2019-12-10T19:43:34+03:00

«Мама, меня же убивают»: в Самаре 16-летняя девочка погибла из-за таинственной инфекции, которую не увидел ни один врач

После операции пациентке два дня кололи обезболивающее, а на третий отрезали ногу из-за гангрены. Но даже это ее не спасло
Поделиться:
Комментарии: comments85
Родители не могут поверить, что Анечки больше нет в живыхРодители не могут поверить, что Анечки больше нет в живых
Изменить размер текста:

Аня Пузикова в декабре 2017 года легла в Клиники СамГМУ на обычную операцию. Под новый год ей отрезали ногу, а 10 января 2018 года она умерла. Уже год родители не могут добиться наказания виновных. В этом году 10 октября следователи закрыли уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления.

Здорова, за маленьким исключением

Аня Пузикова росла абсолютно здоровым ребенком, да, были простуды, детские болячки, травмы – все, как у всех.

В три годика у девочки на теле появились две шишки размером с горошинку: одна на лобке, вторая – на ноге. Первую удалили, вторую оставили. Исследование показало, что образование доброкачественное, родители успокоились.

Когда Ане было 5-6 лет, шишка на ноге начала расти. Врачи пожали плечами: скорее всего, девочка, где-то ударилась ножкой, но ладно, давайте удалим. Разрезали правую голень, удалили шишку, провели гистологию – все в порядке.

Через год девочка стала жаловаться, что ей больно наступать на правую ножку, врачи провели обследование и выяснили, что правая нога короче левой и плохо развивается. Ане сделали операцию, подтянули мышцы голени к сухожилию и все исправили. Прошло полтора года, ситуация повторилась. Так и приходилось Ане каждые год-полтора ложиться в больницу на 2-3 дня, чтобы приводить ногу в порядок.

Мама и папа хранят фотографию с дочерью. Это единственное, что у них осталось

Мама и папа хранят фотографию с дочерью. Это единственное, что у них осталось

В остальное время она вела жизнь обычного подростка: ходила в школу, активно занималась общественной деятельностью, участвовала во всех конкурсах, олимпиадах, плавала, танцевала. А еще мечтала поступить в медицинский, чтобы стать акушеркой и работать в Клиниках Медуниверситета – там же, где лечилась много лет.

Неожиданная смерть

В 2017 году, когда Ане было 16 лет, пришло время новой операции. 13 декабря девочку, как и много раз до этого, положили в отделение детской травматологии и ортопедии Клиник СамГМУ.

14-го числа провели операцию, все было, как обычно. На следующий день Аня с утра сама могла ходить на костылях, потом стала жаловаться на головокружение, началась рвота, поднялась температура. Ей поставили капельницу, девочке, вроде, полегчало. Но когда после обеда она встала, то почти сразу потеряла сознание.

- На третий день после операции нас обычно выписывали, а тут что-то непонятное началось: Аня не пила, не ела, жаловалась на боль в ноге, - рассказала мама Ани Валентина Пузикова - Нам все выходные кололи обезболивающие, которые не помогали, нога опухала на глазах, были выделения со странным запахом, поднялась температура, лечащего врача дежурный персонал отказывался вызывать - выходные же.

Уже год родители пытаются найти виновных в смерти дочери.

Уже год родители пытаются найти виновных в смерти дочери.

В понедельник утром, это было уже 18-е декабря, Аню увезли в реанимацию, на тот момент девочка с трудом дышала, по всей правой ноге были уже черные волдыри, воспаление поднялось выше бедра. Врачи попытались срезать отмирающие ткани, но результата это не принесло.

26 декабря 16-летнему подростку отрезали правую ногу по самое бедро.

- Нам уже ничего не обещали, сказали только, что ее организм будет бороться, - со слезами на глазах рассказывает Валентина Пузикова. - К вечеру она пришла в себя, спросила, какое число. Узнала, что скоро Новый год, спросила, сможем ли мы с ней его встретить. Конечно мы сказали «да». Но по левой ноге тоже пятна пошли. 31 декабря утром приехали, а она привязанная лежит. Врачи сказали, что она ночью вдруг агрессивная стала и все трубки из себя повыдергивала. А она смотрит на меня и плачет: «Мама, меня же убивают». Нас после этого попросили выйти, ей что-то вкололи, она сначала была без сознания, потом впала в кому.

Из комы девочка уже не вышла, а утром 10 января 2018 года умерла.

Со смерти Ани прошел год.

Со смерти Ани прошел год.

Инфекция приехала из Бразилии?

В причинах смерти указано: «Сепсис, флегмона правого бедра» (флегмона - острое разлитое гнойное воспаление. Прим,автора). 15 января 2018 года в региональном Следственном комитете возбудили уголовное дело ч.2 ст.109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Но 10 октября этого года его прекратили в связи с отсутствием состава преступления.

