2019-12-23T13:16:10+03:00

«Люди имеют право на мракобесие в этом вопросе»: Антон Баков и Дмитрий Горчаков выяснили, опасны ли урановые «хвосты» для уральцев

Мифы и факты о том, как работает ядерная отрасль в Свердловской области
Людмила ВАРАКИНАЛев ИСТОМИН
Экологи считают, что под видом сырья в Россию могут свозить отходыЭкологи считают, что под видом сырья в Россию могут свозить отходыФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Что за урановые «хвосты» привезли в Новоуральск и сделает ли Европа свалкой радиоактивных отходов? Существует ли реальная угроза для жизни и здоровья людей на самом деле? Эти вопросы обсудили с программным директором радио «Комсомольская правда-Екатеринбург» [92.3 fm] Людмилой Варакиной в программе «Тема дня» политик Антон Баков, выступавший в 2000 году против ввоза ядерных отходов в уральской город Лесной и популяризатор науки из Екатеринбурга, физик-ядерщик Дмитрий Горчаков.

По данным «Гринпис» в Россию на этой неделе поступила очередная порция так называемых урановых «хвостов», которые привезут в закрытый город Новоуральск на Уральский электрохимический комбинат.

Дмитрий Горчаков, Людмила Варакина и Антон Баков Фото: Павел Кислицын

Дмитрий Горчаков, Людмила Варакина и Антон БаковФото: Павел Кислицын

ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ

Людмила Варакина: Мы связались с Рашидом Алимовым, руководителем проекта энергетической программы «Гринпис Россия».

«По информации, которую депутаты бундестага получили от федерального правительства Германии, транспортировки происходят по действующему контракту с начала мая этого года. Общий объем порядка 600 тонн. Таких транспортировок было уже несколько в этом году. Нынешняя транспортировка, которая началась недавно, прибыла в Санкт-Петербург и вскоре отправится в Новоуральск», - говорит Рашид Алимов.

По словам генерального директора Александра Белоусова, Россия обладает самыми передовыми технологиями по обогащению урана. Поэтому другие страны завозят к нам ядерное сырье.

Станет ли Урал свалкой радиоактивных отходов?

00:00
00:00

Людмила Варакина: Дмитрий, действительно ли существующие технологии переработки отходов обогащения урана для создания новых порций ядерного горючего существуют только в нашей стране?

Дмитрий Горчаков: Вопрос не корректный, потому что это не технологии переработки отходов. Это технологии обогащения урана. Это процесс, который необходим для создания ядерного топлива для атомных станций, которые работают по всему миру.

Технология обогащения у нас одна из самых лучших. Так исторически сложилось. Если кто-то сомневается, что Россия может делать что-то современное в технологиях, то надо понимать, что это идет из оружейного комплекса Советского Союза. Технология обогащения урана, которая применялась и для создания ядерного оружия, и сейчас используется для обогащения топлива, она действительно одна из лучших в мире.

Людмила Варакина: Директор Уральского электрохимического комбината говорит, что это выгодно для России. А для людей, которые живут на Урале, насколько это выгодно? Сегодня все говорят про безопасность и боятся, что что-то случится с этими цистернами. Насколько безопасно то, что нам везут из Германии?

Дмитрий Горчаков: К нам везут не только из Германии, поскольку УЭХК – крупнейший завод в мире по обогащению урана. Работать на зарубежные контракты он начал еще в 1970-е годы. За все время существования атомной промышленности, а это 70 лет, не было ни одной аварии с выходом опасного вещества наружу при транспортировке. Это важнейший критерий безопасности.

На белом фоне – многочисленные ряды контейнеров с урановыми отходами. По словам нашего собеседника, ввезенные из Германии хвосты находятся в левом нижнем углу. Фото: Яндекс.Карты

На белом фоне – многочисленные ряды контейнеров с урановыми отходами. По словам нашего собеседника, ввезенные из Германии хвосты находятся в левом нижнем углу. Фото: Яндекс.Карты

В МИРЕ ПОБАИВАЮТСЯ ЯДЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

Людмила Варакина: Антон Алексеевич, когда разные люди начинают говорить о том, что все это безопасно, проблем нет, тогда у простых уральцев возникает сомнение. Если эксперты говорят, что проблем нет, значит, точно проблема есть. Как вы считаете, как обычный екатеринбуржец?

Антон Баков: Я все-таки не совсем обычный екатеринбуржец. Все-таки мне удалось поработать и директором крупных промышленных предприятий. Поэтому я знаю, что аварии неизбежны. Точно также, когда по улицам ездят автомобили, раньше или позже все равно они сталкиваются между собой.

