2019-12-27T11:05:16+03:00

Евгений Ройзман о переносе памятника Ленину, сквере на площади 1905 года и «грязи в душе»

Политик и общественник намерен пойти в Госдуму, чтобы получить «серьезный ресурс»
Людмила ВАРАКИНАЛев ИСТОМИН
Поделиться:
Комментарии: comments1
У Евгения Ройзмана большой опыт политической деятельностиУ Евгения Ройзмана большой опыт политической деятельностиФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Перед Новым годом в студию радио «Комсомольская правда-Екатеринбург» [92.3 fm] пришел бывший мэр Екатеринбурга, историк, общественный деятель Евгений Ройзман. О том, зачем городу нужны прямые выборы градоначальника, кто решает судьбу кандидатов на выборах в Госдуму и почему памятник Ленину никому не нужен – нашем материале.

ВРЕМЕННО БЕЗ ГАЛСТУКА

- Евгений Вадимович, когда были мэром, носили костюм. А сейчас без костюма ходите. Почему?

- Слушайте, я настолько счастлив, что я могу не надевать костюм. Для меня это некомфортный вид одежды. Когда я был депутатом Государственной думы, как человек добросовестный, не пропустил ни одного заседания, и на все пленарные заседания я вынужден был ходить в костюме.

Я ушел в отставку весной 2018 года, с того раза я костюм ни разу не надевал. Но на всякий случай он у меня висит. Мало ли что.

- Вы анонсировали свое возвращение в реальную политику, участие в выборах в Госдуму. Получается, что костюм Вам пригодится. Зачем вы решили пойти туда?

- Из реальной политики я не уходил, не прекращал свою деятельность ни на один день. Что касается Госдумы, просто это будут первые выборы, которые намечаются. Для меня это очень мощный ресурс. На сегодняшний день я занимаюсь фондом, идет много людей. При наличии ресурса депутата Госдумы можно системно решать самые сложные вопросы. Я эту работу знаю и умею делать лучше многих.

Если можно заходить так, чтобы получить статус, усилить влияние, обрести дополнительные возможности, пренебрегать этим не имеет смысла. Ну, и если я зайду, то вытесню кого-то из «единороссов», уже ради этого можно пойти.

Несколько лет Евгений Ройзман возглавлял Екатеринбург Фото: Алексей БУЛАТОВ

Несколько лет Евгений Ройзман возглавлял ЕкатеринбургФото: Алексей БУЛАТОВ

- Идти против большинства всегда очень сложно. Ваш голос будет услышан в этой большой массе? А главное – будет ли он учтен?

- Чем большее количество народу голосует «за», тем весомей каждый голос, поданный «против». Это аксиома. Мне много доводилось работать в неблагоприятных условиях, по разным позициям быть в меньшинстве. Я к этому готов. Тут другая история. Тут ты должен прислушиваться к себе. Если ты ощущаешь, что ты прав, то чего бояться?

- Если Вас не пустят? Есть такое опасение. Вы же выдвигались кандидатом в губернаторы. Но Вас не пропустили.

- Там даже не все поняли, что произошло. Ячейку «Яблока» перекупили, и они просто затянули мое выдвижение дней на десять. Хотя мы обо всем договорились на уровне Григория Явлинского. Просто администрация губернатора, этим Тунгусов занимался непосредственно (Владимир Тунгусов, на тот момент – первый заместитель губернатора Свердловской области – прим. ред.), они объехали всех депутатов и голоса получили. Когда нужно было собирать подписи, я уже точно знал, что их нет. Я сдал 28 подписей – это все, что было.

У меня нет никаких иллюзий. Я понимаю, что имею дело с наперсточниками. Но есть разные возможности. Может, получится договориться с кем-то из лидеров партий. Может нужно будет в лобовую собирать подписи, там порядка 15 тысяч. Я их точно соберу, но их точно не пропустят. Потому что в России нет ни одного прецедента, чтобы независимого депутата пропустили по подписям.

До выборов более полутора лет. Основное движение начнется через год весной. Сейчас можем сто вариантов просчитать, произойдет сто первый. Поэтому я задекларировал намерения и внимательно смотрю, что происходит. Буду действовать по ситуации.

