Звезды

От Анны Нетребко потребовали извинений за превращение в эфиопскую принцессу

Черный грим оскорбил активистов, ратующих за свободы негров
Исполнение Анной Нетребко партии Аиды в одноименной опере на сцене нью-йоркской «Метрополитен-оперы» было признано музыкальными критиками лучшим со времен Леонтины Прайс.

Исполнение Анной Нетребко партии Аиды в одноименной опере на сцене нью-йоркской «Метрополитен-оперы» было признано музыкальными критиками лучшим со времен Леонтины Прайс.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Исполнение Анной Нетребко партии Аиды в одноименной опере на сцене нью-йоркской «Метрополитен-оперы» было признано музыкальными критиками лучшим со времен Леонтины Прайс. Такая оценка особенно ценна, поскольку Нетребко удалось точно воплотить образ дочери эфиопского царя, коей является, согласно либретто, Аида. А родившаяся в 1927 году оперная дива Леонтина Прайс стала первой афроамериканкой, ставшей одной из ведущих певиц «Метрополитен-оперы».

«Аида» с участием Нетребко была поставлена в Нью-Йорке в 2018 году. Тогда же Анна опубликовала в своем Инстаграм фото из гримерной, а после окончания сезона «Метрополитен-опера» выложила на свой сайт запись спектакля.

И вот теперь активисты политкорректности стали заваливать Инстаграм-аккаунт Анны Нетребко гневными посланиями, смысл которых сводится к тому, что певица должна перестать использовать грим для превращения в знойную эфиопку и вообще извиниться за то, что когда-то пыталась делать это.

Скорее проявив смелость, нежели политическую близорукость и неграмотность, Нетребко заявила, что никак не представляет себе исполнение роли Аиды, которую придумал блистательный Верди, без соответствующего грима. В результате, активисты обратили свой гневный взор на руководство «Метрополитен-оперы», та в своем сообщении «признала ошибки прошлого».

Руководство одной из лучших музыкальных площадок мира не только извинилось, но и представило внушительный список мер, обещающих не допустить эту и другие формы неполиткорректности. А именно: ее штат пополнится специалистом по расовому и этническому многообразию; весь персонал пройдет курсы по искоренению и недопущению расизма; уже в этом году в труппу будет принято больше небелых стажеров.

Никто не стал вспоминать о том, что годом ранее Нетребко блистала в премьерной постановке «Евгения Онегина» в той же «Метрополитен-опере». Тогда в массовке, вызывая смех зала, на сцене появлялись темнокожие статисты, изображавшие русских крепостных – в кафтанах и лаптях. Среди прочего ни единого протеста со стороны россиян не вызвал и тот факт, что в роли Онегина в постановке исполнял блистательный польский баритон Мариуш Квечень. Также никто особо и не критиковал бродвейскую постановку толстовской «Войны и мира», где Наташу Ростову играла… чернокожая актриса.

Пока «Аида» значится в расписании «Метрополитен-оперы» на ближайший осенне-зимний сезон. Существующую исключительно на пожертвования и доходы от продажи билетов ведущую оперную сцену мира уже похвалили за то, что в прошлом сезоне она одобрила постановку «Порги и Бесс» за то, что в этой версии оперы Гершвина чернокожих влюбленных сыграли без грима белые исполнители. Активисты также выразили надежду, что для шекспировского Отелло в «Метрополитен-опере» перестанут использовать грим для превращения белого артиста в черного венецианского мавра.

«Метрополитен-опера» не раскрывает расовую принадлежность своих жертвователей, имена которых легко узнать из программки, которую традиционно раздают зрителям перед каждым спектаклем. Но поскольку названия корпораций и большинство имен филантропов узнаваемы и известны, легко сделать вывод, что на существование этого объекта культуры представители афроамериканской общины США не подавали вообще, либо делали это крайне скупо.