Огромное количество аварий произошло по всему миру, не только в России. Когда Дмитрий говорит, что у нас современная технология переработки урана, надо понимать, что этой технологии больше 50 лет. Почему она считается современной? Потому что в мире побаиваются, стараются это особо не развивать. Есть целые страны, которые уходят от атомной энергетики. Та же Германия под натиском «зеленых» сворачивает свою ядерную отрасль.

В Чехии в свое время делали будильники, тоже говорили, что это совершенно безопасно наносить этот уран, чтобы он светился. Но девочки лизали эти кисточки и лица у них разрушались от радиации. Также и здесь, вроде все безопасно. А случится или не случится? Будем молиться.

Фото: Ксения Кривощекова

Фото: Ксения Кривощекова

«Главная опасность связана с химическими свойствами этого вещества гексафторид урана. И возможные сценарии, которые могут произойти в случае разгерметизации контейнеров. При обычной температуре это твердое вещество. При нагревании чуть выше 50 градусов это вещество превращается в газ. Радиоактивный уран это, в первую очередь, альфа-излучатель, для организма человека это достаточно опасно.

Долгое время Ростехнадзор отмечал, что хранение этих емкостей под открытым небом не отвечает современным требованиям безопасности. Мы считаем, что вся сделка была заключена именно для того, чтобы вторичные хвосты, в первую очередь, уран-238 после доизвлечения урана-235 оставались в России», - говорит представитель «Гринписа» в России Рашид Алимов.

В ГЕРМАНИИ ЕСТЬ «ЗЕЛЕНЫЕ», А У НАС - ПАССИВНЫЕ

Людмила Варакина: Дмитрий, что Вы скажете в ответ на эти слова?

Дмитрий Горчаков: Абсолютно безопасного нет ничего. Любая технология несет тот или иной риск. Это надо понимать. Вопрос в том, чего мы боимся. Антон Алексеевич правильно заметил, что автомобили убивают людей. Около миллиона человек в год в мире погибает из-за автомобилей. Нужно ли запрещать машины из-за этого? Нет, «Гринпис» не выступает за запрет автомобилей. Как решается проблема? Повышается безопасность этой технологии.

Гексафторид урана да, это опасное вещество, но люди умеют с ним работать. Они принимают меры защиты. Несколько лет назад в Канаде при перевозке такой контейнер упал с высоты 7 метров. Разгерметизации не было. То есть он рассчитан на то, что могут быть какие-то ЧП. У нас в России каждый год транспортируется огромное количество опасных грузов. Это химические вещества.

Александр Белоусов заявил, что опасности контейнеры не представляют Фото: Алексей БУЛАТОВ

Александр Белоусов заявил, что опасности контейнеры не представляютФото: Алексей БУЛАТОВ

Людмила Варакина: Антон Алексеевич, Вы еще в 2000 году проводили в Екатеринбурге и Лесном многотысячные митинги. Если это абсолютно безопасно, почему люди выходят на улицы? Даже депутаты бундестага выступают против ввоза в Россию урановых «хвостов»?

Антон Баков: Депутаты выступают против, потому что у них очень сильная «зеленая» партия. У нас людям абсолютно наплевать на свое здоровье. Мои родители умерли от онкологии, после чего я сам пересмотрел свои взгляды на жизнь. Кажется, что все хорошо. На самом деле ничего хорошего: экология плохая, и с медициной могло было бы быть чуть получше.

Возвращаясь к ядерным отходам. Тогда это было у нас отработанное ядерное топливо, первые склады появились в городе Лесном, где нет никакой ядерной переработки, совершенно другие процессы идут. И там это просто все складировалось, просто, чтобы заработать деньги. Нам рассказывали, что эти деньги позволят нам поднять Россию. Прошло 20 лет, я не думаю, что этот как-то повлияло на экономику России. Сегодня понятно, что экономическая целесообразность этой сделки, она, безусловно, есть, для тех, кто ее заключил. Но для всех остальных это просто дополнительный риск, дополнительный раздражитель. На то и волки, чтобы никто там не дремал.

«Я трудился на этом предприятии и даже на себе этот момент ощутил. Живу в Новоуральске, у нас это предприятие стоит в черте города. Насколько я знаю, за границей, где есть подобные предприятия (без переработки «хвостов»), жителям выплачивают компенсацию. У нас никогда ничего не давали», - рассказал в эфире слушатель радио «Комсомольская правда-Екатеринбург» Владимир.

