2019-03-22T09:28:06+03:00

«Надо жить на светлой стороне»

Победитель Международного кинофестиваля «8 женщин» Татьяна Эверстова – о феномене якутского кино и женском взгляде на детали бытия
Поделиться:
Комментарии: comments4
В фильме "Его дочь" маленькую Таню сыграла Света Портнягина.В фильме "Его дочь" маленькую Таню сыграла Света Портнягина.Фото: Из личного архива героя публикации
Изменить размер текста:

Лучшим игровым фильмом по итогам Международного кинофестиваля «8 женщин» стало «Замыкание» Татьяны Эверстовой. В конкурсной программе драма якутского режиссёра обошла картины Веры Глаголевой, Авдотьи Смирновой и Екатерины Двигубской.

Татьяна Эверстова рассказала «КП» о феномене якутского кино, светлой стороне жизни и каким был бы фильм «Гардемарины, вперед» от режиссера-мужчины.

О женском кино

- Женщины тоньше чувствуют и более внимательны к деталям, поэтому визуальный рисунок картины получается иным. Мужчинам лучше удается эпическое кино, баталии, экшен – вот это на сто процентов их территория. Думаю, я бы такое снять не смогла. Женское кино со своей изюминкой – оно более социальное, семейное, душевное.

Женское кино всегда более социальное, семейное, душевное. Фото: Из личного архива героя публикации

Женское кино всегда более социальное, семейное, душевное.Фото: Из личного архива героя публикации

Фильм про одно и то же мужчина и женщина снимут по-разному. Взять хотя бы «Гардемарины, вперед!» - не возьмись за него Светлана Дружинина, картина вряд ли получилась бы такой лиричной. А вспомните сцену встречи Штирлица с женой из «17 мгновений весны»: настолько точно, пронзительно и красиво передать всю гамму чувств без слов могла только женщина!

Так уж сложилось, что все творческие сферы у нас – литература, фотография, кино – напрочь мужские. Именно поэтому за работой представительниц прекрасного пола, вторгающихся на эту территорию, так интересно наблюдать.

Об изнанке жизни

- Социальная драма «Замыкание» - моя вторая работа в полном метре, продолжение картины «Его дочь». Главная героиня, девочка Таня, выросла, и так как школа в родной деревне была 8-летней, ей пришлось переехать к матери и отчиму.

Многих зрителей фильм "Его дочь" зацепил пасторальными сценами, неспешностью и созерцательностью. Фото: кадр из фильма

Многих зрителей фильм "Его дочь" зацепил пасторальными сценами, неспешностью и созерцательностью.Фото: кадр из фильма

И если первую часть – неспешную, созерцательную, с пасторальными пейзажами и неподдельной радостью детства можно сравнить с раем, то вторая – это ад. Девочка-подросток, детство которой было счастливым, сталкивается с изнанкой жизни: пьянством, насилием, беспросветностью. Когда видишь такое каждый день, замыкаешься в себе, понятие нормы размывается, и где-то глубоко внутри начинает расти и укореняться зло. И если в душе нет внутреннего света, оно победит.

Поэтому, даже когда, кажется, всё плохо, нельзя допускать зло к себе в душу, поддаваться стадному инстинкту «все так делают». Свет внутри всегда должен гореть. И каждый, кто его сохранит, спасется. Об этом мой фильм.

Кстати, именно поэтому ни я, ни мои домашние не смотрим телевизор – с экрана льется столько негатива, страданий и злобы, что перестаешь замечать хорошее, а его в мире всё же больше. Особенно внуки – пока маленькие, будем стараться уберечь их от этого.

Как бы ни было тяжело, нельзя допускать зло к себе в душу, свет внутри всегда должен гореть. Фото: кадр из фильма

Как бы ни было тяжело, нельзя допускать зло к себе в душу, свет внутри всегда должен гореть.Фото: кадр из фильма

Многие против такого подхода – считают, что дети вырастут неподготовленными к реальной жизни. Я так не думаю. Надо жить на светлой стороне – не видя плохого вокруг себя, ты ничего не теряешь.

О людях, которых обычно не встретишь в кинотеатрах

- Сиквел получился непохожим на «Его дочь». В «Замыкании» нет неспешности и созерцательности, которая так понравилась многим в первой картине. Я хотела показать зрителю больше действия, драмы, вытащить наружу скрытые эмоции героини. 15-минутных сцен без слов здесь уже не будет.

В этих фильмах я рассказываю свою историю. Поначалу хотела выпустить книгу, даже наброски кое-какие были. Но потом поняла – не хочу, чтобы она просто пылилась на полках. К тому же сегодня наша некогда самая читающая страна предпочитает детективы, а просвещение идет посредством кино – самого массового из искусств.

Снимать на улице было непросто, ведь в это время деревня продолжает жить своей жизнью. Фото: Из личного архива героя публикации

Снимать на улице было непросто, ведь в это время деревня продолжает жить своей жизнью.Фото: Из личного архива героя публикации

У моих фильмов другой зритель – люди, которых обычно не встретишь в кинотеатрах. Об этом мне говорили сотрудники кинозалов после проката картины «Его дочь». Нам удалось вытащить в кино тех, кто обычно туда не ходит, и это здорово.

