2019-03-23T00:11:46+03:00

Теперь в Грузии гостей угощают марихуаной вместо чачи

Как живёт закавказская республика после легализации наркотиков [видео]
Мария БАКХАКХИ
Поделиться:
Комментарии: comments67
Пикет за легализацию марихуаны в Тбилиси, 2017 год.Пикет за легализацию марихуаны в Тбилиси, 2017 год.Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

ОТ РЕДАКЦИИ. Изготовление, транспортировка, хранение, сбыт и употребление наркотических веществ запрещены Уголовным кодексом РФ. Приём любых видов наркотиков (включая и так называемые «лёгкие») грозит вызвать необратимые повреждения здоровья и смерть.

…2007 год. Я ещё совсем девочка, гуляю по центру Тбилиси. Мимо проносится серебристый «мерседес» с горячими джигитами, внутри орёт песня: «У тебя глаза горят — а это всё зелёной травке благодаря». Прямо так, на языке Пушкина: российская «блатная музыка» в бывшей советской республике, давшей СССР больше всего воров в законе, была тогда в моде. О какой «травке» поётся — вы поняли.

За «мерседесом» гонится полицейская машина, в мегафон требует «вырубить музон». У власти сейчас Мишико — Михаил Саакашвили. Он борется и с ворами в законе, и с их «культурой» (русским шансоном), и с Россией, и, конечно, с наркотиками. Нет ни одного дня, чтобы кого-то из соседских парней не забрали в отделение по подозрению в «толкании дури». Нет ни одной недели, чтобы полиция не устроила рейд по модным клубам, заставляя золотую молодёжь прямо там же сдавать мочу для наркотеста.

С тех пор прошли годы, Мишико изгнали, и грузинский маятник качнулся в обратную сторону. В мае 2018-го Сакартвело первой из постсоветских стран разрешила употребление «веществ». Как в Нидерландах, Калифорнии и прочих либеральных местах. Я отправилась в Тбилиси, чтобы выяснить, есть ли в Закавказье жизнь после легалайза? И почему многие грузины, ненавидевшие «тирана Саакашвили», теперь утверждают: такого ада не было даже при нём?

«Курение» разрешили, а «кофешопы» — нет

— На майские с друзьями рванём в Тбилиси! В Амстердам — дороже, да и визы нужны, — признаётся мне однокурсница в престижном столичном вузе. И не только она. После легалайза в Грузию потянулась российская «прогрессивная» молодёжь: и из мегаполисов, и с Кавказа, откуда до Тбилиси рукой подать на машине. Так что логика грузинских либерал-реформаторов — разрешим «дурь», повысится турпоток — похоже, работает.

Что ж, надев маску наркотируста, высаживаюсь на берегах Куры. «Курить» где тут?

Захожу в первую же кафешку, предвкушая колорит (и ни с чем не сравнимый запах) голландских «кофешопов».

Облом!

— «Дуть»-то разрешили, но только не в общественных местах, — сообщает мне симпатичный бармен у стойки. Соображаю: кафешка — тоже общественное место.

— Но «курить» можно? — неуверенно спрашиваю.

— Можно. Но по закону — только так, чтоб тебя никто не видел. На «вписке», например, у кого-то дома.

— Какая же это тогда легализация? Я думала, тут как в Амстердаме будет…

— Закон нормально не доработан. Все задаются вопросом, под чем были парламентарии, когда его принимали, — усмехается бармен.

Дыра на дыре

Ищу в Сети официальные документы. Но даже мне, владеющей грузинским, было сложно нагуглить полную версию скандального закона. Не поверите — на сайте парламента и то не нашла. Может, плохо искала. А может, кто-то специально хочет, чтобы не владеющие местными реалиями иностранцы, прослышав о «грузинском легалайзе», ломанулись в Тбилиси, купили травку и… попали в лапы полиции? И платили взятки?

Ведь сбыт наркоты, в отличие от употребления, в Грузии по-прежнему запрещён. О чём большинство из восторженных наркотуристов не подозревает. За продажу тяжёлых наркотиков — от 6 до 10 лет тюрьмы. За «лёгкие», типа марихуаны, — штраф, либо до года на зоне. Сейчас депутаты вроде бы хотят устранить перекосы, декриминализовав и эти нормы, но получится ли (и когда) — бог весть.

Ладно, пытаюсь узнать содержание закона из репортажей грузинских СМИ. Но и там — негусто. «Лица, достигшие 21 года, получили право потреблять и хранить коноплю весом не более 70 граммов». Однако курить нельзя «в общественных местах, на транспорте и в присутствии несовершеннолетних». Нарушителям — административный штраф от 500 лари (примерно 12 тысяч рублей).

