Политика

Дневник Любавы: «Мне так страшно, что я не справлюсь. И мне приходит мысль слабого человека!»

«Комсомолка» публикует дневники луганской поэтессы Любавы, которые она писала в осажденном городе. Порой под пролетающими мимо снарядами
Пока мы живы, мы можем все! Даже возможную смерть, любовью к жизни, заставить на себя работать!

Пока мы живы, мы можем все! Даже возможную смерть, любовью к жизни, заставить на себя работать!

Фото: Николай ХИЖНЯК

Начало...

В этом году мне исполняется 70 лет. И я понимаю, что большая часть жизни уже позади. Я буду стараться использовать оставшиеся годы как следует.

Эти дневники – открытая рана. Это то, что мы уже начали прятать, заставляя себя забывать, чтобы дальше жить. Просто, по–обывательски, по–человечески, потому что иначе нельзя.

Началось это с того, что журналисты «Комсомольской правды» попросили меня прислать мой дневник из осадного города. И тогда стала обсуждаться мысль: собрать в единое эти рваные осколки войны – дневники людей той, по–прежнему страшной, реальности.

Я была уверена, что если этого не сделать, то услужливая память похоронит все на дне, спасаясь от невыносимой боли. А написать снова, вспоминая, мы уже не сможем. Так… как писали тогда. Может, получилось бы красивее, может, более упорядоченно, но не так, как тогда. Не по–настоящему.

В этом году луганской поэтессе Любаве в этом году исполняется 70 лет

В этом году луганской поэтессе Любаве в этом году исполняется 70 лет

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

6.06.2014

Впервые не пошла к памятнику Пушкина. Не потому, что война наступала на пятки. А потому, что на днях неожиданно открылась гангрена ноги у мужа. Развилась за неделю.

Положили оперировать. Но были выходные, и он прокричал от боли 4 дня. Обезболивающие не помогали. Но он говорил, что хоть эти дни он на двоих ногах походит.

10.06.2014

Город обстреливается все громче. Мужу ампутировали ногу. Ездить к нему – через весь город. С Восточных на Южные кварталы.

После операции его понесли в бомбоубежище. Вскоре он был в палате. Я осталась с ним. Он держался. Но иногда брал меня за руку и грустно смотрел в глаза.

11–13.06.2014

Новое горе. Внучка шла мимо школы. В школу попал снаряд. Взрывной волной ее откинуло в сторону. Еще ничего не понимая, она набрала номер телефона: «Папа, приезжай, узнай, что со мной!»

Сынуля бежал так, что где–то на лестнице споткнулся. Раздроблена пятка. Поднять не может. Вызвали прохожие «скорую».

– Там моя дочь! – кричал и плакал сын. – Ее надо спасать!

Украинская армия утюжила город не переставая

Украинская армия утюжила город не переставая

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«Скорая», забрав его, поехала за Дианочкой. Забрали обоих.

Потом Дианочку отпустили, невестка забрала. У девочки от испуга перекошено лицо. Ее положили в Камбродскую больницу. Итак, муж – на Южных кварталах, сын – в девятой больнице, на таксопарке, а внучка – в Камброде, это уже четвертая больница. Мне не верится, что все это со мной.

Невестка ходит к сыну, я – к мужу. Пришла знакомая девочка – помогать Дианке. Город обстреливают все сильнее. Автобусы не ходят.

15.06.2014

Просто невыносимо добираться по городу. Мои любимые, мои близкие по всему городу по больницам! А дочери? Что с ними? Дозвониться невозможно! Рву телефон… недоступно…

Пятый день после операции. Пришла к врачу – отдайте мне мужа! Дома ему будет лучше. Я буду за ним ухаживать. Врач серьезно на меня посмотрел.

– Какое образование?

– Обработка металла резанием, – заикалась я. – Ну еще маляр по металлу.

– Справитесь! – подбодрил врач. – Правда, вашу работу я сделал. Будете обрабатывать рану и красить зеленкой. Медсестра все расскажет.

Врач как–то резко оборвал свою речь и больше ни слова не сказал. Ушел.

Привезла. Дома. Оказалось намного легче и спокойней. Он дома. У меня есть время ходить к сыну, внучка после больницы уже у меня, невестка работает, пытается копеечку заработать…

«Батюшка! Помогите! У меня темно на душе!»

«Батюшка! Помогите! У меня темно на душе!»

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

16.06.2014

Внучка Дианка. Почти 6 лет. Стоит на лоджии, смотрит в сторону квартала, где она живет с родителями. Ее ладошки сжаты в кулачки. Ее губы побелели.

– Только бы не убили! Только бы не убили, – повторяет без остановки.

Это она о родителях. На улице уже ставший привычным обстрел. Родители поехали за важными вещами. А внучку я оставила с собой… только бы не убили!

20.06.2014

Мне страшно… мне так страшно, что я не справлюсь. И мне приходит мысль слабого человека. И я пугаюсь еще больше. Я бегу в церковь.

– Батюшка, – кричу я с порога. – Батюшка! Помогите! У меня темно на душе!

– Рассказывай! – святой отец подходит и кладет мне на плечо руку.

И я говорю, сбивчиво и непонятно. Я обвиняю себя, что в трудную минуту так испугалась.

– Не испугалась! Ты обратилась к Богу. А Он есть в тебе. Ты думаешь, мне не страшно?

Мне стало легче. А дома… доставая бумагу для записей, я увидела, как упала фотография моего отца. Участника Великой Отечественной войны. В последний год – узника Бухенвальда. В плен его взяли контуженного.

Отец смотрел на меня с фотографии. А его четверых братьев убили. И я поняла, что не должна сдаваться.

Луганск продолжал жить несмотря на раны и страх

Луганск продолжал жить несмотря на раны и страх

Фото: Александр КОЦ

20.06.2014

Поддерживаем друг друга по интернету. Группа «Регион 13» в Фейсбуке как никогда сплоченная. Мы даже шутим. Андрей Быков и Екатерина Сапрыкина особенно ярко описывают события.

Вспомнила совет дедушки. Маленькая была.

– Ты если взялась за что–то, то должна довести до конца! А не хватает сил, разжимаются руки, пропадает дыхание – так возьми дополнительную нагрузку, и откроется второе дыхание, – говорил дедушка.

И я оглянулась. На все, что я сейчас переживаю. Я не смею упрекать дедушку в том, что он не знает моей ситуации. Он пережил три войны. Финскую, две Мировые. Он пережил голодомор. А в Великой Отечественной он потерял двоих детей, мать, жену Любаву.

Потому и назвал меня этим именем. Когда после войны пришел к жене своего погибшего однополчанина. Так и остался. И меня воспитал.

И я поняла, что мне нужно делать! Писать свои мысли! А для этого нужно оставаться достойной своих дедов и отца.

[Часть 2]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Думала – нехватка витаминов, а оказалось – рак»: Как луганчанка победила смертельную болезнь за десять месяцев

Светлана Фотини рассказала «Комсомолке» о том, как ей удалось победить болезнь, в борьбе с которой многие опускают руки (Подробнее...)