И мы слышим разговор впереди идущего самолета с землей: «Садитесь в Кандагаре на досмотр». «Не будем садиться, у нас топлива не хватит». «Мы вас дозаправим». Наш командир понял ситуацию, говорит пилоту: «Саша, садись». Потом нам такая же команда нам: «Садитесь на проверку». И мы, уже и не пытаясь спорить, начинаем снижаться.

Есть такое понятие — глиссада, когда самолет входит в точку посадки и должен этой линии следовать. Мы заходим в глиссаду, и вдруг перед нами выскакивает военный самолет, пересекает курс, нарушая все авиационные законы.

Оказалось, это военный самолет талибов, он первый экипаж сопровождал, потом за нас взялся. Неприятный такой момент.

У них шутка была любимая: «Не будете связываться с землей, будете связываться с МИГом».

В общем, сели в Кандагаре мы, потом остальные — вся наша бригада села. Пришла группа товарищей в чалмах. Говорят: «Командиры, собирайтесь, поехали с нами». Мы думаем, все! Командиров повезут, следующие мы. На тот момент арестованные летчики сидели уже два месяца. А мы не знаем, за что их держат. Или потому что талибы просто злобные такие, или потому что считают их виноватыми. И лучше для нас был второй вариант, мы-то не виноваты ни в чем.

Ждали мы часа три. Вернулись командиры наши, говорят — вроде договорились. Талибы велели каждый день садиться в Кандагаре на проверку груза, чтобы оружие не возили в Кабул. И платить за посадку по 100 долларов с двигателя. С нашего Ан-12 получается, 4 двигателя, 400 долларов. Для нас это не много, а для них просто огромные деньги. Диспетчер тогда у них получал 5 долларов в месяц.

После этого так и пошло, я раз 50, наверное, в Кандагаре садиться.

Проверка проходила так: к нам приходил мулла, спрашивал: «Что везете? Телевизоры? А, до свидания». Пять минут осмотр занимает. А посадка-взлет почти час. Однажды, помню, встретил в аэропорту какого-то мужика. Сидит на стуле, на носке сбоку — дырочка... Оказалось, министр иностранных дел Татарстана. Говорит: лечу на переговоры с талибами, чтобы пилотов отпустили. К тому времени они провели в плену у талибов три месяца.

«Если талибы говорят — нельзя, значит, этого делать нельзя. Не нужно спорить, не нужно обманывать»

- Какие моменты в фильме показались вам неправдоподобными?

- Я понимаю, что это художественное произведение, не документальный фильм. Но все-таки некоторые вещи «зацепили». Например, когда командир покупает за 100 долларов барана. На эти деньги там можно было целую отару купить.

Или, как я уже говорил, сцена с обливанием водой. Вода в бутылках там — очень большая ценность. И то, что летчики в фильме прыгают по двору, поливая ей друг друга — я думаю, это ложь, художественный аспект, это просто глупо. Вода для них — это жизнь.

Еще в фильме показана бомбежка города. Никто Кандагар бомбить не собирался, по крайней мере, я никогда об этом не слышал. Хотя в то время я там садился чуть не каждый день.

Талибы летали бомбить город Баграм, при нас возвращались с вылетов боевых, садились. Летчики-талибы это были наши выпускники, которые учились у русских пилотов, и которые не смогли улететь в Кабул. Они были обременены детьми, поэтому садились в самолет и летели воевать. Удивило, почему командир ходит в фуражке. Эта фуражка военно-воздушных сил России, на которую прицеплена кокарда гражданской авиации. И чего он в ней все время ходит-то? Не ходили уже тогда в фуражках. Потом он, наконец, повесил ее на гвоздик, слава богу.