При транспортировке и хранении случаев утечки "хвостов" не было Фото: Алексей БУЛАТОВ

При транспортировке и хранении случаев утечки "хвостов" не былоФото: Алексей БУЛАТОВ

Антон Баков: И ведь не поспоришь.

Дмитрий Горчаков: Да, тут бессмысленно спорить. Социальные проблемы надо решать, вопросов нет. Оппозиция и журналисты на то и нужны, чтобы выявлять проблемы. Но не должно быть манипуляции и искажения фактов. Если вы критикуете, то критикуйте по делу и со знанием дела.

Антон Баков: Тут еще проблема в том, что мы живем в горной местности, а граниты обладают природной радиоактивностью.

РАДИОФОБИЯ – РАЗНОВИДНОСТЬ МРАКОБЕСИЯ

Людмила Варакина: Нельзя забывать, что контейнеры хранятся на открытой площадке, поэтому есть возможность захвата объект террористами.

«Подход комбината к хранению груза отражен в концепции, которую в свое время губернатор утверждал, в 2015 году это было утверждено Росатомом. Хранение на открытых бетонных площадках – это мировая практика в специальных емкостях», - рассказал генеральный директор УЭХК Александр Белоусов «КП-Екатеринбург».

Людмила Варакина: Антон Алексеевич, Вы в 2000 году пытались запретить ввоз ядерных отходов в Лесной…

Антон Баков: Это была совсем другая история. Там нет технологии обогащения и производства уранового топлива. Там совершенно другие технологии. Просто там вот та самая охраняемая площадка Минатома. Первые склады появились там, были протесты, которые ничем ни кончились. Эта тема звучала в дебатах на губернаторских выборах 2003 года. Он был «за», а я «против». Он победил на выборах и ситуация тогда разрешения не получила. По-прежнему все складировалось. Сейчас, конечно, ситуация другая. Есть какие-то возможности переработки. Но основания для радиофобии на Урале есть. Я напомню, восточно-уральский радиоактивный след.

Хотелось бы, чтобы максимально были соблюдены меры безопасности, чтобы волки были сыты, а овцы целы. Насколько получится? Дай Бог.

Многие новоуральцы обеспокоены ввозом в город гексафторида урана Фото: Алексей БУЛАТОВ

Многие новоуральцы обеспокоены ввозом в город гексафторида уранаФото: Алексей БУЛАТОВ

Людмила Варакина: Должны ли жители Урала знать. Как контролируются вопросы безопасности, если речь о радиации?

Антон Баков: Должна, и не только, когда речь идет о радиации. Мы все с надеждой ждем, когда появятся вот эти представители общественности. Мы видим один позитивный пример со сквером в Екатеринбурге. Других примеров мы пока не видим. Мы все надеемся, что вырастет новое, более активное поколение. Наше поколение уже показало свою пассивность, вялость и бесполезность.

Дмитрий Горчаков: Тема очень обширная. Антон Алексеевич, говоря о Лесном, подтвердил, что многие заблуждаются. Все, что связано с радиацией, ядерными технологиями, все это в одну кашу смешивается.

Насколько я знаю, никаким отработанным ядерным топливом в Лесном не занимаются. Это нюансы, которые понимают очень мало людей.

Антон Баков: конечно, не занимаются. Я это тоже знаю. Там боеголовки делают.

Дмитрий Горчаков: Все правильно, они занимаются ядерным оружием. Надо просто объяснять людям, доводить до них информацию. Тогда новое поколение будет не только более активным, но и более грамотным. Радиофобия – это разновидность мракобесия.

Антон Баков: Люди имеют право на мракобесие!

Дмитрий Горчаков: Имеют. Они могут добиваться каких-то решений в сфере промышленности, в том, куда будет двигаться наша страна. Надо делать ее более экологичной.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«При выбросе радиус поражения – 32 километра»: на Урал из Германии везут 12 тысяч урановых «хвостов»

Новоуральцы, в отличие от европейцев, негодуют по поводу ввоза опасного груза в основном в соцсетях. Но на прошлой неделе двое мужчин все-таки вышли в одиночные пикеты к зданию местной администрации (подробнее)

Из Германии отправили новую партию «урановых хвостов» для Урала

Из немецкого города Гронау в сторону России 10 декабря выехал поезд с очередной партией обедненного урана, которую везут в город Новоуральск (подробнее)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Ввоз урановых "хвостов" на Урал»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также