Звезды

Никита Михалков: Мои отношения с возлюбленными всегда были взаимны

Сегодня знаменитому режиссеру исполняется 70 лет
Народный артист, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», Председатель Союза кинематографистов, обладатель множества самых престижных наград, включая «Оскар», рассказал «КП» о своих планах

Народный артист, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», Председатель Союза кинематографистов, обладатель множества самых престижных наград, включая «Оскар», рассказал «КП» о своих планах

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Михалков родился в 45-м, и победительность этого года как будто с рождения «прописалась» в его характере. Народный артист, полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством», Председатель Союза кинематографистов, обладатель множества самых престижных наград, включая «Оскар», рассказал «КП» о своих планах, о своих вехах и о своих взглядах на день сегодняшний.

«Михалков-актер и Михалков-режиссер не особо разговаривают друг с другом»

- Никита Сергеевич, наверное, что-то особенное заготовили к юбилею?

- Вы знаете, это деликатная история. Заниматься рассказами о себе - мне лично это мучительно. Я помню юбилей моего отца, когда он сидел на сцене в кресле, а ему носили самодельные стихи «поздравляем, поздравляем и здоровья вам желаем», папахи, бурки, шашки, сапоги, ковры, и вся эта бесконечная череда идущих людей - да, милых и прекрасных, говорящих прекрасные слова, - но, все это, чаще всего это было постановочно и безжизненно, и поэтому невыносимо. И я от одной мысли об этом в ужас приходил, поэтому никаких таких мероприятий с сидением на сцене и слушанием слов про себя не будет. Другое дело, что 23 октября в Доме музыки - впервые на арене, что называется - мы будем делать концерт «Сентиментальное путешествие по фильмам Михалкова через музыку Артемьева». С симфоническим оркестром под управлением Сергея Скрипки, с моими актерами и товарищами, с рассказами о том, как музыка писалась. Программа сложилась спонтанно - а получился очень занятный вечер. Он и будет главным «отмечанием», потому что он для меня органичен. Я надеюсь, придут мои друзья, и это будет праздник для всех.

- Недавно открылась ваша Академия кинематографического и театрального искусства - для людей, у которых уже есть высшее кино- или театральное образование. Зачем? Стали плохо учить?

- Школа возникла сейчас, а идея-то родилась 10 лет назад, и эти десять лет ушли на ее воплощение. Я считаю и считал, что лучшая актерская школа в мире - это русская школа. Но нашим актерам порой не хватает режиссуры, адекватной их актерской школе. Режиссура - это мировоззрение, но это еще и владение возможностью помочь артисту. Часто режиссер говорит ему: ну чего ты на меня смотришь, играй давай. Или: тут надо заплакать - вспомни что-нибудь грустное, родственник какой, может, умер или собака. И вот сидит несчастный артист, вспоминает собаку и пытается выжать слезу. Это все самодеятельность. Самое главное что есть в кино и на театре - это актер, и он должен обладать такой степенью техники и знания своего тела и нутра, чтобы он знал, на что опереться, когда ему нужно сыграть что-то экстраординарное - слезы, смех, истерику. Для моих студентов это еще и возможность социального лифта, возможность создать хорошую актерскую базу. Для меня мастер-классы с молодыми интересны тем, что тебе задают вопросы, которые ты сам себе, может, и не задавал бы. Уже или еще. И ты вынужден формулировать. И находится очень много интересных поворотов, о которых раньше не думал. Это возможность самому двигаться дальше.

Михалков родился в 45-м, и победительность этого года как будто с рождения «прописалась» в его характере

Михалков родился в 45-м, и победительность этого года как будто с рождения «прописалась» в его характере

Фото: РИА Новости

- А как режиссер Михалков с актером Михалковым общается?