В постановлении следователя написано, что 14 декабря Пузиковой операцию провели «неустановленные сотрудники Клиник СамГМУ», хотя все медицинские карты у силовиков на руках, там написано: лечащим врачом Анны Пузиковой была Наталья Пирогова, а операцию ей проводил завотделением Павел Рыжов.

- Когда Ане делали анализы уже в реанимации, нам заявили, что это мы виноваты: мол, в ее организме нашли какой-то опасный возбудитель, который обитает только в США, а привезти его мог я, когда ездил в Бразилию. Вот только было это в 2016 году, - рассказал корреспондентам «КП-Самара» Филипп Пузиков.

Действительно, все врачи, опрошенные следствием, в один голос говорили: тяжелое состояние пациентки могло быть вызвано агрессивной инфекцией, у нее был обнаружен возбудитель (при этом все называют разные виды стрептококков и стафилококков). Однако обследование других пациентов, персонала и помещений клиники не обнаружили других следов этих бактерий.

Каждые год-полтора Аня ложилась в больницу на 2-3 дня, чтобы приводить ногу в порядок.

Каждые год-полтора Аня ложилась в больницу на 2-3 дня, чтобы приводить ногу в порядок.

Не от того лечили

Первая экспертиза, проведенная в рамках уголовного дела в октябре 2018 года, пришла к выводу, что причиной воспаления у Ани Пузиковой стал пиогенный стрептококк (однако перед операцией никакие анализы его не выявили). Эксперты пишут, что не все действия врачей были своевременны: показатели крови перед операцией говорили о том, что нужно было провести пациентке предоперационную подготовку. Более того, глубокая инфекция, поразившая ногу, выявлена с опозданием. Однако «выявленные дефекты медицинской помощи в прямой либо косвенной причинно-следственной связи со смертью не состоят», - говорится в заключении.

В 2019 году была проведена вторая экспертиза - она опять сослалась на пиогенный стрептококк, который привел к сепсису и омертвению тканей. В этот раз эксперты уточнили: при жалобах на боли в ноге и отеке нужно было провести дополнительные анализы крови, которые могли бы раньше выявить проблемы. Однако медики не виноваты: от предыдущих операций у девочки образовалась опухоль, снизился иммунитет, развилась анемия – при таких показаниях осложнения после операции с большой долей вероятности приведут к неблагоприятным последствиям.

Вторая экспертиза, которую проводили в Саратовской области, установила еще один интересный факт – та шишечка на голени, которую девочке удалили в 2011 году, была пусть и доброкачественной, но опухолью. А значит, ребенка должны были направить к онкологу, плюс назначить химиотерапию и повторную операцию для удаления рубца и других возможных последствий после первой операции. Этого сделано не было. Более того, ей проводили физиотерапию и массажи, которые ей были противопоказаны, так как они могли привести и, вероятно, привели к росту опухоли, снижению иммунитета и последующим осложнениям. По мнению специалистов, которые проводила вторую экспертизу, если кого и можно назвать виноватым, то это врачей детской поликлиники, которые неправильно переписали диагноз в направлении на лечение в Клиники СамГМУ.

13 декабря девочку, как и много раз до этого, положили в отделение детской травматологии и ортопедии Клиник СамГМУ.

13 декабря девочку, как и много раз до этого, положили в отделение детской травматологии и ортопедии Клиник СамГМУ.

- Получается, что несколько опытнейших лечащих врачей областного уровня не в состоянии были установить правильный диагноз поступившей на лечение девочке. У нас одни медики неправильно поставили диагноз, другие – не от того лечили, а виноватых нет. Но почему-то никто из экспертов не рассматривал вопрос о том, была ли стерильна операционная и могли ли инфекцию занести при операции. Также они не оценили действия дежурных врачей, которые на протяжении двух выходных дней кололи ребенку обезболивающие вместо того, чтобы вызвать ее лечащего врача. Поэтому мы это дело так просто не оставим. Ранее не помогли жалобы в прокуратуру, минздрав и Росздравнадзор – они либо ссылались на то, что ведется следствие, либо отчитывались, что нарушений в ходе проверки не обнаружили, - прокомментировал ситуацию корреспондентам «КП-Самара» адвокат семьи Пузиковых Андрей Савченко. – Но мы это дело так не оставим.

Семья готовится к новому этапу борьбы: сначала – обжалование постановления о прекращении уголовного дела, потом – череда новых жалоб во все инстанции, в том числе в Минздрав России. Ведь так не должно быть, чтобы ребенок приходил в больницу здоровым и жизнерадостным, а потом умирал там от неизвестной болезни.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также