2018-03-16T17:00:28+03:00

Суд по делу Гайзера: как проворачивали аферу с продажей доли «Авалона»

На неформальные выплаты Гайзеру, Чернову, Шабаршиной, Торлопову и другим каждый месяц тратили 10 млн рублей
Поделиться:
Комментарии: comments3
В таблице неформальной кассы в графах с постоянными платежами инициалами были указаны «ГВМ», «ЧАЛ», «ШБШ», «ТВА»В таблице неформальной кассы в графах с постоянными платежами инициалами были указаны «ГВМ», «ЧАЛ», «ШБШ», «ТВА»Фото: komikz.ru
Изменить размер текста:

Сегодня, 14 марта, в Замоскворецком суде Москвы состоялось двадцатое заседание по уголовному делу бывшего руководства Республики Коми. На прошлом заседании прокуроры начали зачитывать материалы дела. Прозвучали названия документов которые пересылали друг другу фигуранты дела и процессуальные документы которые оформлялись после задержания и ареста Вячеслава Гайзера.

Также прокуроры пытались перечислить несколько протоколов допросов свидетелей, но защита обвиняемых выступила против, и суд согласился с ними. Дело в том, что оглашенные таким образом документы считаются исследованными судом, а свидетельские показания будут изучаться на другой стадии процесса.

Деньги Ромаданова

Адвокат Алексея Соколова (экс-гендиректор «Комплексного управления проектами». В ходе следствия полностью признал вменяемую ему вину — ав.) просил сегодня пригласить его для дачи показаний.

Но тут выступил адвокат экс-спикера Госсовета Коми Игоря Ковзеля Руслан Закалюжный. Он сообщил, что на предварительном следствии этот защитник представлял интересы и Антона Фарештейна (экс-директор компании «Метлизинг», фигурирующей в деле. Скончался при невыясненных обстоятельствах в СИЗО «Лефортово» в 2016 году – прим. ав.), и Алексея Соколова. В их показаниях есть противоречия. А закон говорит, что адвокат не может представлять интересы лица, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, чьи интересы противоречат интересам ныне защищаемого клиента.

Адвокат Соколова не согласился с этим заявлением, равно как и прокуроры. Судья удалилась в совещательную комнату, а после выхода из неё оставила ходатайство об отводе адвоката Соколова без удовлетворения, сообщает «7х7».

Начался допрос Алексея Соколова. Обвиняемый рассказывал, что экс-заместитель председателя Правительства РК Константин Ромаданов выполнял его поручения и непосредственно занимался поступлениями в неформальную казну.

Соколов подтвердил, что знаком с Натальей Моториной (являлась секретарем в компании «Советник», осуществляла юридическое сопровождение компаний, а затем как директор компании взаимодействовала с властями), Игорем Ковзелем и Игорем Кудиновым (экс-руководитель Фонда поддержки инвестпроектов). С между ними и Соколовым сложились рабочие отношения. В частности, с Ромадановым он познакомился в 1995 году в Сбербанке. Отношения с ним были «близкие-производственные». После совместной работы в Сбербанке Ромаданов пригласил его работать к себе.

Соколов возглавлял компанию Константина Ромаданова «Комплексное управление проектами» (КУПРО). Компания управляла бизнесом Ромаданова. Через это предприятие проходили денежные потоки предприятий экс-заместителя председателя Правительства РК .

Конверты для чиновников

Также Соколов говорил про неформальную кассу. В 2006 году Ромаданов сказал ему, чтобы тот учитывал денежные потоки. С этого момента Соколов вел таблицы и учет поступления, расходов неформальной кассы.

Были регулярные и нерегулярные платежи. К регулярным Соколов отнес платежи СЛВЗ, Евгения Самойлова (экс-сенатор от Коми) и его людей. Также регулярно платили КЭС «Холдинг», а также платежи от Алексея Чернова (бывший заместитель Главы Коми ) с пометкой «Авалон» и другие.

Расходы также были регулярными и нет. Так, к нерегулярным относили подарки, расходы на проведение неофициальных мероприятий. К регулярным — деньги в конвертах. Это примерно 10 млн руб. ежемесячно.

В таблице конверты отмечались номером, инициалами и суммами. (У Соколова была таблица, в которой были только номера и суммы.) В таблице в графах с постоянными платежами, вспоминает Соколов, с инициалами были указаны «ГВМ» (вероятно, Гайзер Вячеслав Михайлович — ав.), «ЧАЛ» (вероятно, Чернов Алексей Леонидович — ав.), «ШБШ» (вероятно, Шабаршина Елена Викторовна - экс-председатель Избиркома РК — ав.), «ТВА» (вероятно, Торлопов Владимир Александрович — ав.)

Казна, по словам обвиняемого Соколова, не принадлежала лично Ромаданову, но в ней были и его деньги (например, от компаний «Кодру», гостиницы «Жемчужная» и другие). Кроме этого, были выделены и проценты, которые причестались Ромаданову.

Дело: «Авалон»

По эпизоду с гостиницей «Авалон» Алексей Соколов пояснил, что в 2012 году Ромаданов рассказал ему, что у Самойлова есть долги перед казной. Эти долги надо было юридически оформить в виде расписок, что и было сделано.