- А мы не особо разговариваем друг с другом! Дело в том, что когда ты снимаешь, тебе кажется, что ты сыграешь лучше любого актера, включая ребенка, собаку и лошадь. Когда ты снимаешься, кажется, что ты все это лучше бы срежиссировал. Это естественно - там хорошо, где нас нет. Но если вы думаете, что я приходя как актер к другим режиссерам, начинаю что-то режиссировать - это легенда и ложь. Другой разговор, что если я что-то не понимаю, или чувствую, что это может быть по-другому, я предлагаю. Когда Леша Балабанов предложил мне играть мафиозо в «Жмурках», такого мачо в кожаном пальто, я ему говорю: ну, это скучно, давай просто сыграем живописного идиота, рыжего клоуна, балбеса. Очень жестокого, но балбеса. И он это принял.

В своих фильмах я играл вынужденно. В «Механическом пианино» был утвержден Стеблов, но он сломал руку в Праге, а костюмы уже готовы и, слава богу, у нас одинаковый рост. В «Рабе любви» я сыграл трактирщика вместо не приехавшего на съемки актера. А в «Утомленных солнцем» Гостюхин, я уверен, сыграл бы лучше меня, но там была тема, к которой никто не смог бы приблизиться максимально: это отношения с дочерью, их нельзя симулировать. А мы с Надей ничего не играли, мы просто жили в кадре, и слов «я тебя обожаю» не было в тексте сценария. Играть у себя – это мучительно и трудно, потому что тебе нужно иметь глаз посторонний, холодный и независимый, который не будет бояться тебе сказать, где ошибка или перебор.

Михалков-актер и Михалков-режиссер не особо разговаривают друг с другом

Михалков-актер и Михалков-режиссер не особо разговаривают друг с другом

Фото: РИА Новости

«Гибель Грибоедова - политическое убийство, совершенное англичанами»

- Актерская школа, по вашей оценке, выше, чем режиссерская. Так чего же не хватает нашим режиссерам?

- Культуры. Культуры обращения с материалом, культуры человеческого общения, работы на площадке, культуры погружения. Не «стул-кепка-монитор-темные-очки» - и ты режиссер, а настоящей культуры. Самое трудное в настоящей режиссуре - создать общую атмосферу в которой хочется сниматься. Жестокий, неумный, без юмора человек создаст атмосферу, в которой будет хотеться повеситься, а не сниматься. Когда мы снимаем, то группа не хочет заканчивать: «А давайте еще чего-нибудь доснимем!» - лишь бы не звучало стоп.

- Вы не хотите поставить спектакль? Театру, кажется, вас не хватает.

- Хочу. Очень. Я ведь ставил спектакль «Механическое пианино» в Италии. С Мастроянни, у котого был контракт на 8 недель, а играл он все 36. Это была безумно интересная для меня работа. Я очень люблю театр. Могу сказать, что Артемьевым и Ряшенцевым уже написан мюзикл «Раба любви» и я планирую его поставить. Равно как и хочу сделать спектакль «12», и поставить три пьесы Чехова с одними и теми же актерами – «Дядю Ваню», «Механическое пианино» и «Три сестры». Хочу, опять хочу. Если вернуться к кино - моя группа готова к съемкам фильма «Грибоедов». Это действительно потрясающая и очень актуальная история: битва за Шелковый путь, Тегеран, англичане, интрига. Мы нашли документы, из которых явствует, что грибоедовская гибель - не от восставщей мусульманской черни, а холодно рассчитанное политическое убийство, совершенное англичанами, которым Грибоедов мешал. К сожалению, планы сейчас финансово трудновыполнимы. Будут ли деньги на 20 серий костюмной картины с экспедициями в Иран, Лондон и Петербург - это вопрос...

- Вы уже приступили к написанию второй части «Территории моей любви»?

- Наверное, это будет просто другая книга - воспоминания, встречи мастер-классы и дневники. Может получиться такая лихая история, потому что я вел дневник, пока служил на флоте, прятал его, потому что уж больно там все - ну... все как есть. А записные книжки связаны с творчеством, с картинами, с мыслями про кино, про то, про се. Это такая внутренняя лаборатория.

