Общество

Истории первых переселенцев: Месяц жизни на вокзале, немка-портниха и сосед-полицай

«Комсомолка» рассказывает историю москвичей Ивановых, переехавших в Калининград в августе 1946-го
Пионерка Света Иванова с родителями в начале 1950-х годов.

Пионерка Света Иванова с родителями в начале 1950-х годов.

Фото: из семейного архива

Следующая героиня нашей рубрики «Истории первых переселенцев» - Светлана Евгеньевна Мышева, переехавшая в Калининград вместе с родителями (мамой Любовью Михайловной и отцом Евгением Яковлевичем Ивановыми), бабушкой Анной Яковлевной Майоровой и двухнедельными братьями-двойняшками Володей и Валерой в августе 1946 года.

Переезд с младенцами на руках

- Папа мой до войны служил в Солнечногорске, а мама в 1940 году завербовалась на работу поваром в Латвию. Там она была до самого начала войны. Ее оттуда эвакуировали в Гороховецкие лагеря (Горьковская область – Ред.) вместе с моей бабушкой. Там я и родилась в 1942 году, - рассказывает Светлана Евгеньевна.

Светлана Евгеньевна живет в нашем городе почти 74 года.

Светлана Евгеньевна живет в нашем городе почти 74 года.

Фото: Иван МАРКОВ

Ее отца отправили в Калининград как партийного, но он и сам был не против, так как своего жилья семья не имела, а детей было уже трое. Братья Светланы, Вовка и Валерка, родились в Солнечногорском районе Подмосковья в августе 1946 года, а через две недели семья уже переехала в Калининград.

- В Москве жить было негде: мама там жила у своей многодетной сестры, а папа - в деревне Чертаново (сейчас одноименный район Москвы – Ред.). Вот мы вшестером подхватились и приехали сюда, - объясняет Светлана Евгеньевна.

Несмотря на то, что глава семейства был фронтовиком с тремя малолетними детьми на руках, Ивановы сразу квартиру получить не смогли. Месяц жили на сортировочной станции. Вокзал был разбит. Из удобств - только столик, который сколотил отец. На нем и ели, и ребят пеленали.

- И вот с этого стола мой братик Вовка упал и получил искривление позвоночника, - вспоминает Светлана Евгеньевна. - А вообще спасло нас, что был еще август, и на улице тепло было. Конечно, папа ходил и требовал жилье, но квартиру нам дали только в сентябре.

Почему злилась портниха Эльза

Квартира помещалась на втором этаже двухэтажного типового немецкого домика на улице Красной, но не в аристократической ее части, а ближе к концу, где многие здания были разбиты бомбардировками и артиллерией.

Домики точно были не для богатых, потому что квартирки оказались маленькими, а обстановка бедной.

- Помню, что там красивая печка была из зеленого кафеля и плита на кухне. Топили мы их овальными торфяными брикетами. Мебель и что-то из вещей родители вскоре выменяли у немцев на продукты. А еще мама привезла из Латвии отрезы ткани, которые она там купила на заработанные деньги. Это была большая ценность. На большую часть этих отрезов она выменяла мне молоко еще в Гороховецких лагерях, а из того, что осталось, нам шила одежду немка.

Света в пальто, сшитом фрау Эльзой.

Света в пальто, сшитом фрау Эльзой.

Фото: из семейного архива

Немку звали фрау Эльза. Было ей примерно лет 40-50, и днем она обычно просиживала в квартире Ивановых, шила и перешивала одежду. За это фрау Эльзу кормили, так как она голодала, не получая продовольственных карточек.

- С детства мне запомнилось, что мама купила или выменяла у немцев такой круглый столик, а я где-то нашла статуэтку, изображавшую какого-то немецкого божка. Я его за шею веревкой привязывала и моталась с ним вокруг стола. Фрау Эльза от этого так сильно злилась, что мне казалось, будто она готова меня убить. Но комната была одна, и играть мне было больше негде. Мне потом уже и мама и бабушка рассказывали, что немка была просто в ярости, но я была как заведенная и не могла оторваться от своего занятия. Конечно, отнять этого божка немка у меня не могла, потому что ее в этом доме кормили. Если бы фашисты были главные, то, я думаю, фрау Эльза дала бы мне прикурить, - хохочет Светлана Евгеньевна. – А поскольку роли сильно поменялись, то я была на высоте положения.

С портнихой Эльзой мама нашей героини, Любовь Михайловна Иванова, объяснялась частично на немецком и частично жестами. Однажды она попросила ее сшить зимнее пальто для бабушки.

- У немцев зимние пальто были суконными, но бабушка захотела пальто на вате. Фрау Эльза не понимала, как сделать на вате, но взялась за работу. Она пришила куски ваты к подкладке, но когда бабушка надела пальто и первый раз вышла в нем, вся вата отвалилась. В общем, портниха опрофанилась.

Такие разные немцы

Через дорогу напротив дома, в котором поселилась семья Ивановых, был ряд разрушенных бомбардировками домов, где в подвалах жили немцы. Как вспоминает Светлана Евгеньевна, даже несмотря на разруху немцы старались что-то расчищать и наводить порядок перед своими убогими жилищами.

- К нам домой девочка из дома напротив приходила, немка, - продолжает Светлана Мышева. – Худенькая-худенькая! Не могу вспомнить, как ее звали. Она была постарше меня, лет десяти. Занималась она тем, что побиралась по соседям. Бабушка моя очень ее жалела и всегда ей что-то давала. Мы-то по карточкам хлеб получали и еще что-то, а немцы – нет. Эта девочка то игрушки приносила, то какие-то тарелочки железные, чтобы выменять их на еду.

