2016-07-14T10:30:19+03:00

За неповиновение полиции скоро будут сажать?

Знаменитый укус Каспарова может породить новое ужесточение законов

00:00
00:00

В прямом телерадиоэфире «Комсомольской правды» адвокат, правозащитник, президент российской секции Международного общества прав человека Владимир Новицкий, глава президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков, журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Смирнов и ведущая Елена Афонина обсуждают, зачем власть пытается закрутить гайки.

Афонина:

– Будем обсуждать важную тему. На что имеет право рядовой гражданин по отношению к сотруднику полиции? Может ли он оказывать сопротивление? Простите, неповиновение. О чем идет речь? Об инициативе главы президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Антона Цветкова, который предложил ввести уголовную ответственность за неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника правоохранительных или других силовых и контрольных ведомств.

У нас в гостях адвокат, правозащитник, президент российской секции Международного общества прав человека Владимир Михайлович Новицкий. В этом разговоре мне будет помогать журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Смирнов. И скоро к нам присоединится и сам человек, который инициировал подобную идею, Антон Владимирович Цветков.

Новицкий:

– Здравствуйте!

Смирнов:

– Добрый день!

Афонина:

– Как думаете вы, почему именно сейчас начали говорить о том, что нужно наказание за неповинование полиции перевести в разряд уголовного деяния?

Новицкий:

– Думаю, что здесь несколько причин. Существует определенная тенденция, которая сложилась в последнее время в нашем государстве – ужесточать наказания за все антигосударственные или псевдоантигосударственные проявления. Это и закон о митингах, возвращение уголовной ответственности за клевету. Эти инициативы направлены, в первую очередь, на ограничение прав и свобод граждан.

Вторая причина. Думаю, что Антон Владимирович Цветков представляет целый ряд общественных советов различных силовых структур. И, наверное, руководствуясь благими мыслями, чтобы более обезопасить и защитить сотрудников силовых ведомств, посчитал, что после знаменитого укуса Каспарова, который пока не доказан и который является сопротивлением, если он будет установлен, а за него уже предусмотрена уголовная ответственность, если требование сотрудника полиции законно.

И третье. Такие инициативы сейчас находят большой отклик в СМИ. И, заявив подобную инициативу, ты действуешь в интересах якобы государства. И поэтому тебе со стороны госструктур ничего не будет. А со стороны СМИ к тебе будет привлечено определенное внимание.

Афонина:

– Чем отличаются эти термины: сопротивление и неповиновение?

В самом конце июня была инициатива, которая громко обсуждалась, когда Верховный суд сказал, что надо узаконить право человека сопротивляться сотруднику полиции. Неправомерным действиям сотрудника полиции.

Новицкий:

– Сопротивление – это активные действия, направленные на сотрудника полиции или иного силового ведомства. Неповиновение – это пассивные действия, которые выражаются в невыполнении требования сотрудника полиции или иного силового ведомства. Сопротивление – это возможны толчки, хватание за одежду, удары, укусы, в том числе причинение вреда здоровью и смерти. Неповиновение – это нахождение на месте, попытка сесть, а не идти, убежать, а не проследовать в автозак.

Афонина:

– На примере скандального действа, которое разразилось перед судом, а мы понимаем, о чем идет речь. О тех, кто пришел поддержать Пусси Райот, Каспаров оказывал сопротивление, кусая сотрудника полиции…

Новицкий:

– Это по версии сотрудника полиции.

Афонина:

– Неважно. Вот он оказывал сопротивление. Татьяна Романова, которая бежала в турецкое посольство, она не повиновалась.

Новицкий:

– Да.

Афонина:

– К нам пришел заместитель председателя Общественного совета при ГУ МВД России по городу Москве Антон Владимирович Цветков.

Глава президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Антон Цветков Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Глава президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России» Антон ЦветковФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Цветков:

– Здравствуйте!

Афонина:

– Чем вызваны подобные инициативы? Чем вызвана инициатива Верховного суда, который сказал, что давайте позволим гражданам оказывать сопротивление неправомерным действиям сотрудников полиции, было понятно. А чем вызвана ваша инициатива именно сейчас? Некоторые считают, что Каспаров и его укус тому причиной…

Цветков:

– Причина укуса Каспарова, если бы всем полицейским и милиционерам начали бы делать прививки от бешенства. Тогда была бы причина – укус Каспарова.