- Вы читаете статьи о себе? В последнее время было довольно много скандальных публикаций.

- Сам-то нет, сам я не могу все это читать - и не всегда хочется, честно говоря. Я с огромным интересом читаю кинокритику, если она помогает разобраться и понять произведение, если в ней нет фанаберии и наглого самомнения, что этот критик все знает и сделает лучше тебя. Меня всегда и больше всего интересует, что думают обычные люди, а не штатные критики. Когда мы объявили конкурс среди зрителей на лучшую рецензию «Утомленных солнцем 2», то обычные люди именно разбирали, расшифровывали картину изнутри, а не просто хвалили или ругали.

Любовь - это все. Основа всего вообще

Любовь - это все. Основа всего вообще

Фото: РИА Новости

К сожалению, у нас нет института, который бы мог всерьез наказывать тех, кто лжет и пытается опорочить: «Михалкову дали на 10 лет собирать оброк» или «Михалков - владелец алмазной фабрики». Ну хорошо, я закаленный человек, но для людей неопытных, прочитавших про себя ложь и внутренне к этому не подготовленных, это может быть страшный удар. Те, кто в рассуждениях о бюджете картины пишут «а сколько он украл», это латентные воры, они прикидывают, как бы они поступили, будь они на моем месте. А для меня деньги, которые идут на картину, - они должны быть на экране. Они нужны для того чтобы в «Сибирском цирюльнике» сукно, из которого сшиты мундиры для юнкеров, было действительно английское, чтобы кареты ездили, чтобы питание группы, вместе с массовкой, было горячее каждый день, как полагается, чтобы у каждого актера был свой вагончик, чтобы они не мяли в холодном автобусе мамин бутерброд с сыром. Это условия, которые ты создаешь, и потому имеешь право требовать качество.

- А что дает вам силы двигаться дальше и делать что-то новое?

- Силы мне дает вера в бога и ощущение что рядом есть друзья.

«За «Зазеркалье» на Укрине мы тоже несем ответственность»

- Как вы считаете, фильмы могут повлиять на события, происходящие в реальности?

- Знаю, что искусство может повлиять на человека. Но предотвратить войну? Я бы хотел, чтобы это могло быть. Однажды девушка 23 лет посмотрела фильм «12» и написала: «Я посмотрела «12» и позвонила своей маме, с которой не разговаривала шесть лет». Вот это и есть влияние того, что ты делаешь в искусстве. «Солнечный удар» мы снимали в Одессе, а через два года произошло то, что произошло. Герой в конце картины говорит: я что, ничего не видел, не понимал? Видел. Думал, все обойдется. А не обошлось. И в том, что происходит на Украине, - в этом наша огромная вина. Мы думали, никуда не денутся. Горилка, сало, вышиванки, девушки... Ладно, прибалты ушли, и бог с ними, а украинцы-братья всегда будут с нами. А ничего подобного! 23 года с ними работали и выстроили по своим лекалам целое поколение молодых людей, которые уже никогда не поверят, что русские их братья и сестры. Мы были беспечны: газ идет, деньги платят, - все нормально. Но когда выяснилось, что у них Бандера - герой, что русский язык можно запретить и позвать в Одессу лузера Саакашвили - за все это зазеркалье мы тоже несем ответственность. То, что произошло, должно быть для нас огромным уроком - ничего нельзя пропускать мимо, ничего не происходит просто так.

Самое трудное в настоящей режиссуре - создать общую атмосферу в которой хочется сниматься

Самое трудное в настоящей режиссуре - создать общую атмосферу в которой хочется сниматься

Фото: РИА Новости

- Кстати, о «Солнечном ударе», как думает, он возьмет «Оскар»?