Стойте, а как быть людям «промежуточного» возраста 19-20 лет, о которых в законе ни слова? Что им можно, а что нельзя? Непонятно…

Отдельно перечислены профессии, кому вещества запрещены, — «педагоги, врачи, водители, государственные гражданские служащие». И снова у меня вопросы: депутаты «госслужащими» считаются или нет?

Ну и главное: в «публичных местах» курить нельзя, но по центральному грузинскому ТВ — оказывается, можно. По каналу «Имеди» спокойно показывают репортаж, как члены партии «Гирчи» (либералы и сторонники Саакашвили), продвигая легализацию, кумарят прямо в собственном офисе.

В общем, закон — дыра на дыре.

Зато у полиции — современное оборудование. Позволяет прямо на месте проверить, «курил» ли ты. И когда: 8 часов назад или, допустим, месяц.

Наркофейсбук

Продолжаю допрашивать бармена в моём несостоявшемся «кофешопе»:

— Где тогда найти «трын-траву»?

— В «...» (самый популярный клуб Тбилиси — авт.) или через знакомых. Кто-то пригоняет «товар» из Западной Грузии («плантации» там цветут с незапамятных времён — авт.). Кто-то — выращивает на балконе. Даже у меня дома растёт, — парень показывает фотку на телефоне. — А ещё в фейсбуке есть группы, можно там.

Купить травку можно прямо в грузинском секторе фейсбука.

Купить травку можно прямо в грузинском секторе фейсбука.

Беру смартфон. Я не девочка, у нас наркота тоже относительно доступна — но для этого нужно погружаться в «глубокую сеть», «даркнет», куда без специальных технических знаний не выйти. А тут — уже через секунду нахожу в грузинском сегменте фейсбука открытую группу «Продаю марихуану».

Вот такая кавказская «духовность». Совсем барыги не палятся.

Привет, — пишу по-грузински, — сколько стоит пакет травы?

— Пакет в 10 граммов — 150 лари (примерно 3700 руб. — авт.).

У тебя на фейсбуке написано — 50 лари.

— Это меньший вес, в спичечной коробке.

Как его купить?

— Ты сейчас хочешь?

— Да.

— Кидаешь деньги. Присылаешь мне фото чека об оплате и получаешь адрес «закладки».

Вот так просто. Продавцы на фейсбуке сидят под левым аккаунтами — боятся уголовки.

Но мои тбилисские друзья к такому «магазину не фейсбуке» относятся скептически:

— Там то травка некачественная, то просто кидалово: деньги переведёшь, а закладки не будет.

В общем, если у «наркотуриста» нет местных знакомых, владеющих языком и… э-э… знающих рынок, — устроить себе «маленький Амстердам» не так просто.

Многие тбилисцы теперь растят дурь у себя дома.

Многие тбилисцы теперь растят дурь у себя дома.

Две страны

С московскими журналистами грузины общаются неохотно — в стране регулярно ловят «русских шпионов» (по большей части мифических). Давать мне комментарии, тем более на такую деликатную тему, предпочитают анонимно. А то ещё обвинят в «пропаганде наркотиков» (оцените абсурд — несмотря на легалайз, в грузинском УК остаётся и такая статья: от года заключения).

— Раньше сажали за то, что ребята просто пробовали: как это — курнуть. Ломали молодые судьбы. А теперь можно смело говорить, что мы живём в свободной стране, где каждый вправе выбирать, какой образ жизни вести... — рассказывает мне паренёк с модной стрижкой — сторонник «европейского вектора» и завсегдатай ночных клубов.

Но такой оптимизм разделяют не все.

— Когда это было, чтоб грузин просил милостыню или был гастарбайтером? А сейчас у каждого входа в тбилисское метро и у каждой церкви сидят старики, клянчат денег на хлеб. А кто помоложе — уехали по европам за бабушками утки убирать, — говорит мне 40-летний Дато. В молодости он тоже покуривал, а сейчас на легалайз ему побоку: денег нет ни на траву, ни клубы.

Зато по улицам Тбилиси ездит «антиоккупантское такси». Садишься — и на внутрисалонном экране тебе крутят ролик про «российскую агрессию в Абхазии и Южной Осетии». Мои тбилисские ровесники вообще это любят: раскурив косячок и поглаживая остриженную в модном барбершопе бородку, кричать о своём патриотизме на всю Европу.

Но даже если Сакартвело каким-нибудь чудом и сможет вернуть «исторические земли», заселять их всё равно будет некому. В 1991 году в стране жило 5,4 млн человек, сейчас — 3,7 млн. Почти в полтора раза меньше. Простые грузины бегут гастарбайтерами на Запад и в Россию от бедности и отсутствия перспектив. И легализация наркотиков на рецепт национального спасения явно не тянет.

В таких тбилисских барчиках под музыку в стиле диско можно разжиться травой.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также