У нашего обращения совершенно другая причина. Я много общаюсь с сотрудниками полиции. Система правоохранительная у нас сейчас реформируется. Все более серьезные требования к самим сотрудникам. И мы должны говорить и о защищенности самих сотрудников и обеспечении им условий работы. Любому нормальному человеку в голову никогда не придет не повиноваться требованиям сотрудника полиции. А вот нигилистические определенные направления, когда у граждан в умах, у них свое мировоззрение в принципе. Нигилистические, анархические, еще что-то. Я считаю, что полиция вне политики. И она не должна обращать внимания, гражданин нарушает закон на какой мотивации. Мы с вами понимаем, что если сотрудник полиции предъявляет к вам какие-то требования, и вы считаете их незаконными, то есть определенная процедура. Вы имеете право обжаловать эти действия в прокуратуре. И если сотрудник злоупотребил своим должностным положением и незаконно с вас что-то требовал, то прокуратура дает оценку его действиям. И человек может не просто лишиться работы, быть отстраненным от обязанностей, но и получить реальный срок. В отношении него будет возбуждено уголовное дело.

Второе. Я не знаю, почему такой резонанс вызывает в ряде СМИ эта ситуация. Нам звонят огромное число людей, которые поддерживают. Полицейские – это такие же граждане, как и мы с вами. Они обеспечивают правопорядок. И если гражданин не подчиняется законным требованиям сотрудника полиции, чтобы была более серьезная ответственность, чем штраф от 500 до тысячи рублей и 15 суток ареста максимально административного, это достаточно важно. Потому что есть определенная категория граждан, которая регулярно совершает правонарушения и их не останавливают санкции.

Смирнов:

– Приведите конкретный пример, где эта мера необходима?

Цветков:

– Это будет не совсем корректно. Если вы мне хотите сказать, что эти действия направлены на политические акции, то совершенно нет.

Смирнов:

– Любой пример.

Цветков:

– Например, сотрудник полиции подходит к человеку. Говорит: «Пройдемте!». Человек начинает от него убегать.

Смирнов:

– Ну?

Цветков:

– Что «ну»? Если эти действия сотрудника полиции обоснованы, а человек начинает от него скрываться, сотрудник полиции должен что сделать?

Афонина:

– Догнать и задержать.

Цветков:

– В адрес этого человека должны быть соответствующие санкции. Правильно? Второй вопрос, какие. Мы говорим, что точно такой же штраф. В зависимости от умысла, от мотивации его действий уже идет и санкция.

Мы говорим, что когда это совершает единолично, есть, когда люди совершают это группой лиц. Так же мы предлагаем ввести ответственность за подстрекательство.

И мы просим президента дать поручение Генеральному прокурору, который дал бы распоряжение субъектам РФ брать на особый контроль все случаи нападения на сотрудников полиции, потому что, к сожалению, что мы видим сейчас… Для обеспечения их прав и защиты, как потерпевших. Мы видим, что есть сейчас определенная тенденция, что, может в угоду общественного мнения или еще что-то, нападение на сотрудников полиции…

Афонина:

– Вас не устраивает нынешнее наказание, которое есть в административном праве тем, что оно несоразмерно финансово или количеству суток ареста тому деянию, которое совершает человек, убегая от полицейского?

Цветков:

– Мы предлагаем криминализировать эту статью. Увеличивается санкция. Но она не предусматривает непосредственно лишение свободы. Точно такой же штраф, принудительные работы. Но если полицейский действовал неправильно, то в рамках уголовного разбирательства у человека намного больше возможностей доказать свою невиновность.

Адвокат, правозащитник, президент российской секции Международного общества прав человека Владимир Новицкий Фото: Аца КОШТЭ

Адвокат, правозащитник, президент российской секции Международного общества прав человека Владимир НовицкийФото: Аца КОШТЭ

Новицкий:

– Я здесь не соглашусь. Вроде бы в уголовном законодательстве больше определенных возможностей для предоставления доказательств и так далее. Но надо понимать, что возбуждено уголовное дело. И наша традиция такова, что возбужденное уголовное дело, связанное с действиями против представителей власти, обычно доводится до логического конца. И в данной ситуации я не думаю, что у человека будет больше возможностей для того, чтобы доказать свою правоту.

Если подойти с точки зрения не совсем серьезного, то... Убежал человек и, слава богу. Пусть милиционер побегает, в конце концов. Ему надо поддерживать форму. И человек не должен быть таким толстым, чтобы не догнать.

И главное. Антон Владимирович говорит, что если было предъявлено требование и проявлено неповиновение, то доказывать необоснованность требования надо в прокуратуре. Или в суде, обжалуя отказ прокуроров возбудить уголовное дело в связи с злоупотреблением должностными полномочиями и так далее. Закон сегодня у нас четко определяет: неповиновение законному требованию сотрудника полиции. Требование сотрудника полиции должно быть заведомо понятно и законно для человека, которому оно предъявлено. В противном случае на нем не лежит обязанность следовать в автозак. При этой инициативе любые люди, которые собрались чуть больше трех и подъехала машина, для них лучшим поведением будет – встать цепочкой и самим выстроиться в очередь в машину.