Но были и такие немцы, которых первые переселенцы боялись.

- Папа мой сначала работал в какой-то чайной, а потом перешел в трест столовых и ресторанов. Затем он был шеф-поваром в облисполкомовской столовой. Так вот когда папа уходил на работу, мама никогда не знала, вернется он живым или нет. Немцы стреляли все время. Из подвалов палили и поубивали столько наших! В общем, немцы разные были: и такие же обездоленные, как мы (многие из них умерли от голода и от холода), и такие, кто ненавидел русских, приехавших сюда. Как исчезли немцы, я не помню. Их же не вели по улицам и насильно не тащили. Кто-то, я думаю, даже рад был, что уезжает отсюда. Вообще моим родителям тогда было уж точно не до немцев – своих проблем было много.

«Я не фашист, чтобы немцев выселять»

Светлана Мышева помнит и первых своих соседей.

- На первом этаже тоже жили русские. Помню, что мужчина там был и жена его, очень красивая женщина, Раей ее звали. Выглядела она как артистка и пела хорошо. Мама с ней еще дружила. Сынок у них был, Юра, наверное, мой ровесник. Потом через какое-то время воронок приехал, и их забрали. Оказалось, что тот мужчина был полицаем у немцев. Больше мы эту семью не видели.

Летом 1949 года семья Ивановых все-таки переехала из своей комнатушки. Светлане Евгеньевне тогда исполнилось 7 лет.

Светлана Мышева (вторая слева) после рождения дочери у подъезда на Комсомольской.

Светлана Мышева (вторая слева) после рождения дочери у подъезда на Комсомольской.

Фото: Иван МАРКОВ

- До этого папа пару раз жаловался на то, что мы живем в тесноте. У нас ведь была маленькая однокомнатная квартирка, с малюсенькой кухней и крохотным коридорчиком. И вот однажды папин начальник сказал ему: «Выгоняй любого немца, вон сколько особняков! Занимай любой». Но папа ответил: «Я что, фашист что ли? Как это я могу людей на улицу выгонять?» Он же фанатичным коммунистом был, вроде героев «Поднятой целины», считал, что члены партии должны быть безупречными.

Бумажные цветы тети Моти

В итоге, Ивановы поменялись жильем. Вместо отдельной квартиры-однушки они заселили две комнаты на третьем этаже коммуналки на Комсомольской, в доме №55.

- Подъезд был шикарным: зенитный фонарь на потолке, красивая широкая лестница, инкрустированная перламутром, решетки на перилах… Нам достались две огромные комнаты с высоченными потолками и лепниной, - вспоминает Светлана Евгеньевна. – Это уже был аристократический район, и жили в доме до войны, вероятно, богатые люди. Правда, соседний с нами подъезд был разрушен, и одна стена у нас была холодной, но этот подъезд потом военные восстановили и заселили. Одна соседка у нас тогда была, Вера Ивановна Унжакова, она жила с сыном Валерой. У них две комнаты было, и у нас две. Потом их, правда, уплотнили и одну комнату отобрали. И вот в той комнате кто только ни жил! Но я хорошо запомнила тетю Мотю, жившую там с двумя детьми и мужем. Она делала бумажные цветы и продавала их на рынке. До сих пор помню, что у нее все время руки в краске были. Так вот она сидела с этими цветами, прикручивала их проволочками и вставляла в специальные резинки. Даже меня она как-то учила этому. Но братья мои ее дразнили постоянно: они носились по коридору и, пробегая мимо ее двери, кричали: «Тетя Мотя, тетя Мотя, подбери свои лохмотья». Мама их так ругала! А вот муж у тети Моти был очень важным. Насколько я помню, он нигде не работал и только лежал на диване, а иногда еще фотографиями пробавлялся.

Первые игрушки и трофеи соседа-майора

В том же доме на Комсомольской, в квартире напротив, жили несколько семей. Среди них Елизавета Марковна Сусман с двумя сыновьями. С одним из них Светлана Евгеньевна дружна до сих пор.

- Под нами жил какой-то майор с женой Мусей и двумя детьми, Тамарой и Славиком. Они занимали всю квартиру, и подселения к ним никакого не было. Так вот вся квартира там была забита трофейными вещами. Буквально под потолок. Потом майора перевели в Черняховск, и как он все это барахло перевез, я уже не помню. Еще помню, что тетя Муся спилась.

Первые калининградские дети игры придумывали сами и большую часть времени проводили на улице. Носилась со сверстниками по дворам и маленькая Света.

- У нас изначально никаких игрушек не было, даже немецких. Куклы были тряпичными, их сами делали. А вот когда мы переехали на Комсомольскую, бабушка познакомилась с одной женщиной, жившей рядом с радиокомитетом, где беднота не селилась. Ее звали Клавдией, но мы ее называли тетя Каля. Она подарила мне первую немецкую куклу…

После школы Светлана Иванова поступила в целлюлозно-бумажный техникум. Работать уехала в Карелию. Там она познакомилась со своим будущим мужем Владимиров Мышевым. Вернувшись в Калининград, наша героиня некоторое время работала бухгалтером в домоуправлении, потом закончила КТИ и устроилась в Калининградское центральное конструкторское бюро промрыболовства, где проработала 34 года.

ВНИМАНИЕ!

Если вы или ваши родители переехали в Калининградскую область сразу после войны, пишите нам и делитесь своими историями! Адрес электронной почты: ivan86markov@gmail.com.