- Честно? Я уже давно пережил волнения по этому поводу - с заглядыванием в глаза, с попыткой понять, что о тебе думают. У меня нет жажды награды. Да и один «Оскар» у меня уже есть (в 1995 году за фильм «Утомленные солнцем» - ред.), а второго, боюсь, не выдержит народ. Мне сейчас интереснее хотеть работать и действительно работать, нежели снять и ждать славы. А тем более что я, будучи сам неоднократно членом жюри, знаю, какие невероятные и внезапные ветры и течения вдруг выносят на гребень волны картину, которая никогда и не претендовала ни на что. К сожалению, это так. Поэтому я думаю, нет.

«Жестокая правда без любви есть ложь»

- В ваших картинах всегда есть любовная линия. А что значит любовь для вас?

- Любовь - это все. Основа всего вообще. И дело не только в любви мужчины к женщине. Любовь - для меня это то, что розлито в тебе, в каждой клеточке, это состояние души - даже невозможно объяснить, что это. И я точно знаю, что не существует русского искусства без любви, и что, как сказал один мудрец, жестокая правда без любви есть ложь. Как бы ни было жестоко время, в которое мы живем, если мы говорим о нем без любви - это уже неправда. Когда я не вижу, что человек, снявший картину, хоть кого-нибудь в ней любит, когда вижу, что он просто показывает сверху вниз, какое мы ничтожество и дерьмо, когда ты рассказываешь мне про меня, как про скотину, и я не вижу, что ты сострадаешь тем людям, которые живут так ужасно, как ты показываешь, - мне ты неинтересен.

- А любовь к женщине?

- Мои отношения с женщинами не были мучительными. Никогда не было этакой тяги к самоистреблению, детально описанной в русской классической литературе. Думаю, что мои отношения с возлюбленными всегда были взаимны - в том смысле, что если они остывали, то с обеих сторон. Не было ни хлопанья дверьми, ни того, чтобы она возвращалась с чемоданом…

- А что для вас наивысшее счастье?

- Это я давно для себя сформулировал. Счастье - это в семь часов утра хотеть и мочь прыгнуть с обрыва в речку. Хотеть - значит, нет войны и забот. Мочь - значит, нет болезней. Все просто. Мы, к сожалению, чаще обращаемся к Богу, чтобы спросить, за что мне так плохо. И никогда его не спрашиваем, за что мне так хорошо.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Татьяна Михалкова: «Никита Сергеевич - стойкий оловянный солдатик»

- 21 октября для меня, конечно, радостный день всегда, ну а нынешний - особенно. 70 лет Никиты Сергеевича - это жизнь все время в творчестве, в общественной работе. Ему есть что сказать, он столько сделал для искусства и для страны, что это просто неоценимо. Он человек-вулкан, человек-планета.

- А вам как живется бок о бок с человеком-вулканом?

- С человеком такого уровня, масштаба и темперамента, наверное, вообще не просто жить семейной жизнью в наше время, но воодушевляет то, что все что он делает - неизменно очень высокого уровня. Никита Сергеевич - борец по натуре, стойкий оловянный солдатик. Он мощь и сила - дай бог ему новых фильмов и долгих лет жизни.

Татьяна Михалкова: «Никита Сергеевич - стойкий ловянный солдатик»

Татьяна Михалкова: «Никита Сергеевич - стойкий ловянный солдатик»

Фото: Мила СТРИЖ

- Никита Сергеевич рассказывал, как на вашем первом свидании отвел вас смывать макияж.

- Это было 40 лет назад, но он не любит яркий макияж до сих пор. Но я тот случай, конечно, не так ярко помню, как действительно важные события нашей семейной жизни - рождение детей, внуков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Татьяна Михалкова: Я занимаюсь тем, что люблю

Никита Сергеевич дал много юбилейных интервью - о себе, своем творчестве. Но какой он в быту и в жизни, лучше всех знает его жена, которая рядом с ним уже больше сорока лет. «Комсомолка» попросила Татьяну Михалкову рассказать об их семье и звездном муже. (подробности)