2018-11-28T08:45:00+03:00

Глава СК Александр Бастрыкин взял под личный контроль дело об исчезновении красноярской девушки из центра реабилитации наркоманов

За 2,5 года дело так и не сдвинулось с мертвой точки
Поделиться:
Комментарии: comments9
Глава СК Александр Бастрыкин взял под личный контроль дело об исчезновении красноярки Мелисы Пенклиди. Фото со страницы Анны ПенклидиГлава СК Александр Бастрыкин взял под личный контроль дело об исчезновении красноярки Мелисы Пенклиди. Фото со страницы Анны Пенклиди
Изменить размер текста:

Председатель следственного комитета РФ Александр Бастрыкин приехал в Красноярск на прошлой неделе, чтобы провести оперативное совещание. Отдельно в планах у него стоял и личный прием жителей края и соседних регионов. Записались 77 человек. Каждого главный следователь страны внимательно выслушивал, делал пометки, ведь люди приходили к нему со своими бедами, отчаянием и надеждами.

В числе посетителей был и красноярец Рафаэль Пенклиди. Два с половиной года назад в его семье случилась беда – пропала дочь, Мелисса Пенклиди. По официальной версии, 21-летняя девушка сбежала из реабилитационного центра для наркозависимых, который находится более чем в 160 километрах от Красноярска. Но родители девушки подозревают, что ее могли убить. Все, что семье сейчас нужно – знать, что же произошло на самом деле в апреле 2016 года.

Так выглядела Мелисса незадолго до исчезновения. Фото со страницы Анны Пенклиди

Так выглядела Мелисса незадолго до исчезновения. Фото со страницы Анны Пенклиди

Мелисса Пенклиди сразу после школы влюбилась в парня по имени Виктор, рассказала мама девушки Анна Пенклиди. Поначалу молодой человек казался приятным, надежным, заботился о Мелиссе. И хотя до Анны доходили слухи, что потенциальный зять балуется наркотиками, не хотела этому верить. Пока однажды не заметили странности в поведении своей дочери. А когда родители поняли, что Мелисса уже сидела на «спайсах» или какой-то другой синтетической дряни, забили тревогу.

В декабре 2015 года Мелисса попала в наркодиспансер, врачи посоветовали: нужна реабилитация. И важно, чтобы девушка пошла на нее по доброй воле.

- Я позвонила ей, она мне ответила: «все, мам, я согласна, я поеду в реабилитационный центр», - рассказывала тогда «Комсомолке» мама Анна. – Мы в тот же вечер приехали в офис центра тут, в Красноярске, подписали договор. Привезли вещи Мелиссы. Нам сказали, что она пробудет в центре 4 месяца, платить нужно по 20 тысяч рублей каждый месяц.

Родители надеялись, что когда дочь вернется, жизнь станет прежней – без наркотиков и кошмаров.

А так выглядел тот самый «реабилитационный» центр. Фото со страницы Анны Пенклиди

А так выглядел тот самый «реабилитационный» центр. Фото со страницы Анны Пенклиди

Реабилитационный центр «Спарта» находился в небольшом селе Талое Ирбейского района, в трех часах езды на автобусе от Красноярска. Название центра отражало его сущность. Условия там были поистине спартанские. Жили пациенты в двух деревенских домах. Процесс перевоспитания основывался на трудотерапии, кто же спорит: пилили дрова, носили воду с деревенской колонки, зимой убирали снег со двора и крыши, топили печи, готовили пищу, занимались рукоделием, что-то мастерили.

Однако было еще кое-что, о чем пациентам нельзя было рассказывать посторонним: за малейшую провинность их наказывали. Причем не только физически. Их еще и унижали. Подруга Мелиссы, назовем ее Светлана, рассказывала тогда, что кормили очень скудно, могли лишить еды на целый день. Избивали, выгоняли на улицу в легкой одежде – зимой. Могли в ковер замотать и также бросить на улице. Сбежать было нельзя – удерживали насильно. Но не это было самое страшное. Говорят, самых непослушных обливали водой и заставляли в мокрой одежде на морозе копать ямы на участке.

Однажды Мелисса покурила в шкаф сигарету. Ее наказали. Возможно, это стало последней каплей, девушка не выдержала и сбежала. Это случилось 22 апреля, за 2 недели до окончания срока реабилитации. Версию о побеге выдвинул персонал центра. Причем не сразу, а спустя несколько дней, когда родители Мелиссы забили тревогу. Девушка как в воду канула.

К поискам Мелиссы подключились волонтеры. Но, увы... Фото со страницы Анны Пенклиди

К поискам Мелиссы подключились волонтеры. Но, увы... Фото со страницы Анны Пенклиди

- Моя дочь могла убежать. Но она не стала бы прятаться от меня, - уверена мама Анна.

Уголовное дело завели по статье «Убийство» завели только спустя два месяца.

С тех пор прошло 2,5 года. Так называемый реабилитационный центр «Спарта» давно закрылся. Его учредители растворились на просторах родины. Хотя, если постараться, их можно найти – их звучные фамилии периодически мелькают в прессе (то начинают новый бизнес, то пытаются заняться политикой).

А родители до сих пор не знают, что стало с их дочерью. О страшном думать не хочется, но и реальность пугает не меньше. Вот об этом Рафаэль Пенклиди рассказал председателю СК.

- Бастрыкин выслушал меня очень внимательно. Сказал, что благодаря журналистам о нашей истории вся страна знает, - сообщил отец Мелиссы. – Он недоволен тем, как идет следствие. Распорядился передать все материалы дела в Москву. Я очень надеюсь, что мы получим ответы на наш главный вопрос: что стало с дочерью.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Их очень ждут дома: люди, пропавшие в 2016-м и до сих пор не найденные.

Посмотрите внимательно на эти ориентировки, может быть кого-то из «потеряшек» вы видели? «Комсомольская правда» - Красноярск: помогите в поисках!

Уже больше года родные этих людей живут одним – надеждой. Надеждой на то, что их пропавшие близкие хотя бы позвонят. Или вернутся домой. Пусть уставшие, измотанные, исхудавшие, больные, но живые (подробнее)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также