2019-04-27T11:09:44+03:00

Репортаж из фронтовой Саханки: Дядя Лена сказала, что мир в Донбассе наступит и мы будем с Россией

«Комсомольская правда» вместе с волонтерами побывала в самом обстреливаемом селе на юге Республики [фото, видео]
Юлия АНДРИЕНКО@Suok76Suokкорреспондент
Одна эта фотография говорит о нынешней войне больше, чем тысячи статей и отснятых материалов.Одна эта фотография говорит о нынешней войне больше, чем тысячи статей и отснятых материалов.Фото: Юлия АНДРИЕНКО
Изменить размер текста:

ЧАСТЬ 2

ЧАСТЬ 1

В Саханку мы приехали не только к детям. И, когда они довольные, убегают по домам с подарками, мы отправляемся к местным жителям. В багажнике нашего микроавтобуса продуктовые наборы, которые волонтеры хотят раздать самым нуждающимся. На самом деле выбор этот непрост – нуждающиеся в Саханке почти все, что неудивительно при отсутствии работы и среднем заработке – 4 тысячи рублей.

Дома Саханки разбиты, но утопают в цветах. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дома Саханки разбиты, но утопают в цветах.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Цветы в каждом дворе

Нашим Сусаниным в этом деле просим стать директора школы Оксану Самарскую, ей тут каждая судьба знакома.

- 7 тысяч в Саханке считается хорошей зарплатой, но в основном жители получают 3 тысячи с копейками. Работы нет, разве что вот в школе, сельской администрации или на работах временного характера, - говорит она.

Решаем посетить тех, у кого не были в прошлый раз. Село – дело тонкое, нужно знать психологию местных жителей, чтобы не было обид и зависти, у тех, кого обошли.

Прямо напротив школы дом 83-летней Аллы Гавриловны, преподававшей математику в Саханской школе более … лет. Весь двор утопает в цветах – тюльпаны, нарциссы, гиацинты заняли всю землю, где обычно сельские жители высаживают помидоры и картошку.

- Цветы – моя слабость. Всегда с дорогой душой срежу, не откажу, если люди просят, копейки не возьму. Мне это даже приятно! Но вот не люблю, когда рвут без спроса, - признается женщина.

Алла Гавриловна выращивает цветы, каких ни у кого в селе нет. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Алла Гавриловна выращивает цветы, каких ни у кого в селе нет.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Весь дом ее в следах попаданий украинских снарядов. Живет на скромную пенсию с дочерью-инвалидом, а потом продуктовый набор от волонтера Андрея Лысенко явно нелишний. В последнее время есть надежда на ремонт ее домика, сельсовет пообещал вставить окна. Не так давно в Саханке организовали строительную бригаду, ремонтируют то, что еще можно отремонтировать. Жизнь идет своим чередом и здесь, в Саханке, это понимаешь особенно отчетливо.

Вот, скажем, обычный дворик. Дом весь в оспинах от осколков, окна заколочены досками, а вокруг рдеют тюльпаны. Перед воротами стилизованный украинский уголок – глечики висят на плетенной ограде. Ни дать, ни взять иллюстрация к Кобзарю. Украинцы, регулярно обстреливающие Саханку, были бы удивлены, услышав речь ее жителей. Большинство взрослых говорит на украинском, хотя скорее его можно назвать суржиком.

Словно иллюстрация к Кобзарю. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Словно иллюстрация к Кобзарю.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Помнят ту войну и молятся в эту

Едем в село Ленинское, оно соседнее с Саханкой. Там нас встречает старушка Пелагея Петровна, мужская куртка явна велика ей и подпоясана просто веревкой, на ногах – старые галоши. Сама она, как и покосившиеся постройки, помнит лучшие времена. Нищета вокруг невозможная, но и тут все в цветах.

Пелагее Петровне - 94 года и она совершенно одинока. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Пелагее Петровне - 94 года и она совершенно одинока.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- У меня день рождения через 4 дня, 94 годочка исполнится, - бабушка очень рада продуктам, в праздник будет, чем стол накрыть.

Вот только накрывать его не для кого – муж умер, единственный сын – утонул. Кладбище прямо за огородом, вот туда и ходит на родные могилки. Есть правда у бабушки Пелагеи подруга, живет через дорогу, такая же одинокая.

- Она молодая еще! Всего 81 годик, - говорит старушка. – Она у меня одна родная душа. Чтоб я делала без нее, не знаю! Вот с ней мы на пару и дрова пилим, и от обстрелов прячемся. В подвал лезть боишься, если засыплет, откапывать некому будет, сидим и молимся вместе.

На доме висит сбитая и простреленная табличка «Здесь живет ветеран Великой Отечественной войны». Она как олицетворение мракобесия, в которое погрузилась Украина, тоже воевавшая когда-то с фашистами.

Потолок в доме Пелагеи того и гляди упадет на голову. Крыша течет уже много лет, куски штукатурки давно высыпались, видны перекрытия, а течь начинает уже возле электрощита.

- Никто ничого нэ робэ, диточка, вот так и живу, а что делать, - разводит руками старушка, которая в Великую Отечественную была угнана в Германию и теперь переживает еще одну войну, но уже в родном селе. – Пенсия у меня 3100 рублей, грошей на ремонт нет. Уже устала просить! Напиши, деточка, может вспомнят обо мне хоть трохи.