Смирнов:

– Можно я опишу ситуацию. Идет человек по улице. Подъезжает патрульная машина. Говорит, садись. Привозит в отделение. И говорит, что вот, он убегал. Неповиновение.

Таков возможно или нет?

Новицкий

– Если верить тем материалам, которые есть в СМИ и в интернете, далеко не всегда… Даже сегодня при наличии административной ответственности за неповиновение, такого неповиновения задержанные не оказывали. И при задержании во время митингов, других акциях. Но сотрудники полиции пишут рапорты, что было оказано неповиновение. И суды благополучно наказывают либо штрафом, либо сутками.

Это существует.

Цветков:

– Если мы всерьез или в шутку будем обсуждать, что у полицейского нормальная задача – побегать за гражданином… Другой вопрос, плохая эта категория населения, профессиональная, мы выбрали определенное количество граждан, которым доверили нашу безопасность. Мы хотим жить в безопасности. Безусловно, с вами согласен, что в полиции сейчас достаточное количество просто посторонних людей. Как и есть профессионалы и преданные своему делу. Это во всех профессиях есть. Я предлагаю обсуждать нашу инициативу. А давайте порассуждаем, убрав все политические акции.

Смирнов:

– Давайте.

Афонина:

– Московский и воронежский двор. Собираются молодые люди. По звонку кого-то, кому не очень нравится это собрание…

Новицкий:

– Допустим, они пьют пиво.

Афонина:

– Да. Это нарушение. Дальше. Подъезжает машину. Раздается свист: шухер, полиция! Все начинают разбегаться. Вот когда они начали разбегаться…

Новицкий:

– Должны крикнуть «стой!»

Цветков:

– Пока не было законного требования полиции. То, что проезжала мимо полиция…

Афонина:

– Нет. Он остановился. По вызову. Выходит…

Цветков:

– Говорит: предъявите документы. А люди начинают убегать. Предположим.

Новицкий:

– Уголовная ответственность!

Афонина:

– И автоматически эти люди попадают под действия уже уголовного кодекса.

Цветков:

– Да.

Афонина:

– Это деяние будет уголовно наказуемо.

Цветков:

– И я не вижу в этом ничего плохого. Я вижу плохое, когда подъезжает сотрудник полиции, а люди начинают убегать. Если мы говорим… О чем наш разговор? В свое время у нас за рулем ездило много пьяных. Знаете, почему? Потому что санкций практически не было. Человек давал сто долларов гаишнику и ехал дальше. После того, как ввели более серьезные санкции, спросите у любого, количества людей в нетрезвом виде за рулем стало намного меньше.

Афонина:

– Не факт.

Цветков:

– Можно провести социологические и статистические исследования. Меньше! И еще был достаточно серьезный вопрос был взят на контроль. У нас в стране есть желание что-то порешать. Так вот решить в суде ситуацию, когда у человека изымают права, было практически невозможно. И сейчас это тоже держится на контроле.

Если мы говорим, что у людей есть задача обеспечить нашу безопасность, давайте создадим им условия для этой работы. Вот у какой-то Маши обокрали квартиру. Видит, идет человек с сумками. И первая задача у милиционеров останавливать людей с баулами и сумками. И если они его остановили, проверили документы, попросили показать, что у него находится, если ему нечего скрывать, он показал и пошел дальше. Они поехали дальше. А если каждый будет: а что вы меня остановили, а зачем мои документы? Человек, у которого документы в порядке, которому нечего скрывать, он покажет их и пойдет дальше.

Афонина:

– Сколько у нас сейчас дел, которые рассматриваются, как неповиновение полиции по административному пока наказанию?

Новицкий:

– Статистикой не владею. Но таких дел не так много. Эта статья сегодня во многом используется против тех, кто участвует в каких-то протестных движениях, мероприятиях. А так же иногда сотрудниками органов внутренних дел в тех случаях, когда им надо задержать лицо, которое подозревается в противоправных действиях уголовно-наказуемых, но пока у них нет доказательств, чтобы поработать с этим лицом, он могут использовать эту статью. Как правило, если речь идет о реальном конфликте с полицией, то речь идет о сопротивлении. Это уже предусматривает уголовную ответственность. И там санкции более, чем серьезные.

Это очень серьезная санкция. А санкция об административной ответственности о неповиновении тоже весьма велика у нас. Даже за побег с места распития пива человек может получить штраф тысячу рублей или 15 суток.

В кодексах сталинского периода было, что те же действия в условиях военного положения наказываются расстрелом.

Афонина:

– У нас сейчас военное положение, Антон Владимирович? Или у нас в массовом порядке идет неповиновение сотрудникам полиции?

Цветков:

– У нас нет военного положения. Я четко могу сказать, что сейчас, если говорить о применении статьи 19.3, там есть два момента. Когда человек реально не подчиняется законным требованиям сотрудника, полицейские не применяет к нему, не составляет протокол о данном правонарушении. Останавливается на профилактической беседе. Это, кстати, нормально. Предупреждение правонарушения входит в задачу полиции.