ОПЫТ ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЫЖИВАНИЯ В ОКРУЖЕНИИ НЕДРУЖЕСТВЕННЫХ СМИ

- Вы какие партии рассматриваете для возможного сотрудничества? Например, «Яблоко» или «Партию перемен» Дмитрия Гудкова?

- По «Партии перемен», ее там точно не будет. «Яблоко», тут зависит от того, сумею ли я с ними договориться. У меня еще есть несколько вариантов, но я же должен выбирать такой вариант, чтобы мне потом самому совестно не было.

- То есть в «Единую Россию» точно не пойдете?

- Нет. Я исключаю для себя любое выдвижение от коммунистов, от «Справедливой России», от ЛДПР. Разбег небольшой. Посмотрим. Если зарегистрируюсь, то пойду до конца. Если не будет возможности, то я буду заниматься тем, чем я занимаюсь. У меня все нормально.

На посту градоначальника Евгений Ройзман часто лично инспектировал улицы Екатеринбурга Фото: Алексей БУЛАТОВ

На посту градоначальника Евгений Ройзман часто лично инспектировал улицы ЕкатеринбургаФото: Алексей БУЛАТОВ

- Кстати, чем занимаетесь после отставки?

- Никаких предложений по работе я ни разу не получал. Они мне не нужны, я человек самодостаточный. Фонду Ройзмана исполнилось 4 года. Это самый мощный фонд в регионе, мы большое количество народа поддерживаем. Еще занимаюсь хосписом и своими проектами. Музей у меня работает, второй музей работает. Деньги я умею зарабатывать интеллектуальным трудом. Для меня это не вопрос. Это зависит от моей личной мощности. Если ее хватает, я могу больше зарабатывать, если я захожу в свой режим, начинаю писать, тренироваться, то зарабатываю меньше. Ну, как-то справляюсь. Есть своя радиопередача, где говорят о проблемах людей.

- Книги пишете или преподаете?

- У меня с десяток тем, на которые я могу читать лекции на уровне МГУ для студентов-историков. Уровень подготовки у меня достаточный. Какие-то лекции могу читать просто как политик с большим опытом. Есть несколько тем, на которые могу один из немногих читать серьезные лекции.

- Что за темы?

- Например, очень простая тема, которая невероятно востребована – «Способ политического выживания в окружении недружественных СМИ». Хорошая тема? Мне есть чем заняться, я чувствую себя достаточно уверенно. Мощность моих политических проектов зависит от моей личной мощности.

- С приветом из 50-го цеха Уралмашзавода спрашивают, а можете прочитать лекцию о любви?

- О! Это тема очень серьезная. Кстати, я же работал на Уралмашзаводе, в 50-м цехе. Это очень хороший жизненный опыт. Тема то интересная, но она всеобъемлющая. Жизни не хватит.

Евгений Ройзман: "Власть должна быть готова к тому, что ее ругают"

00:00
00:00

У ЛЮДЕЙ ЗАКОНЧИЛИСЬ ДЕНЬГИ

- После ухода с поста Главы Екатеринбурга Вы продолжили вести личный прием граждан. Это делается, чтобы остаться на слуху? Или это потребность души и сердца?

- Смотрите, я в свое время пытался заложить в городе традицию: Глава города каждую пятницу принимает людей. Так получилось, что я эту традицию заложил для самого себя. После ухода в отставку у меня поток людей не прекратился. Я сделал паузу. Решили принимать каждую пятницу. Приемы идут второй год на Толмачева, 11 с 10 утра до последнего посетителя.

Проблемы все те же. Меняется немного конфигурация. Были времена, когда половина обращений были так или иначе связаны с жильем. Потом шли с проблемами ЖКХ. Сейчас очень много обращений пошло по медицине. Особенно с области люди приезжают с тяжелыми ситуациями. Позакрывали кучу больниц. Последний год, подряд идут обращения: просто у людей нет денег. Нет денег платить за жилье, нет денег выплачивать кредиты, отнимают ипотечные квартиры. Есть о чем подумать.

Политику приходилось находить компромиссы между администрацией города и Гордумой Фото: Алексей БУЛАТОВ

Политику приходилось находить компромиссы между администрацией города и ГордумойФото: Алексей БУЛАТОВ

- Еще одна традиция, которую Вы заложили – это субботний бег от резиденции губернатора. Продолжаете бегать?

