2019-03-18T11:28:03+03:00

Почему родственники погибших при взрыве дома в Магнитогорске не могут унаследовать новые квартиры

Нотариусы отказываются признавать разрушенное жилье наследственным имуществом
Поделиться:
Комментарии: comments3
Дом на пр. Карла Маркса, 164 разделили на две части.Дом на пр. Карла Маркса, 164 разделили на две части.
Изменить размер текста:

В то страшное утро 31 декабря трагедия унесла жизни пожилых супругов Анашкевич. Нина Ивановна и Владимир Михайлович жили на пятом этаже рухнувшего подъезда над квартирой спасенного Вани Фокина. Их сын, 50-летний Виктор Анашкевич мог погибнуть вместе с родителями. Но он, по счастливой случайности, в тот день не ночевал дома.

Напомним, трагедия в Магнитогорске унесла жизни 39 человек. Обрушился седьмой подъезд дома на пр. Карла Маркса, 164. ЧП случилось 31 декабря 2018 года. После этого власти пообещали предоставить бесплатные квартиры всем жильцам. Но на деле все оказалось сложнее.

39 жизней, по которым скорбит вся страна.Учителя, студенты, дети... Как и мы, они готовились встречать Новый год. Но их жизни трагически оборвались перед самым праздником. Вспомним их всех поимённо...

НЕ ПРОПИСАН? ЗНАЧИТ, НЕ ПОДХОДИШЬ

После взрыва в многоэтажке Виктор Анашкевич потерял не только отца и мать, но и единственное жилье. По его словам, здесь он прожил почти всю жизнь. Виктор не был прописан у родителей в доме на Карла Маркса 164. По этой причине его не включили в программу по расселению жильцов. Другой жилплощади у него нет.

Виктору было 5 лет, когда его отцу от завода дали в этом доме двухкомнатную квартиру. Владимир Михайлович всю жизнь трудился на комбинате. Там же на производстве получил тяжелую травму. Чудом остался жив. Три месяца лежал в реанимации. Нина Ивановна работала и воспитывала двух сыновей. Все, что нажили супруги Анашкевич, досталось им нелегким трудом.

В середине 90-х родители Виктора приватизировали квартиру.

— Половина была в собственности у мамы, вторая — у отца. Я от них выписался, когда умер дедушка, и мне надо было вступать в права наследования на его квартиру. В 2014 году мы ее продали. Я хотел снова прописаться к родителям, но у мамы в это время пошатнулось здоровье. Я решил не лезть к ним со своими проблемами и прописался у дочери, — рассказывает мужчина.

После трагедии Анашкевич не смог получить сертификат на новое жилье. В ответ на обращение к городским властям ему посоветовали получить право на жилплощадь в качестве наследника.

В Магнитогорске обрушили повреждённую взрывом стену дома.

— Я пошел в нотариальную контору. Там меня попросили предоставить выписку из Росреестра о том, что родительская квартира существует. А кто мне ее даст, если все рухнувшие квартиры сняты с учета? Нотариус разъяснил, что по закону я не могу унаследовать то, чего нет, — говорит Виктор.

В мэрии от Виктора тоже требуют документы, ссылаясь на постановление правительства Челябинской области. Сначала просили принести справку об отсутствии у него другой жилплощади. Теперь ему нужно доказывать через суд, что он проживал вместе с родителями.

— Месяц назад я подал заявление в Правобережный суд Магнитогорска, нашел 10 свидетелей. Результатов пока никаких. Такое ощущение, что надо мной просто издеваются. Посудите сами, если бы мои родители умерли от старости, мы с братом по закону унаследовали бы все их имущество. Без всяких справок и доказательств. А теперь в сложившейся ситуации мой брат вообще не может претендовать на компенсацию за родительскую квартиру, потому что имеет в собственности жилье, а я вынужден временно жить у дочери и доказывать очевидные вещи, — недоумевает Виктор Анашкавич.

ПРОБЛЕМА АНАШКЕВИЧА — НЕ ЕДИНСТВЕННАЯ

В похожей ситуации оказались родные погибшей семьи Кремлевых. Елена и Андрей Кремлевы тоже жили в седьмом подъезде вместе с двумя взрослыми сыновьями. После взрыва погибли все вчетвером. По закону имущество супругов Кремлевых должны унаследовать их родители. И у Елены, и у Андрея остались мамы. Обе женщины уже в преклонном возрасте. Прошло три месяца после трагедии, однако они до сих пор не могут получить часть гарантированных выплат, не говоря уже о праве на наследство.

Людмила Крамаренко потеряла в трагедии сына. Игорь был собственником однокомнатной квартиры на девятом этаже, в которой погиб вместе с женой Анастасией и маленькой дочкой Миланой. Наследниками имущества Игоря Крамаренко являются его родители.

— Мы уже подали заявление нотариусу. Нам пока ничего не объяснили, сказали подойти через полгода, — говорит Людмила Николаевна.

Можно подумать, что через полгода разрушенная квартира появится в Росреестре.

Пенсионерке Лидии Волченко пришлось сдавать тест ДНК, чтобы доказать родство с погибшей при обрушении подъезда Марией Лепковой. Женщины были родными сестрами. Прямых наследников у Лепковой не осталось.

Теперь непонятно, нужен ли Лидии Волченко этот тест ДНК, если у нотариуса выяснится, что квартиру ее сестры нельзя унаследовать.

КОММЕНТАРИЙ

Челябинские юристы комментируют ситуацию осторожно.

— Можно ли наследовать компенсацию, которая выдается за утраченные квартиры, из текста постановления, принятого правительством области, до конца непонятно. Видимо, нужно проверять это опытным путем — откажут или нет, — говорит адвокат Александр Щербинин. — Возможно, в итоге ущемления прав наследников и не будет. Вот если кому-то реально откажут, то на примере такого отказа (особенно если он будет официальный — в письменном виде) можно анализировать нарушение чьих-то прав с точки зрения закона.

А вот с нотариусом Александр Щербинин согласен на сто процентов:

— Нотариус ориентируется на официальный ответ из Росреестра о наличии или отсутствии права. А если сведений у Росреестра нет, то тогда наследник должен отстаивать свои права в судебном порядке.

P.S.: В администрации Магнитогорска о проблеме с бюрократией знают. Но чиновники разводят руками — по закону в спорной ситуации должен разбираться суд. Они готовы помочь жильцам с бумагами, чтобы они смогли доказать свое право на квадратные метры.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также