Кстати, в Кандагаре очень красивый аэропорт, очень красивый аэровокзал, но весь изрешеченный пулями. И вся земля усыпана осколками. И там очень длинная взлетно-посадочная полоса. У нас в стране таких полос мало, какую в Кандагаре построили. Длина ее больше для посадки предназначена, не для взлета. Сесть тяжелому самолету очень проблемно. Зато чтобы взлететь, достаточно ее половины. Так что сцена в фильме, где летчикам не хватает полосы для взлета — тоже сомнительная.

Есть там еще один удивительный эпизод. Один из членов экипажа берет бутылку воды, и говорит: «Я пошел». К тому времени они сидели уже месяц, и не могли не понимать, куда они попали. Надо идиотом быть, чтобы просто так взять и пойти куда-то.

Еще момент: Если талибы говорят — нельзя, значит, этого делать нельзя. Не нужно спорить, не нужно обманывать. Вот говорят командиру экипажа: нельзя брать фотоальбом. А он все равно тянет его зачем-то.

Однажды в аэропорту Кандагара я предложил радисту сфотографироваться на фоне нашего самолета. Мы достали фотоаппарат, обернулись… сзади стоят два товарища бородатых с автоматами ростом под метр восемьдесят пять. В глаза ненависть. В фильме показаны талибы, простые такие люди. Это не они простые, это душманы. А талибы совсем другие. Они не кричат, не ругаются. Спокойные. Но у них ненависть внутри. Они тебя наказывают не за то, что ты сделал, а за то, что ты есть, что ты неверный. Я никогда не забуду, когда взглянул в глаза тем парням с автоматами. Они смотрели на нас, неверных, которые что-то с фотоаппаратом мастрячат. Мы забыли про фотоаппарат сразу. Это ужас. Ощущение, что в лицо смерти заглянул.

Зато про велосипед, который берет прокатиться один из членов экипажа - очень правдивая сценка. Велосипед в аэропорту на самом деле был. Вот я на этом велосипеде (показывает фото). На нем в аэропорт приезжал мулла.

А побег… Я думаю, им дали возможность убежать. Зачем весь экипаж, сразу семь человек, талибы привезли в аэропорт? Но думаю, побег был назначен на другое время, а они решили ломануться, когда представился удобный случай.

Насколько я знаю, пилоты, которые там сидели, очень сильно поссорились между собой. С тех пор больше друг с другом стараются не встречаться. А что произошло между ними, не говорят. Я думаю, причина в том, что экипаж был интернациональным. Украинец, татарин, русский… Потом их представили к наградам. Хотя… они сидели за то, что заслужили. Везти патроны в воюющую страну - никто не говорил, что это хорошо.

Справка «КП»

Фильм режиссера Андрея Кавун основан на реальных событиях.

14 июля 1995 года российский самолет Ил-76 авиакомпании «Аэростан» совершал коммерческий рейс из Албании (в фильме - из Стамбула) в Кабул. Экипаж самолёта состоял из семи (в фильме – пяти) человек: командира Владимира Шарпатова (в фильме его играет Александр Балуев), второго пилота Газинура Хайруллина (Владимир Машков), штурмана Александра Здора (Андрей Панин), бортинженера Асхата Аббязова (Богдан Бенюк), радиста Юрия Вшивцева (Александр Голубев), инженеров Сергея Бутузова и Виктора Рязанова. На борту самолета находились патроны, предназначенные для правительства Афганистана – груз, нормами международного права признанный гуманитарным. В небе над Кандагаром (город в Южном Афганистане) наш самолёт неожиданно атаковал МИГ-21 – истребитель повстанческого движения Талибан. ИЛу-76 было приказано немедленно совершить посадку под угрозой ракетного огня на поражение. Так российские лётчики стали пленниками афганских талибов.

Экипаж посадили в «каменный мешок» под надзор часовых.

Более года дипломатических попыток вызволить заключенных ни к чему не привели. Наконец экипажу удалось бежать, угнав собственный самолет из аэропорта Кандагара*.

*Использована информация с сайта http://kandagarfilm.ru/

Очевидец событий в Кандагаре.Сергей ПАХТУСОВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также