О жертвах ради роли

- В XXI веке воссоздать, как выглядел районный центр в Якутии 80-х годов, было непросто. Снимали сразу в двух селах – Маягас и Борогонцы. Там удалось найти подходящие дома – какими они сохранились в моих детских воспоминаниях. В одном из сел пришлось построить памятник, и чтобы добраться туда, отсыпали дорогу.

В одном из сел съемочная группа построила и установила самый настоящий памятник. Фото: Из личного архива героя публикации

В одном из сел съемочная группа построила и установила самый настоящий памятник.Фото: Из личного архива героя публикации

Над картиной работала молодая команда – без опыта, но с кучей энтузиазма. Со стажем в кино был только оператор. Художник с командой все окрестные амбары прошерстили в поисках нужных нам раритетов! Сами рисовали агитплакаты тех лет, нашли ламповый телевизор, радиолу, вязаные крючком скатерти. Даже откопали где-то одежду из 80-х!

Самым сложным было снимать на улице, ведь в это время деревня продолжает жить своей жизнью. Всем было интересно, что происходит у нас на площадке – люди высовывались из окон, машины специально давали крюк, чтобы проехать мимо. В итоге несколько раз приходилось перекрывать дорогу.

Роль повзрослевшей Тани сыграла балерина Юлия Мярина. Фото: Из личного архива героя публикации

Роль повзрослевшей Тани сыграла балерина Юлия Мярина.Фото: Из личного архива героя публикации

Повзрослевшую Таню играет балерина Юлия Мярина. Эта девушка – моя находка. В силу профессии она замечательно умеет высказываться, ни говоря ни слова. Роль мамы сыграла известная якутская актриса Нюргуяна Шадрина. Яркая и харизматичная, она прекрасно справилась с ролью тихой, несчастной женщины. Ее я утвердила сразу: на кастинге Нюргуяна с ходу вошла в роль и заставила плакать всех, кто там был.

Отчима сыграл Василий Борисов. Из всей труппы ему пришлось пойти на самые большие жертвы ради роли: отрастить волосы и набрать несколько килограммов, от которых он только недавно с большим трудом избавился. А еще он остался без голоса: его глубокий мужской бас не вязался с ролью гадкого мужичонки, поэтому его пришлось полностью переозвучить.

О нервных режиссерах и растущей голове

- Я визуал. Целые кадры из будущих картин приходят ночью, в полудреме. Тогда вскакиваю с постели и начинаю быстро-быстро записывать эти идеи из головы – утром ты уже не сможешь их вспомнить.

Агитплакаты тех лет съемочной группе пришлось рисовать своими руками. Фото: Из личного архива героя публикации

Агитплакаты тех лет съемочной группе пришлось рисовать своими руками.Фото: Из личного архива героя публикации

Когда погружаешься в проект, и что-то не получается, начинается ломка. Идея рвется наружу, ты становишься одержима ею, все время только об этом и думаешь. Муж говорит, что в такие моменты моя голова будто увеличивается в размерах (смеется). «Отпускает» только тогда, когда все начинает «срастаться» – чувствуешь, что движешься в нужном направлении.

Иногда на камеру картинка из твоей головы смотрится иначе, или оператор хочет снять сцену по-своему, или на площадке слишком много света – что ни день, то сюрприз. Видимо, поэтому все режиссеры такие нервные (смеется).

Успех моей первой картины на фестивалях больше всего удивил, наверное, меня саму. Я, максималистка и перфекционистка, ощущала себя дилетантом – а тут члены жюри, серьезные люди, профи что-то увидели в моей истории. Попасть в шорт-лист кинофестиваля – уже серьезное достижение, ведь твою картину отобрали из десятков претендентов.

Критики сравнивали картину "Его дочь" с классическими японскими фильмами. Фото: кадр из фильма

Критики сравнивали картину "Его дочь" с классическими японскими фильмами.Фото: кадр из фильма

Как и все творческие люди, я всегда недовольна своей работой. Поэтому, наверное, на первый фильм ушло пять лет – улучшать можно до бесконечности. Зато я многое открыла в себе, появился опыт, полезные знакомства – и работу над «Замыканием» мы завершили за полгода. После тура по кинофестивалям фильм выйдет в республиканский прокат, ведутся переговоры о показе картины и в других регионах России.

О феномене якутского кино

- В Якутии снимают очень разное кино, и много – в год выходит 10-12 фильмов. И все это – на голом энтузиазме, без поддержки, что называется, на коленке. А потом эти фильмы собирают в местном прокате больше, чем голливудские блокбастеры, и побеждают на кинофестивалях по всему миру.

Об этом феномене говорят, кажется, все, однако в широкий прокат картины не попадают. Думаю, российский зритель к такому пока не готов.

Думаю, секрет в том, что якутские фильмы делают по-настоящему талантливые ребята, влюбленные в кино. Работают за идею, ведь больших денег это не приносит. А еще у нашего кино есть своя «фишка» - оно о том, что волнует всех, душевное, с подтекстом. Именно это сейчас интересно западному зрителю.