- Слушайте, это не возле резиденции губернатора.

- Да, ладно, под окнами прямо.

- Это история совершенно безотносительная. Этой пробежке пошел седьмой год. Мы когда начинали там бегать, на набережной кроме нас не было никого. Теперь, когда приходишь туда, вся набережная бежит. Это приятно. Эта традиция продолжается каждый год 1 января, собирается народу человек по 300. Для меня это возможность пообщаться.

ОДНО ЖЕЛЕЗНОЕ ПРАВИЛО

- Вам же придется договариваться с тем же губернатором, когда пойдете на выборы…

- Такие вопросы решает не губернатор. Их решают несколько человек, я знаю, кто и где это решает. До какого-то момента я могу договариваться. Когда ты договариваешься, ты берешь на себя обязательства. Я знаю с кем разговаривать, я знаю, как разговаривать. Но я не уверен. Что я готов на себя брать какие-то обязательства. Могу взять некоторые, допустим, что не буду материться, что не буду кого-то упоминать. Но, с другой стороны и ситуации разные бывают. Если я буду на себя брать обязательства, то только те, которые не будут противоречить моей совести. Если у меня не будет такой возможности, то я не буду договариваться.

- Самое плохое в предвыборной кампании, когда может пойти волна против твоих близких. Вы пойдете, и опять начнут бить по тем людям, которых вы любите. Опять поднимется тема Ваших уголовных дел. Не боитесь?

- У меня сейчас нет такой ситуации. Когда была активная работа фонда, там можно было прицепиться к любому. Когда был активный бизнес, можно было прицепиться к любому. А сейчас придумать сложно, потому что Фонд Ройзмана это настолько прозрачная организация. Близких людей у меня стало меньше. Это люди совсем из другого мира. Поэтому в этот раз мои близкие намного больше защищены. С другой стороны понятно, что невозможно просчитать уровень подлости. Эти люди способны на все. Есть одно железное правило: никогда нельзя показывать, что тебе больно. И не нужно показывать, где именно тебе больно, потому что будут долбить именно в эту точку. Здесь вот такие акульи законы. Я уже поговорил со всеми: кто захочет отойти, еще есть полтора года.

- Часто приходилось ругаться, когда были мэром города?

- Вслух старался не ругаться, могу обходиться без этого. Есть разные уровни полемики. Общение в соцсетях – это своя совершенно история. У меня была одна известная ситуация, ставшая мемом.

Мы тогда договорились с Липовичем (Евгений Липович тогда руководил благоустройством в городе, позже скончался от тяжелого заболевания) все Дорожно-эксплуатационные управления, смотрели, как убирается город. Каждый вечер зимой выходил на улицу, тренировался, бегал, смотрел, как убирается центр Екатеринбурга, другие районы. Однажды я вот так вышел, прошел 15 километров по городу, довольный возвращаюсь домой. Залез в соцсети, а там пишут: город по уши в грязи, мэру и сити-менеджеру совершенно все равно. Конечно, я написал: грязь у тебя в душе, а город убирают. В конце концов, мне потом эта девушка написала, говорит: это я тогда.

Гость в студии: Евгений Ройзман.

В ЕКАТЕРИНБУРГЕ МАЛО ЧИНОВНИКОВ

- Решение депутатов о переезде в новое здание было принято при Вас. Для чего было это сделано?

- Там есть личные договоренности у руководителя аппарата администрации города. Под расширение городской думы был выделен целый этаж бывшего ЦУМа. Места там реально не хватает, в зале заседаний места тоже не хватает. Туда невозможно пригласить людей, журналисты не входят. Поэтому переезд имеет смысл.

Количество чиновников на количество жителей в Екатеринбурге одно из самых небольших в стране. Город управляется достаточно небольшим количеством чиновников. Поэтому переезд вполне возможно имеет смысл.

Вообще, власть должна быть готова к тому, что ее будут ругать. Это неотъемлемое право людей. Вообще, я против назначенцев. Любой, кого избирали, всегда будет ориентироваться на тех, кто его избирал. И любой, кто назначен, всегда будет ориентироваться на того, кто его назначил. Это огромная разница. Поэтому всегда в больших городах были выборы. Это традиция Екатеринбурга, достаточно старая, с Екатерины II идет. Поэтому надо возвращать прямые выборы мэра, надо возвращать реальные прямые выборы губернаторов.

