2019-02-16T08:18:27+03:00

«Во время боя я не заметил, что был ранен»: ветеран Игорь Кошелев про Афганистан

Бывший разведчик из Кемерова рассказал о боях за чужую страну
Кирилл ЧАЩИН
Кемеровчанин Игорь Кошелев вернулся с войны в 1988 году. Сейчас он председатель кузбасского отделения Союза ветеранов АфганистанаКемеровчанин Игорь Кошелев вернулся с войны в 1988 году. Сейчас он председатель кузбасского отделения Союза ветеранов АфганистанаФото: Кирилл ЧАЩИН
Изменить размер текста:

С афганской войны в Кузбассе вернулись 3800 солдат-срочников. 134 кузбассовцев оставили там свою жизнь. Многие погибли геройской смертью, помогая чужой стране.

В канун 30-летия вывода советских войск из Афганистана мы попросили рассказать о той войне председателя кузбасского отделения Союза ветеранов Афганистана Игоря Кошелева.

Здесь война

Игорь Кошелев, как и многие, призывники не думал, что его в 1986 году отправят служить в Афганистан. Он серьезно занимался спортом – был членом сборной Российской Федерации по лыжным гонкам. 18-летний юноша считал, что его заберут служить в спортивные войска. Однако, когда его из военкомата перевезли в Бийск, понял – отправят в Афган.

– Родителям я, конечно, писал, что мы едем в Монголию, в пески, – вспоминает Игорь Кошелев.

После трех месяцев в учебке он стал разведчиком и был отправлен служить в часть в окрестностях города Джелалабада в провинции Нангархар.

– Нам сразу сказали: «Здесь – война, из-за каждого дувала (глиняный забор, – прим. «КП») могут в любое время выстрелить, с каждой крыши, из-за каждого камня. Расслаблялись только в подразделении. И то, мог быть обстрел из «зеленки», – говорит ветеран. – Была идеология такая, что мы идем оказывать интернациональную помощь дружескому народу. Мы были настроены, что этих повстанцев мы поставим на место. Страха в 18 лет не было.

То, что происходило в Афганистане, Кошелев называет адом. На этой войне вчерашние выпускники столкнулась с хорошо подготовленными наемниками. Кроме того, простым афганцам неплохо платили за убийство советских солдат – чем выше звание, тем больше гонорар.

У террористов было самое передовое оружие, которое туда поставляли со всего мира. Экипировка террористов также была импортная. По словам ветерана, почти все солдаты носили трофейные ботинки, которые намного лучше их берцев. Также ценились куртки, подсумки, куда можно было положить гранаты и магазины, американские спальники.

Терпеть

– Духи делали засады в ущельях, подбивали первую и последнюю машины колонны, а затем начинали обстрел сверху. Если вовремя вертушки или разведподразделения не поспевали, то все заканчивалось потерями, – рассказывает о войне Игорь Кошелев.

Отряд Кошелева занимался поиском и уничтожением террористических групп и баз их подготовки. Разведчики делали засады на противника. Иногда выдвигались выручать попавших под обстрел товарищей. Чтобы застать в врасплох неприятеля, солдатам необходимо было карабкаться в горы под палящим солнцем.

Джелалабадские разведчики Архивное фото

Джелалабадские разведчики Архивное фото

– Когда идешь в горы, воду ни в коем разе пить нельзя – она сразу тепловой удар дает. Нужно терпеть. Щеку как жвачку грызешь. В Афганистане очень жарко и очень хочется пить. А только воды попил – открываются поры и все. Не попил - солнечный удар может свалить, – рассказывает Кошелев.

Как на любой войне, в Афганистане гибли солдаты. Буквально на глазах кемеровского ветерана террористы убили 11 ребят. Пока разведчики гнали духов по ущелью, первый взвод первой роты, занявший вершину, расслабился. Солдаты не стали строить оборонительные сооружения, думая, что неприятель ушел. А в это время террористы обошли гору и всех расстреляли. Шедший с группой по следу противника Кошелев обнаружил боевых товарищей погибшими.

