Общество

С волонтерами дети забывают, что они в больнице

Российская детская клиническая больница – одна из самых открытых для волонтеров. Движение «Даниловцы» посещает ее уже 10 лет и сейчас опекает сразу два отделения
Анастасия Кузина
Волонтеры в Российской детской клинической больнице Фото: архив движения «Даниловцы»

Волонтеры в Российской детской клинической больнице Фото: архив движения «Даниловцы»

- Я почти с первой минуты поняла, что это - мое место, - так говорит координатор волонтерской группы Ирина Лабазова.

- Ирина, расскажи, что у вас за дети в больнице?

- Есть два отделения, гинекологии и нефрологии. В отделении гинекологии - тишина и спокойствие вне зависимости от того, что мы делаем, так как там одни девочки. Завлечь их довольно трудно, так как среди них есть те, кому 14-17 лет, и лепить из пластилина они не будут. Поэтому мы делаем там что-то такое, что было бы им интересно. Например, свечи готовим, подставки, фоторамки из макарон и так далее.

А в нефрологии у нас маленькие дети, и там всегда царит веселье, улыбки и смех! Мы и лепим, и рисуем, и песни поем. Поэтому каждый раз нам нужно готовить два абсолютно разных мастер-класса.

Волонтеры «Даниловцев» ходят в больницу уже 10 лет Фото: архив движения «Даниловцы»

Волонтеры «Даниловцев» ходят в больницу уже 10 лет Фото: архив движения «Даниловцы»

- А зачем вообще в этой больнице волонтеры?

- Для многих детей стало уже привычкой: они ждут субботу, 15.30, когда мы придем. Как-никак, а к ним уже 10 лет ходят волонтеры «Даниловцев». И поскольку многие дети лежат повторно, то с некоторыми мы уже годами знакомы, и родители, с которыми они лежат, нас тоже ждут. Они же на эти два часа могут сходить в магазин, потому что уверены в том, что все будет хорошо.

А детям с нами интересно. Они нам всё рассказывают, поют песни, играют в «города». Подвижных игр у нас нет, так как некоторые дети с катетерами, после операции. Но мастер-классы и занятия мы всегда находим. Иногда подопечные нам сами идеи подкидывают, особенно когда знают, что на следующей неделе останутся в больнице. Они просят нас о каком-то конкретном занятии или поделке.

Часто бывает так, что дети начинают дружить между собой именно благодаря нашим посещениям. Так они не очень общаются, но когда вместе делают какую-то поделку, то узнают друг друга поближе.

Так или иначе, детей все это оживляет, дает им “глоток свежего воздуха”, потому что обычно они лежат, им постоянно что-то нельзя, да и медсестра ругается. А тут они забывают, что болеют, начинают улыбаться, начинают понимать, что они такие же дети, как и другие.

Координатор волонтерской группы Ирина Лабазова

Координатор волонтерской группы Ирина Лабазова

Фото: из личного архива

- А есть дети, которые с вами не играют?

- Бывают такие, которые любят что-то делать, но им физически плохо, и желания чем-то заниматься совсем нет. Есть у нас такой 7-летний мальчик Женя. Он сильно и долго болеет, мы его все время зовем, но из-за своего состояния он поначалу отказывается. Но когда соглашается, то по нему видно, насколько ему нравится что-то мастерить. В остальное время он лежит в своей совершенно стерильной и одинокой палате и скучает.

Один из наших волонтеров рассказывал историю о том, как его брат болел лейкемией. В течение двух лет он сидел в стерильном боксе. Это было очень тяжело. Никакого общения, так что хоть с тоски и скуки помирай, никаких волонтеров. Я верю, что этим мы им и помогаем. Особенно когда сама начинаю думать о том, зачем мы сюда ходим.

Меня нередко спрашивают, как я вообще туда могу ходить и смотреть на больных детей. Но я не вижу в них больных детей! Даже новенькие волонтеры удивляются: «Как так, тут все больные, вроде, а мы, как ни придем, все веселятся и на ушах стоят”. Дети стремятся быть счастливыми несмотря на неприятности и болезни!

- Что за люди приходят в РДКБ волонтерами?

- Многие говорят, что им друзья посоветовали придти в «Даниловцы», другие хотят найти себя через путь волонтерства. Некоторые идут, потому что родственники болели, они знают, что это такое, и хотят помочь. Некоторым не хватает общения в жизни, и я это прямо чувствую.

А я, например, пришла в тот момент, когда совсем опустила руки. Я как раз устроилась на работу, написала три диплома, закончила одновременно два ВУЗа. Я просто работала, учиться было уже не надо, и как-то стало непонятно: “Что собственно делать в этой жизни?”. Так я и пришла сюда, потому что поняла, что мне нужно что-то делать и кому-то помогать.

Каждый раз добровольцы готовят два новых мастер-класса Фото: архив движения «Даниловцы»

Каждый раз добровольцы готовят два новых мастер-класса Фото: архив движения «Даниловцы»

- Есть такое наблюдение, что в каждой волонтерской группе своя атмосфера. А что ты для этого делаешь?

- Говорят, что люди собирают подобных себе вокруг. Мне иногда кажется, что вокруг меня собираются такие же веселые чудики, как и я сама.

Но если перечислять, что именно делать, то надо быть открытой к новому. Давать каждому полет фантазии. Поддерживать с людьми связь за пределами общего чата. Если человека давно нет, и он не приходит на посещения, некоторым важно и очень приятно, чтобы им написали элементарное: «Как дела? Куда же ты пропал?».

Меня саму не надо хвалить, но когда мне говорят “Спасибо, сегодня было круто!”, то это очень приятно и сразу хочется продолжать делать это доброе дело так, чтобы всем было уютно и комфортно. Я сама стараюсь хвалить и благодарю ребят за то, что пришли. Мы часто ходим в кафе после посещений. Стараемся просто встречаться раз в две недели. И на таких встречах мне часто говорят: “Спасибо, что сплотила нас”, но как это получается - я не могу сказать. Такой вот отдельный маленький мирок, неоплачиваемая, маленькая работа.

Волонтеры знают: самое лучшее - это услышать вопрос: “А завтра приедете?” Фото: архив движения «Даниловцы»

Волонтеры знают: самое лучшее - это услышать вопрос: “А завтра приедете?” Фото: архив движения «Даниловцы»

- А что дает человеку больничное волонтерство?

- Я чувствую прилив энергии. Мне хорошо, когда дети и взрослые вокруг меня улыбаются. Как только мы входим в отделение, начинается беготня по коридорам, дети что-то просят объяснить, показать, рассказать, и все плохое моментально забывается.

Нам всем вместе весело, и у меня, как правило, вся суббота выделена на волонтерство. Утром я закупаю материалы для занятий, днем идем в больницу и вечером куда-то отправляемся с группой. И если уж люди тратят на это время, то им это нужно, у них есть потребность.

А мне, например, стала интересна детская психология. Я выучила огромное количество разных занятий, поделок и мастер-классов.

Но самое главное – я учусь делать так, чтобы все, в конце концов, остались довольными: дети и волонтеры, и я, и персонал. Чтоб можно было сказать: “А на следующей неделе будет еще круче!”. Ну и самое лучшее - это услышать вопрос: “А завтра приедете?”.