Происшествия

«Мой сын не преступник»: отец парня, которого застрелили силовики о том, как происходил штурм

Мужчина настаивает, что в его сына ни за что всадили три пули
В этом доме на ЖБИ и происходил в ночь с 31 мая на 1 июня штурм.

В этом доме на ЖБИ и происходил в ночь с 31 мая на 1 июня штурм.

Фото: Евгений СТОЯНОВ

- Убили моего кормильца. Нет больше моего сына... - причитает Анатолий Алексеевич.

31 мая он потерял своего единственного ребёнка. Все произошло во время штурма квартиры на ЖБИ. Там спрятался парень, который стащил из строительного магазина четыре рулона обоев. Молодой человек угрожал полицейским ножом, а когда двери вскрыли, он вышел навстречу незванным гостя с "предметом похожим на автомат". В результате сотрудники СОБРа открыли огонь.

СТАЩИЛ ОБОИ

Все произошло 31 мая. Около семи вечера Владимир пошел в строительный магазин "Лео" за обоями. Что происходило дальше – до конца не ясно. По словам источника «КП» в силовых структурах Владимир украл в магазине четыре рулона обоев на общую сумму в 8 тысяч рублей (по словам родителей на 7 тысяч, но разве это что-то меняет?). Когда его попытались задержать, он достал нож.

- Ранее судимый за незаконный оборот наркотиков подозреваемый совершил разбойное нападение в магазине, где угрожал ножом персоналу (в настоящее время по данному факту возбуждено уголовное дело по ст. 162 ч.2 УК РФ), - рассказывают в Росгвардии. - Затем правонарушитель оказал активное сопротивление и нанес травмы, пытавшемуся его задержать, сотруднику полиции, которому впоследствии потребовалась медицинская помощь.

Владимир сбежал и спрятался в своей квартире на улице Рассветной. Туда же приехали и полицейские и сотрудники СОБРа. После безрезультатных переговоров с участием отца подозреваемого было принято решение на штурм.

Дверь в квартиру Владимира. Здесь по словам отца толпились 20 полицейских.

Дверь в квартиру Владимира. Здесь по словам отца толпились 20 полицейских.

Фото: Евгений СТОЯНОВ

Во время штурма Владимир распылил в силовиков спрей из газового баллона.

- Сотрудники СОБР при входе в квартиру увидели направленный на них автомат Калашникова, - добавляют в Росгвардии, - учитывая складывающуюся обстановку, а также угрозу жизни и здоровью сотрудников было принято решение на открытие огня.

Но отец Владимира Анатолий Алексеевич, который в момент произошедшего был в квартире, рассказал, что события развивались по-другому.

СЫН НЕ ПРЕСТУПНИК

- Полиция приехала ко мне домой. Сказали: квартира на Рассветной ваша? Я ответил, что там живет сын. Они сказали так и так... Надо ехать. Ну я взял ключи и мы поехали туда. Когда я подходил к квартире, то на лестничной площадке было очень много полиции. Наверное, человек 20, - рассказывает Анатолий Алексеевич.

В этот момент мама Владимира Надежда Ивановна также была вместе с мужем, но заходить в квартиру, где заперся сын, она не стала.

Анатолий Алексеевич открыл дверь своим ключом и вошёл внутрь. За ним попытались зайти полицейские, но Владимир не дал этого сделать, брызнув из баллончика. Затем он закрыл дверь.

- Мы сидели и разговаривали с ним. Он мне сказал: «Папа, сиди здесь в комнате, туда не ходи», - вспоминает Анатолий Алексеевич. - Он очень сильно переживал. Я это по нему видел.

По словам пенсионера, Владимир не понимал, что за дверью находятся полицейские. Ближе к 00:00 начал происходить штурм. Анатолий Алексеевич вспоминает, что он услышал, как входную дверь взламывают.

Его сын в этот момент взял нож и пошел к двери.

- Это был нож, которым режут обои. Ну, знаете, такой широкий. У него был ремонт, и он как раз резал их этим ножом. Мой сын не преступник! Он в жизни ничего не украл. А в него всадили три пули! Какой право они имели его убивать? Их там было человек 20. Могли бы его скрутить, увезти в отдел, но не убивать. Сволочи, - эмоционально говорит отец погибшего мужчины.

После того, как спецназовцы попали в квартиру, выйти в коридор Анатолию Алексеевичу не дали.

- Спецназовец зашел в комнату. Говорит мне: «Лежать. Где заложник?». Я ему отвечаю: какой заложник? Это мой сын. Тут нет никаких заложников. И вообще я - инвалид. Какой лежать? - вспоминает пенсионер.

Силу к нему применять не стали, но и выходить из комнаты запретили. По словам Анатолия Алексеевича, в квартире у сына действительно был арбалет, который стреляет резиновыми шариками. Еще у него был автомат для пейнтбола. Возможно, силовики приняли его за боевое оружие.

Что Владимир мог украсть из магазина рулоны обоев Анатолий Алексеевич не верит. По его словам, сын неплохо зарабатывал. После смерти он нашел в его сумке 50 тысяч рублей.

- Он у меня закончил СИНХ. У него была своя фирма. Платил там зарплату сотрудникам. А в последнее время у него был бизнес в интернете. Но чем именно он занимался, я не знаю. Не лез. Они лишили меня кормильца, - грустно замечает отец.