В начале 2014 года Константин Ромаданов сообщил, что достигнута договоренность о передаче доли в гостинице «Авалон». Расписками занималась Моторина. В дальнейшем Соколов поменял эти расписки на 25% в уставном капитале компании «Автоцентр», которая владела гостиницей.

Еще 25% переоформили позднее, после чего Соколов стал владеть половиной «Авалона». Соколов взял 27 млн 500 тыс. руб. из казны и купил в Сбербанке вексели, которыми и расплатился за долю. Затем эти векселя он получил обратно и обменяв их на деньги внес обратно в казну.

После этих сделок Соколов, по его словам, понял, что это если не незаконно, то не имеет под собой каких-то юридических оснований. Покупка, продажа векселей Сбербанка и «приход актива» были отражены в таблице учета неформальной кассы. Также отмечены были платежи Чернова. По словам Соколова, это несколько миллионов рублей с конца 2014 года и до задержания.

Адвокат просил рассказать о директоре СЛВЗ Александре Сердитове. Соколов пояснил, что познакомился с ним, когда тот был «начальником администрации главы». Поступления от СЛВЗ начались в 2009 году, когда Ромаданов поручил ему вести учет этих денег. В 2013 году при знакомстве с Сердитовым они договорились, что Сердитов будет платить в неформальную кассу через Соколова. Каждый месяц директор ликеро-водочного завода звонил на мобильный Соколова и приглашал в свой кабинет, где передавал деньги.

Адвокат обвиняемого Соколова сказал, что у него больше нет вопросов к своему клиенту, но в дальнейшем у них будет ходатайство об оглашении показаний.

«Отказываюсь отвечать»

После небольшого перерыва адвокаты подсудимых начинали задавать вопросы. Защитник бывшего замглавы Коми Алексея Чернова Карен Гиголян спросил у Соколова, знакомы ли ему «Центр управления финансами» и «Финансовая компания».

— Если позволите, я не буду отвечать на этот вопрос, — сказал подсудимый.

— Кто являлся фактическими владельцами этих компаний? — спросил адвокат.

— Аналогичный ответ, — ответил Соколов.

— Давайте сократим время, если вы будете на все вопросы так отвечать, я не буду задавать вопросы, — предложил Гиголян.

— Задавайте, — отреагировал Соколов.

На все вопросы адвоката Вячеслава Гайзера, давал ли он указания что-то делать, о деньгах от Сердитова, как распоряжались этими деньгами и так далее, Соколов отказался отвечать. На вопросы о преступном сообществе, когда он в него вошел и прочие, он также отказался отвечать.

Затем Алексей Чернов спрашивал о некой Татьяне Ростовой, и является ли она его родственницей, Соколов отказался отвечать. Чернов спрашивал о векселях Сбербанка, о которых Соколов подробно рассказал до перерыва, но Соколов вновь отказался говорить. Чернов задал уже около двух десятков вопросов и на все получил ответ: «Отказываюсь отвечать».

— В сущности, неплохо, Алексей, я не думал, что у нас так хорошо получится, — иронизирует Чернов.

Гайзер спрашивает какую должность он занимал в 2005-2006 году.

- Отказываюсь отвечать, - сказал Соколов.

Гайзер продолжил о Ромаданове и Самойлове, деньгах в конвертах, а также кассе предполагаемого преступного сообщества. Соколов отказался говорить.

- Вы, извините, я вас немного помучаю. Вы говорили, что «ШБШ» - это Шабаршина (бывший руководитель Избиркома Коми). Вы с ней знакомы?, - продолжил Чернов.

- Отказываюсь отвечать, - повторяет Соколов.

Соколов отказался отвечать на абсолютно все вопросы защиты, а их уже было несколько десятков.

— С какой целью вы вчера встречались с сотрудником правоохранительных органов? — среди прочего внезапно спросила адвокат Гайзера Дарья Евменина.

— Отказываюсь отвечать, — протяжно произнес Соколов.

— А что вы согласовывали с Ромадановым в перерыве заседания? — через несколько вопросов спросила адвокат.

— Ничего не согласовывал, — сказал Соколов.

— О! Ответил! — пошутила Евменина.

Адвокат бизнесмена Валерия Веселова задала вопрос и в конце заметила, что свидетель ведет себя некрасиво. Соколов опять отказался отвечать.

— Он имеет полное право так отвечать, будте добры, держите при себе свое мнение, — отреагировала судья.

На вопросы бывшего начальника управления информации администрации главы Коми Павла Марущака свидетель тоже не ответил. Марущак спросил о деньгах, которые Соколов передавал от Ромаданова Анатолию Родову, и деньгах на предвыборную кампанию «Единой России».

Следующее заседание состояится 19 марта.

Суд по делу Гайзера: на допросе у главы. Константин Ромаданов: "Я не угрожал Самойлову".

Суд по делу Гайзера: кто устроил черный пиар прокурору Бажутову? Павле Орда получил отступные в 18 млн рублей

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Дело Гайзера»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также