- Вы следите сейчас за тем, что происходит в мэрии?

- Когда ты пять лет внимательно следил за тем, как убирается город, как проводятся ремонты, как проводятся какие-то мероприятия, то ты все равно будешь это видеть. Когда я начинал. Мы бюджет принимали 32 миллиарда рублей, а сейчас бюджет – 47 миллиардов. На этом фоне я не понимаю, зачем снизили расходы на здравоохранение, но на этом фоне я вижу большое количество не вынужденных проектов, бюджетоемких затрат.

- Например?

- Когда начинается перекладывание плитки. Вроде и так все было нормально, но начинают шлифовать то, что уже было отшлифовано. Убирать одни деревья, сажать другие. У меня есть основания считать, что это ненужные для города траты. Это направлено на освоение бюджетных денег. Один из самых досадных примеров – Химмаш, где на улице Грибоедова, где ни с того, ни с сего вырубили тополиную аллею, взамен ни сделали ничего.

Работы в сквере у Оперного театра откровенно затянуты, ну и вопрос: нужны ли они были? Такого в городе появляется много. Меня это беспокоит. Сегодняшний мэр достаточно хорошо понимает ситуацию. Если бы он прошел на выборах, а так – он сам себе не принадлежит. Он в очень сложной ситуации. Его назначили, он знает, кто интересанты его назначения. Любой человек в его ситуации чувствовал бы себя связанным по рукам и ногам. Если бы его выбрали, то ситуация для него была совершенно иной.

Но у Екатеринбурга большой запас прочности, большой потенциал и культурный, и научный. Именно потенциал к развитию.

Автограф-сессия от писателя Евгения Ройзмана Фото: Алексей БУЛАТОВ

Автограф-сессия от писателя Евгения РойзманаФото: Алексей БУЛАТОВ

ПЛОЩАДЬ 1905 ГОДА ПРЕВРАТИТЬ В СКВЕР

- Что думаете о метро?

- Если бы Екатеринбургу вернули право распоряжаться своими деньгами, город бы мог справиться. В Екатеринбурге остается одна шестая часть денег, заработанных городом. Но ветка метро Запад-Восток снимет ряд очень серьезных транспортных проблем. Она нужна.

Вообще, в будущем, я считаю, что улица Вайнера должна быть до Антона Валека пешеходной. Большое пешеходное пространство у Дома книги с заходом на улицы Володарского, Урицкого с выходом на главную площадь. Площадь нужно обустраивать как сквер. Надо убирать памятник Ленину, потому что он достаточно уродлив, он ничего из себя не представляет, он типовой 1957 года, таких было 10 тысяч.

За этим памятником никто не ухаживает, туда цветы не приносят. Надо было стенку подпорную ремонтировать, 130 миллионов нужно было тратить. Город оказался тратить, а зачем? Нравится он коммунистам, так пусть ухаживают. Мало того, памятнику Ленину в центре – это первый признак провинциальности города. Нужно его рядом с памятником Малышеву на берегу Исети поставить. А здесь он занимает 3000 метров. Поэтому надо убрать.

Поэтому, конечно, площадь должна быть сквером, как в любом европейском городе. Причем это должен быть сквер-трансформер, где в выходные проводить торговые дни. Вот есть ратуша, вот есть городская площадь, которая становится торговой, все остальное время – общественное пространство.

- Но ведь там сейчас тоже торгуют?

- Да, но этот пятачок может быть гораздо шире. Думаю, что со временем центр города должен стать пешеходным. Центр города в Екатеринбурге интересный и красивый. Что-то уводить под землю, что-то оставлять в округе. Екатеринбург – это европейский город, он таким и задумывался.

Нужно продолжать реконструировать набережную, у нас она в одну сторону 32,5 километра. Мы можем делать 65 километров набережной, которая в общественное пространство вберет огромное количество людей.

- Скоро Новый год, что пожелаете нашим радиослушателям?

- Всем доброго здоровья. Хочу сказать, что Екатеринбург – лучший город в России, даже не сомневайтесь. И в конце концов все будет хорошо. Удачи! С Наступающим!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также