Афонина:

– У нас в полиции остается «палочная система»?

Цветков:

– Не только в полиции, во всей правоохранительной системе, с моей субъективной точки зрения, есть некая система контроля эффективности работы. Кто как называет: «палочной» или еще что-то.

Конечно, если мы будем все время смотреть, как будет применяться законодательство той полицейской системой, которое сейчас не доверяют граждане, если смотреть с этого ракурса, тогда я с вами согласен. Но, поверьте, если полицейский недобропорядочный, у него еще целая куча возможностей, как привлечь человека к административной или уголовной ответственности.

Смирнов:

– В России живем. Все смотрят с этой точки зрения.

Цветков:

– Я не очень понимаю, почему мы все время говорим об ужесточении санкций, что это плохо. Плохо надо говорить, что плохо делать то, что плохо. А не ужесточать наказания за плохие поступки.

Безусловно, мы не против внесения изменений, в том числе, и в наши поправки. Человек оступился – небольшой штраф, но если у человека это на регулярной основе, это уже рецидив.

Афонина:

– У нас звонок.

– Добрый день! Товарищ Цветков с иронией позволил себе заявить, что если все законопроекты рассматривать будем на случай применения недобросовестности полицейских, тут не должно быть иронии. Так мы и должны рассматривать. А вот когда не будет недобросовестных полицейских, вот тогда ваша инициатива и будет актуальна. А сейчас она совершенно неуместна.

Цветков:

– Согласен с радиослушателем. Мы должны смотреть и антикоррупционную составляющую, сделать, чтобы не было злоупотреблений. Может, это неплохая идея, сказал радиослушатель, просто та полиция, которая существует сейчас, есть недоверие обществ. Именно поэтому определенная категория общества негативно воспринимает наше предложение.

Афонина:

– Другой полиции у нас нет.

Смирнов:

– Пятьдесят лет подождать?

Афонина:

– У нас есть еще звонок.

– Какое-то совершенно несусветное предложение поступило! Может, предпишем гражданам ходить с прозрачными сумками и с вывернутыми карманами? Это что получается? У нас выход на улицу без документа, удостоверяющего личность, является федеральным преступлением?

Афонина:

– Спасибо

Еще звонок.

– Здравствуйте! Я хочу заступиться за товарища, который предложил… Все очень логично. Сначала милицию переименовали в полицаев, соответственно, переложили функции… Сейчас у нас черносотенцев собираются сформировать в помощью РПЦ. Товарищ идет в ногу со временем. Ему надо себя проявить. Других возможностей у него, видно, нет.

Афонина:

– Спасибо. Три человека эту идею не поддерживают.

Новицкий:

– Могу я сказать два слова в защиту Антона Владимировича? Он искренне болеет за ситуацию. И его инициатива направлена на то, чтобы обеспечить безопасность граждан. Но в этом стремлении он чрезмерно сгущает краски. Следует ему переоценить проявленное стремление ужесточить наказание.

«Палочная система». Действительно, во всех правоохранительных органах мира есть система учета совершения преступлений. И она направляется в вышестоящие органы. Вопрос в том, как она используется. У нас она является показателем оценки качества деятельности полиции. А, на самом деле, оценивать деятельность полиции должны граждане. Нужно не устранять систему учета нарушений, а предоставить возможность гражданам голосовать за руководителей низового звена полицейских ведомств. Избирать их. Тогда мы бы не боялись «палочной системы».

А сегодня введут дополнительную уголовную ответственность, и нужна будет отчетность. И пойдут дела.

Афонина:

– Это очень просто…

Новицкий:

– Как показывает историческая практика, идеальный порядок существует только в тоталитарных государствах. Я считаю, что в демократическом государстве такие жертвы не допустимы. Инициативы, которые ведут к созданию полицейского или квази-полицейского режима вредны не только гражданам. Они вредны и полицейским. Они часть нашего общества. А по данному закону, если полицейский, находясь не при исполнении служебных обязанностей, не выполнит законное требование сотрудника полиции, он тоже подпадает под уголовную ответственность.

Афонина:

– Итоги голосования. Мы предсказывали, что мера эта не очень популярная.

Цветков:

– Как любая мера, любая санкция, она не может быть популярной в принципе.

Афонина:

– Люди очень разумные. Если они понимают, что это будет реально помогать установлению порядка, они двумя руками проголосуют «за». В данном случае 85 процентов сказали, что ужесточать наказание за неповиновение сотруднику полиции не надо.

Спасибо за интересный разговор!

<<Самые интересные эфиры радио "Комсомольская правда" мы собрали для вас ЗДЕСЬ >>

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 391-228-08-09
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