За работой над "Замыканием" - оператор Семен Аманатов. Фото: Из личного архива героя публикации

За работой над "Замыканием" - оператор Семен Аманатов.Фото: Из личного архива героя публикации

Пару раз на фестивалях мне говорили: вы, якуты, очень похожи на корейцев – снимай дорамы (плаксивые любовные сериалы – авт.), и дело в шляпе! Да, ниша свободна, но это определенный формат, к нему душа должна лежать. Меня такие проекты не интересуют.

О помощи природы и «зеленом свете»

- Всем занимаюсь сама: в своих фильмах я и режиссер, и сценарист, и продюсер, и снабженец. Поэтому, когда проект подходит к концу, обычно уже ничего не хочется. Мой первый фильм, полностью отснятый и смонтированный, лег под сукно на несколько лет – не клеилось с музыкой, я никак не могла найти композитора. В итоге плюнула, и с горя… пошла получать образование в сфере IT.

Когда отошла от всего этого и разгрузила голову, звезды сошлись: появился композитор, с которым мы с ходу нашли общий язык. В итоге всё, что было нужно, мы сделали на одном дыхании – словно кто-то сверху «зеленый свет» дал.

Волшебные моменты, когда сама природа помогает, на съемках были нередки. Фото: Из личного архива героя публикации

Волшебные моменты, когда сама природа помогает, на съемках были нередки.Фото: Из личного архива героя публикации

В моей работе часто так – будто кто-то помогает. Помню, однажды выехали на натурные съемки, отвели на них дней десять, снеди набрали с этим расчетом. Сама природа была на нашей стороне: для кадра нужна была радуга – и начался «слепой» дождик, хотели снять туман – наутро проснулись в густой пелене, в паре метров ничего не видно. В общем, управились за двое суток.

Мой третий фильм будет зрительским, не фестивальным, в новом для меня жанре спортивной драмы. Все отговаривают: мол, такого сейчас и так много, а вы уже нашли свою нишу, зачем? Мне же хочется попробовать снять нечто по-настоящему массовое, но по-своему. Мое зрелище будет иметь подложку, сюжет не будет строиться только на экшене.

Главное для режиссера - сохранять спокойствие, потому что на площадке частенько многое идет не так. Фото: Из личного архива героя публикации

Главное для режиссера - сохранять спокойствие, потому что на площадке частенько многое идет не так.Фото: Из личного архива героя публикации

Фильм будет биографическим – о моем зяте, двукратном чемпионе мира по вольной борьбе Викторе Лебедеве. Наброски сценария уже есть, но я бы хотела привлечь к работе над ним кого-то со стороны – жанр спортивной драмы предполагает динамику, действие, накал, а это не совсем моя стихия.

Понимаю, что работать над таким фильмом будет тяжело вдвойне, даже втройне: тема очень личная, да и новая для меня. Но ведь человек развивается, становится лучше, только если ставит перед собой по-настоящему сложные задачи – и берет эту планку.

КСТАТИ

Фильм о феномене якутского кино

В 2019 году Международный кинофестиваль «8 женщин» прошел в пятый раз. Помимо «замыкания», в категории игровых полнометражных фильмов в конкурсной программе были заявлены «Не чужие» Веры Глаголевой, «История одного назначения» Авдотьи Смирновой, «Опасные танцы» Екатерины Двигубской, «Мертвые ласточки» Натальи Першиной, «Порт» Александры Стреляной, «Солдатик» Виктории Фанасютиной и «Интересная жизнь» Анны Яновской.

Последняя картина – о феномене якутского кино. По сюжету герой фильма, московский комедийный артист Алексей Юдников, узнав о якутском кинематографическом буме, решает попытать своё счастье. Ради главной роли он пускается в волшебное путешествие, полное неожиданных встреч, приключений, обретений, любви, открытий и потерь. Но реальность открывается Алексею самым неожиданным образом…

Фильм был удостоен специального приза фестиваля «За преодоление барьеров между документальным и игровым кино».

СПРАВКА КП

Воспоминания из детства заставляют смеяться и плакать

Картина «Его дочь» вышла в свет в 2016 году.

Первоклассница Таня живёт вместе со своими дедушкой и бабушкой в глухом якутском селе. Девочка думает, что окружающий её мир прекрасен, и таким он будет всегда. Таня не хочет, чтобы что-то менялось, но однажды происходят события, которые девочка не готова принять.

Фильм-наблюдение за суровой, но прекрасной якутской природой, людьми и их жизнью глазами ребенка завоевал три приза XXIV Фестиваля российского кино «Окно в Европу», в том числе Глан-при и спецприз «За чистоту и глубину авторского высказывания».

- В самом начале картины закадровый голос говорит, что воспоминания из детства до сих пор заставляют героиню (и, соответственно, автора) смеяться и плакать. После просмотра сомнений в том, что так оно и есть, не остается, - написал в своей рецензии к картине кинокритик Сергей Оболонков.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также