2017-01-31T23:54:56+03:00

Обыкновенный биологический фашизм

Химера человека и свиньи – это уэллсовский «Остров доктора Моро»
Ульяна СКОЙБЕДАобозреватель
Поделиться:
Комментарии: comments148
На днях ученые объявили, что создали химеру Homo sapiens и свиньи: смешали клетки и дали тому, чему нет названия, развитьсяНа днях ученые объявили, что создали химеру Homo sapiens и свиньи: смешали клетки и дали тому, чему нет названия, развиться
Изменить размер текста:

Когда-то, в глубоком детстве, я прочитала рассказ «Остров доктора Моро». Объятая ужасом, я задавалась вопросом: «Как это можно?». Противоестественно мучить полулюдей-полуживотных без цели… и без наркоза.

Кажется, именно тогда я услышала слово «вивисекция», но сковывало параличом не оно, а слово «противоестественно». Против естества, против природы.

С годами я узнала и про опыты над людьми во время Второй мировой войны: в концлагерях и закрытых лабораториях. Женщине отрубают руки, замороженные жидким азотом: документальные кадры из фильма Елены Масюк о японской оккупации Китая (не был показан по ТВ целиком).

Ужас творился потому, что одни люди считали других неполноценными, причем назначали их по своей прихоти: по расе, диагнозу, социальному положению.

Ужас глубинный состоит в том, что некоторые ученые в истовом стремлении к истине/знанию, похоже, способны на все… Они выводили слюнные железы детям на щеку (опыты над беспризорниками), они делали лоботомию сиротам Дюплесси

Примеров довольно.

У науки, как и у бизнеса, нет моральных ограничений. Это полезно и нужно – резать лягушку и смотреть, как она дергается. В концлагерях шли еще дальше в этом «нужно-полезно» - тысячами способов убивали заключенных, объявляя это опытами по выживанию человеческого организма в экстремальных условиях.

Бесчеловечно. Бесценно.

А обыватели быстренько привыкают к новой реальности и начинают считать пройденный болевой порог нормой. Вспомните самые страшные антиутопии: все их герои функционировали без рефлексии. Служили питанием для машин, смотрели, как сжигают людей. Отдельные герои сопротивлялись, но это не в счет. Залог общественного одобрения – постепенность.

Сначала позволили убивать детей в утробе. «Мое тело – мое дело», женщина должна работать, уровень жизни важнее терзаний совести, зародыш – не человек. Ручки и ножки не в счет.

Потом врачи начали триумфально делать ЭКО, под лозунгом помощи несчастным бездетным и умалчивая, что оплодотворяют много эмбрионов, а в матку подсаживают двух-трех. Остальным - смерть. Мамочки плачут от счастья, целуя своих новорожденных, а тех, отбракованных, помнят ли?

Оставленных в лабортарии – помнят. Детям рассказывают в душевной муке: «У тебя братик был», - и корят себя всю жизнь.

«Был ли аборт?», - первый вопрос на исповеди.

Я не герой, но я вижу, как мы, всей планетой, вышли за грань. Снова есть недочеловеки - опытный материал для ученых. Теперь это зародыши. Безгласные, безответные. С ручками, ножками.

На днях ученые объявили, что создали химеру Homo sapiens и свиньи: смешали клетки и дали тому, чему нет названия, развиться. Пока убили на стадии эмбриона, но планы генетиков велики.

Важно: генетикам пытались запретить (на эксперименты был наложен мораторий), но этика привычно отступила перед наукой. Это ведь так важно: знать, как ведут себя ткани при низких температурах...

Итог: морок, смесь зверя и человека, стал реальностью. Выплыл из тумана остров доктора Моро. То, что казалось невозможным злодейством, свершилось.

Помню еще один страшный рассказ: из нескольких изуродованных после ядерной катастрофы людей там собирался один. Глазные яблоки, печень, почки. Ученые-трансплантологи руководствовались целесообразностью.

А мораль, оказалось, штука пластичная.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также