2019-07-03T10:24:48+03:00

«Сестры Хачатурян далеко, а домашнее насилие рядом»: в Красноярском крае мать просит защитить детей от отца-насильника

Женщина приехала в Красноярск сыновьями для проведения независимых экспертиз
Женщина приехала в Красноярск сыновьями для проведения независимых экспертизЖенщина приехала в Красноярск сыновьями для проведения независимых экспертизФото: Мария ЛЕНЦ
Изменить размер текста:

Историю Кристины К. (фамилию не называем в интересах детей, имена мальчиков также изменены) из поселка Стрелка (округ Лесосибирска, Красноярский край) рассказала известная общественница Ольга Суворова.

Сестры Хачатурян далеко, а домашнее насилие рядом, - говорит Ольга Суворова, разбирая документы К - х. Фото: Мария ЛЕНЦ

Сестры Хачатурян далеко, а домашнее насилие рядом, - говорит Ольга Суворова, разбирая документы К - х.Фото: Мария ЛЕНЦ

Именно она помогает семье пройти независимые экспертизы и подать заявление в Следственный комитет.

- Сестры Хачатурян далеко, а домашнее насилие рядом, - говорит Ольга Суворова, разбирая документы К - х.

А история в следующем. Кристина растит двух сыновей – Мишу, ему 7 лет, и Руслана, которому 5. С мужем, Константином Ш., Кристина развелась, когда только родился Руслан. Но от ребенка отец не отказался: старший сын остался с мамой, а младший – с отцом, который уехал в другой населенный пункт, расположенный в соседнем районе Красноярского края, Мотыгинском, Ново-Ангарск.

В начале 2018 года Кристина попала в больницу. Внука периодически навещала ее бабушка, Наталья Борисовна. В семью к бывшему мужу Кристины она не ходила – виделась с ребенком в детском саду, где ее хорошо знали.

- И воспитатели стали говорить мне, Забирайте Руслана из этой семьи, - уверяет Наталья Борисовна. – Что он стал запуганный, не ест и вообще с психикой становится все хуже. И у него... как вам сказать, не характерное для ребенка «взрослое» поведение...

В феврале 2018 года Кристина, которая вышла из больницы, просто приехала в Ново-Ангарск и забрала Руслана (отец и его мама звонили, требовали вернуть его, но Кристина ответила, что ни ха что). Здоровье мальчика, ей показалось, не в порядке. А когда осмотрела ребенка...

Все это пока со слов только одной стороны, и только ее версия, напомним, документальных подтверждений словам матери детей все-таки нет. Фото: Мария ЛЕНЦ

Все это пока со слов только одной стороны, и только ее версия, напомним, документальных подтверждений словам матери детей все-таки нет.Фото: Мария ЛЕНЦ

- У него явные следы насилия, - уверяет Кристина. – Я была просто в шоке. И сразу написала заявление в полицию.

Дальше история становится запутанной: вроде бы, сначала эксперты и психологи на словах сказали семье: факт насилия подтверждается. И на основании этого было заведено уголовное дело. Но потом его почему-то закрыли за «отсутствием состава преступления». А в документах экспертиз подтверждений преступных деяний тоже не нашлось.

- Бывший муж требует вернуть ему Матвея, - рассказала Кристина «Комсомольской правде» – Красноярск. – Я ни за что его не отдам, там над ним снова будут издеваться. Поэтому и приехала в Красноярск, чтобы обратиться в краевой следственный комитет. Чтобы провести независимые экспертизы.

Почему дело закрыли, сторпоцентных версий у семьи Кристины нет. Подозревает, что дело в родственниках бывшего мужа. Сам он простой работяга, а вот по сестринской линии есть служащие в органах люди. Может, боятся за «честь мундира».

Впрочем, все это пока со слов только одной стороны, и только ее версия, напомним, документальных подтверждений словам матери детей все-таки нет.

В среду 3 июля ближе к вечеру должны быть первые новости в красноярском Следственном комитете. Здесь сейчас прозванивают районных коллег, чтобы выяснить первые детали по этой истории.

Мы обязательно проследим за ее развитием.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также