Общество

Пусть уж гаишники клеят — зато без мордобоя

Наш колумнист размышляет, кто определяет для гражданских активистов грань дозволенного
Побурчав на нерешительность официальных органов и засучив рукава, «народные дружинники» вооружаются кто чем может и выходят на улицы вершить правосудие исходя из собственных представлений о прекрасном

Побурчав на нерешительность официальных органов и засучив рукава, «народные дружинники» вооружаются кто чем может и выходят на улицы вершить правосудие исходя из собственных представлений о прекрасном

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В одном не самом раскрученном музее Петербурге на втором этаже за стеклом хранятся чугунные свиные маски. На вид довольно увесистые. Такие маски в стародавние времена использовали в педагогических целях – заковывали в них пьяниц. Пьяница, видимо, должен был претерпеть муки моральные и физические, поразмышлять о своем безобразном поведении, и, в результате, исцелиться.

Могу поклясться, что придумавшие эти маски были полны самых добрых и гуманных устремлений. Не говоря уж о том, что и окружающие наверняка были уверены в справедливости и правильности это процедуры. Очень эффективная штука, согласитесь.

В 1863 году в России было отменено клеймение. До этого момента, например, вполне можно было на лоб заполучить отпечаток штемпеля ТАТЪ. Петр Первый, при котором, собственно, широко внедрили этот передовой метод перевоспитания, тоже, вероятно, был убежден в том, что действует исключительно в интересах общества. Трудно с этим не согласиться – если так подумать, то перспектива заиметь на лбу клеймо и сейчас могло бы охладить не одну горячую голову. Чрезвычайно сердито, но действенно.

Государство от идеи «пятнати всякаго татя» отказалось, как уже выше говорилось еще в девятнадцатом веке. До сих пор у отдельных пассионариев с обостренным чувством справедливости это вызывает искреннее изумление – как же так, ведь работало же! И вывод - никто ничего не боится, вот вокруг только и делают, что воруют, плюются жвачкой мимо урны и паркуются в неположенных местах.

Побурчав на слабость и нерешительность официальных органов, тяжело вздохнув и засучив рукава «народные дружинники» вооружаются кто чем может и выходят на улицы вершить правосудие, исходя из собственных представлений о прекрасном. Причем, делают это, как назло, шумно и показательно. То клеймо-наклейку на лобовое стекло хама-водителя приклеят, не отодрать, то педофила на живца поймают да клеймо-видео снимут, не отмоешься. В общем, действуют решительно и эффективно. Общество аплодирует стоя. Чисто эмоционально мысленно часто присоединяюсь.

Сотрудники правоохранительных органов, ограниченные травоядными современными законами только вздыхают – тоже ведь знают массу эффективных способов перевоспитания, да кто ж даст их применить? В тех случаях, когда система дает сбой и современный служитель закона все таки опускается до мрачного средневековья с высокой степенью вероятности он отправляется за решетку. Общество в этом случае тоже энергично рукоплещет.

При этом общество примерно себе представляет, какую именно грань не должен переступать полицейский или гаишник. И что на противоправные действия и того и другого при исполнении можно и нужно жаловаться куда следует. И что в норме ни тот ни другой не должны являться психами. А если уж полицейский или гаишник ведет себя как псих, то (правильно) надо переписать номер жетона и позвонить в службу собственной безопасности.

Что делать при столкновении с гражданским активистом общество, за счастье которого, собственно, и идет борьба, ничего не знает. Дело случая. Характеристики радетелей за всеобщее благо заранее не известны. Здоровы ли психиатрически – непонятно. Нагрудных жетонов или хотя бы повязки с надписью «ДНД» нет. И самое главное, грань дозволенного никем не определена. На чем остановятся – ведь правосудие у нас гуманное. Чего же удивляться, что первое, что срабатывает в первую очередь у «нарушителей» - инстинкт самосохранения.

Далее, по обстановке. Результаты встреч обостренного чувства справедливости с инстинктом самосохранения смотрим на ютубе.

Во всей этой истории удивляет только позиция государства, которое вроде бы уже давно определилось, какая мера эффективности достаточна для соблюдения в обществе необходимого равновесия. Если позиция по этому вопросу изменилась и существующих мер для поддержания порядка уже недостаточно, может быть пора что-то пересмотреть? И если это правда так эффективно, то пускай уж гаишники законно клеят наклейки «Я паркуюсь как м….к» на плохо припаркованные автомобили. По крайней мере, будет понятно, что эти-то точно обойдутся без мордобоя.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

На какие деньги живет движение «Стопхам»

Корреспондент «Комсомольской правды» задался вопросом: а можно ли с хамством автомобилистов бороться такими же хамскими методами? И спросил об этом главу общественного движения «СтопХам», а также пострадавших от его «справедливости» водителей (подробности)