Крыша в доме старушки течет уже много лет, добиться ремонта она не в состоянии. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Крыша в доме старушки течет уже много лет, добиться ремонта она не в состоянии.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Обещаю обязательно написать, авось услышат. Таких старушек в селе немало. При обстрелах сидят на полу в холодных подвалах и молятся. При этом у каждого на полу в пластиковых баночках – рассада, а в саду – цветы.

Есть тут и свой дом-музей

94-летняя жительница Саханки совершенно одинока и переживает обстрелы с такой же старушкой-соседкой.Юлия АНДРИЕНКО

В одном из домов идет работа – мужчина на крыше цепляет тарелку антенны. Хозяйка деловито руководит и увидев нас, смеется – сколько работников сразу пожаловало. Анастасии Савельевне –72 года, из них 60 лет она вышивает. Все ее работы стали украшением маленького домика, напоминающего музей.

Хозяйка дома-музея Анастасия Дашкова - полная тезка княжны Дашковой, вот только жизнь у нее не царственная. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Хозяйка дома-музея Анастасия Дашкова - полная тезка княжны Дашковой, вот только жизнь у нее не царственная.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Вот наивный львенок, вот мишки на дереве, вот Жар-птица, а вот загулявший казак возвращается домой, где его встречает разгневанная дивчина. Украинская тематика и на рушниках, которыми украшены портреты родных. Так в кого вы, освободители, стреляете?

Как вам такое, украинцы? Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Как вам такое, украинцы?Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Очень боюсь, что умру, и дети все выкинут, - плачет мастерица. – Сын с невесткой жили тоже в Саханке, уехали от войны с маленькими внуками в Ростов.

Настоящий дом-музей местной рукодельницы. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Настоящий дом-музей местной рукодельницы.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Ни осуждать, ни оправдывать подобные поступки желания у меня давно нет. Часто старики твердо стоят на своем и не хотят ни за что покидать родные стены и могилы близких, это для них страшнее, чем погибнуть от пули украинского снайпера.

Все будете с Россией!

Прям на улице нас встречает, опираясь на самодельную деревянную клюку еще одна жительница Саханки. Местные жители зовут ее – дядя Лена, слава у нее местной Матронушки – может будущее видеть и пророчить, но вот девкам не гадает. Дядя Лена часто ходит босая, одевается в мужское, говорит чудно, курит как сапожник и пугает незнакомых баском, совсем несвойственным старушке. Блаженная, одним словом. Дом ее сгорел от снаряда, но из Саханки не уехала, нашла себе угол, да ей много и не надо.

- А скажите, что с нами всеми в Донбассе будет? – пытаю ее я, еле поспевая за ней, неожиданно проворной и быстрой.

- А все хорошо у вас будет. И мир у вас будет. И люди вернутся домой. И в Саханку вернутся. Донбасс будет цвести. С Россией мы будем, обязательно будете, - скороговоркой басит она и вдруг обращается к волонтеру Елене: - А ты будешь жить долго и не бойся, он воевать уже не будет.

Дядя Лена - местная Матронушка. Говорит пророчества баском. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Дядя Лена - местная Матронушка. Говорит пророчества баском.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

У Елены и правда муж воевал с 2014 года, побывал во многих горячих точках, недавно оставил военную службу – контузии стали сказываться на здоровье, занялся мирным делом – ремонтами, руки у него золотые. Но откуда об этом стало известно дяде Лене?

Развозим продукты в семьи, где есть инвалиды. 27-летняя Светлана прикована к старенькому инвалидному креслу из-за тяжелого перелома позвоночника. В подвал ей при обстрелах никак не спуститься. Говорит, что уже привыкла не бояться взрывов.

Светлана несколько лет прикована к коляске. При обстрелах в подвал ей никак. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Светлана несколько лет прикована к коляске. При обстрелах в подвал ей никак.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Такая же ее соседка. Она с мужем попала в 2017 году в ДТП, машину понесло в кювет, и женщина вылетела через лобовое стекло, с тех пор передвигается с ходунками. А до этого их дом разбило снарядом. Снимают сейчас углы и пытаются выжить на крошечные пенсии.

Вот так выглядит большинство домов Саханки. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Вот так выглядит большинство домов Саханки.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Украинские боевики мстят обстрелами за радость

Кажется, в каждом доме здесь свое горе, да еще общее на всех – война. Как живут эти люди, где черпают силы и надежду, я не знаю.

Кротость и смирение часто встречаю во взглядах стариков на передовой. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

Кротость и смирение часто встречаю во взглядах стариков на передовой.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А через несколько дней Владимир Путин подписал долгожданный Указ о получении гражданами ЛДНР гражданства РФ по упрощенному сценарию. Как отреагировали на него в Саханке, звоню узнать у директора школы.

А жизнь продолжается. Фото: Юлия АНДРИЕНКО

А жизнь продолжается.Фото: Юлия АНДРИЕНКО

- Мы, конечно, слышали, что якобы будут выдаваться российские паспорта гражданам ДЛНР, но не думали, что это будут на самом деле, - говорит она. - Честно - не верится! Что это нам даст? Хотелось бы верить, что паспорт гражданина России будет гарантией мира. Мы так устали от войны. И теперь понятно почему украинские боевики активизировались. В день обнародования Указа, они особенно сильно стреляли, по селу пока не летит, но нашим позициям достается сильно.

Дончане, хлебнувшие лиха, пережившие активную фазу войны в 2014 и 2015 годах, период безвременья и Минска, боятся радоваться открыто. Жизнь нас отучила кричать: «Ура!» А ну как надежду снова отнимут? Но в сердце каждый верит, что это начала конца войны и воссоединения с нашей общей Родиной – Россией.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также