– Когда кто-то погибал, на постамент ставилась койка. Под подушкой лежали письма павшего. Каждый день она перестилалась по белому, не меньше трех раз в день. Постельное белье выносилось на улицу, все протряхивалось. За ней особо ухаживали. Когда я пришел, у нас койка стояла, потом мы ставили, – говорит Кошелев.

Ранение

Однажды разведчики отправились в засаду, однако сами попали в западню. Духи открыли огонь с нескольких сторон, с высоты.

– Командиру две ноги прострелили. Меня ранило в грудь, под сердце. Но мы с боем вышли из ущелья. Я сразу и не почувствовал ранения. Командира на носилки положили и под прикрытием брони – к медпункту. Когда его с носилок сняли, я руку засовываю под одежду, вытаскиваю – а она вся в крови. Меня тут же раздели, укол сделали, потом в себя прихожу – меня с вертолета снимают в госпитале. Там опять везут в операционную, – рассказывает ветеран. – Хорошо, что никого тяжело не ранили – тогда бы все там остались.

Через месяц разведчик снова вернулся на войну. Домой отправляли только тех, кто лишался рук или ног.

Когда родители солдата узнали о том, что их сын получил ранение в Афганистане, у них началась настоящее паника.

– Мне от папы приходило письмо, все слезами залитое. Он писал: «Сыночка, родненький, да лучше б нас стариков, чем вас молодых, да за что вам это все…», – говорит Игорь Кошелев.

«Пацаны воюют, а мы здесь»

Большой проблемой для всех вернувшихся с войны солдат была психологическая реабилитация. Они подолгу не могли привыкнуть к мирной жизни.

– Я как-то хотел доехать до улицы Попова на автобусе. Сажусь, еду, а в мыслях весь там, в Афганистане. Доехал до ДК, понял, что проехал, сел в обратном направлении – снова проехал. Пешком иду и снова думаю, как же там мои…. Самое сложное было в том, что постоянно думал, что сейчас там пацаны воюют, а мы здесь. Тут весна, платья разлетаются, все улыбаются. Я думал, как же они не понимают, что там война, – говорит ветеран.

Кроме того, большинство советских людей ничего не знали о войне в далекой стране. Ветераны попадали в мир, где им нет места. Офицеры в Афгане обещали каждому солдату по машине и квартире вне очереди. Когда ветераны вернулись, то услышали: «Мы вас туда не посылали».

Вывод советских войск начался в мае 1988 года, а завершился 15 февраля 1989 года Фото: REUTERS

Вывод советских войск начался в мае 1988 года, а завершился 15 февраля 1989 годаФото: REUTERS

Также ветераны Великой Отечественной поначалу не приняли афганцев и даже называли «лапшой необстрелянной», отмечает Кошелев. Тогда они создали свой совет, чтобы помогать друг другу и семьям павших товарищей.

Игорь Кошелев вернулся с войны в 1988 году. А через год советские войска вывели из Афганистана.

– Никакими словами невозможно выразить охватившее нас чувство. В нем было все: восторг и слезы, радость и горечь, страдание и надежда, – говорит ветеран.

Кошелев сразу стал помогать ветеранской организации. Сейчас он является председателем кузбасского отделения «Российского Союза ветеранов Афганистана» и руководит обществом «Боевое Братство».

После войны в Кузбассе было 3800 ветеранов по линии военкомата. Сейчас осталось 3246. Организация помогает ветеранам получить жилье или медицинскую помощь. Боевые товарищи часто навещают семьи погибших и помогают всем, чем нужно. Кроме того, ветераны рассказывают школьникам о подвигах их земляков и проводят уроки мужества. Многое делается, чтобы увековечить имена героев.

В Кемерове, Новокузнецке и Осинниках был создан «афганский маршрут». Каждый автобус этого маршрутного такси назван именем погибшего воина, в салоне – его портрет, информация о нем, его подвиге. Проезд на афганском маршруте для ветеранов боевых действий бесплатный. Вырученные средства направляются на поддержку семей погибших и на другие благотворительные цели.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также